Мировые активы для казахстанских инвесторов

В самое ближайшее время в Казахстане появится возможность инвестировать в большое количество различных фондов, включающих активы компаний по всему миру. Это станет важным фактором диверсификации вложений инвесторов, а также оживит инвестиционные настроения

Мировые активы для казахстанских инвесторов

На прошлой неделе компания «КИТ Фортис Инвестментс» встретилась с представителями ведущих финансовых институтов и частными инвесторами с целью продемонстрировать линейку фондов, имеющихся у компании. Дело в том, что «КИТ Фортис Инвестментс Казахстан» начал свою деятельность в нашей стране и готов предложить казахстанским клиентам достаточно интересные инструменты для инвестирования.

Стоит отметить, что «КИТ Фортис Инвестментс» окончательно сформировалась совсем недавно. Это совместное предприятие двух брендов России и Европы (Инвестиционный банк «КИТ Финанс» и управляющая компания Fortis Investments).

Теперь представители компании объявляют о своей готовности работать и в Казахстане. Интересно, что компания фактически собирается предложить ПИФы, которые инвестируют в активы мировых рынков – этот продукт может стать очень востребованным в нашей стране в условиях узости казахстанского финансового рынка.

Казахстанский интерес

Об интересе к работе в Казахстане и об особенностях российского рынка рассказывает Владимир Кириллов, генеральный директор международной управляющей компании «КИТ Фортис Инвестментс» и председатель совета директоров дочерней казахстанской компании АО «КИТ Фортис Инвестментс».

– Какими основными направлениями деятельности будет заниматься «КИТ Фортис Инвестментс» в Казахстане?

– «КИТ Фортис Инвестментс» – управляющая компания, и мы представляем здесь исключительно управление активами. Существует инвестиционный банк «КИТ Финанс», который является одним из акционеров управляющей компании, но у него свой собственный бизнес, он строит свои собственные стратегии развития. Возможно, что-то будет делаться здесь с брокерским обслуживанием, но эти планы нас не очень касаются.

У совместного предприятия «КИТ Фортис Инвестментс» в России несколько основных целей: первое – это управление фондами, инвестирующими в Россию (сюда входит существующая российская линейка ПИФов и Fortis L Fund Equity Russia – фонд российских акций, созданный специально для международных инвесторов). Второе – это дистрибуция наших фондов и способствование продвижению мировой линейки фондов Fortis Investments. Что касается нашей дочерней компании в Казахстане – мы ее создали тоже для продвижения наших российских ПИФов и фондов Fortis Investments на рынке Казахстана и для запуска фонда, инвестирующего в ценные бумаги казахстанских компаний. Управлением казахстанским фондом будет заниматься команда российских управляющих.

– Почему вы решили работать в Казахстане?

– Казахстан представляет для нас интерес по перечисленным направлениям в силу того, что здесь есть здоровая, не стагнирующая, развивающаяся экономика, и при этом, что важно, растет благосостояние людей. Другой важный фактор – наличие законодательства о рынке финансовых инвестиций, которое и позволяет делать здесь бизнес. В России в 2002 году появление закона также явилось самым важным триггером, он позволил рынку вырасти до сегодняшних значений. Кроме того, развитие экономики позволяет в силу роста капитализации вытаскивать на рынок новые компании. На сегодняшний день Казахстан сделал достаточно много для развития пенсионной системы, развития банковского сектора, но сейчас мы видим, и это нам нравится, серьезные усилия, направленные на развитие фондового рынка. Для нас это является сильным аргументом того, что Казахстан не стоит на месте и что на рынке появится много интересных эмитентов, которые мы сможем включать в свои российские и зарубежные портфели, а также сможем создавать портфели местного рынка.

– Собираетесь ли вы работать с казахстанскими финансовыми инструментами?

– На мировом рынке уже существует некоторое количество казахстанских эмитентов, правда, наиболее ликвидные из них листингованы не в Казахстане, а в Лондоне. Сейчас создаем фонд в Казахстане, он будет сбалансированным и будет инвестировать в том числе в казахстанские облигации и казахстанские акции. Также в нем будут и российские ценные бумаги. Но при этом здесь будет консервативная стратегия и не будет больше 50–60% акций. Именно поэтому у нас будет работать аналитик, который поможет разобраться в казахстанском рынке. И надеемся, что рано или поздно все больше и больше казахстанских ценных бумаг будет оказываться в портфелях наших инвесторов.

Интересными фондами в Казахстане будут фонды акций российских компаний, фонды, пытающиеся инвестировать в акции Казахстана хотя бы на уровне сбалансированных портфелей, и фонды акций других мировых рынков

Надо отметить, что казахстанский рынок с точки зрения инструментария весьма ограничен, и очень остро стоит вопрос о диверсификации и распределении активов для тех же институциональных инвесторов. Высокая доля в инструментах Казахстана не позволяет им достичь двух вещей: обогнать инфляцию и разбавить риски, сконцентрированные на локальных рынках. Поэтому мы предложим как наши действующие фонды, так и фонды, где наряду с казахстанскими активами присутствуют активы мировых рынков.

– В Казахстане не так много интересных направлений для инвестиций, да и недооцененных активов почти не осталось. Какие отрасли вы собираетесь рассматривать и какие активы включать в портфели?

– Вы недооцениваете свои возможности и возможности экономики. В той же самой России был привычный штамп – в этой стране только нефть и газ. Но если взять последние события, то нефтяные компании, несмотря на высокую прибыль и высокие цены на нефть, уже не являются какими-то сверхприбыльными и интересными для вложений. Есть огромное количество других секторов, которые динамично развиваются и интересны для инвестирования. Я говорю о российской телекоммуникации, энергетике, металлургии, машиностроении, финансовом и потребительском секторах.

Инвесторы, обладающие деньгами, знают, что Америка – прекрасное место для инвестиций, но там можно заработать, например, 8%. Узнав, что появилась какая-то новая возможность, они придут сюда и посмотрят

Уверен, что подобная ситуация и в Казахстане. Просто ее не видно, так как нет измерителей с точки зрения акций, присутствующих на рынке. В республике также огромные возможности для развития телекоммуникации, энергетики. В Алматы, например, есть проблема – энергии не хватает. Значит, ее надо развивать. Астана тоже увеличивается, растут другие города, промышленность набирает обороты – всем нужна энергетика.

[inc pk='2117' service='media']

Также растет благосостояние людей, они начинают больше тратить денег. Следовательно, и потребительский сектор очень интересен, и, однозначно, он будет развиваться. Мы не видим здесь огромного количества супермаркетов. В крупных российских городах иногда три супермаркета стоят подряд и во всех толпы народа. К этому, мы уверены, идет и Казахстан. Рынки активизируются, и иностранные участники приходят на рынок. Капитализация рынков растет, и владельцы компаний понимают, что они готовы расстаться с частью долей, чтобы привлечь инвесторов-иностранцев. Они принесут определенные технологии, и это позволит дальше развивать свой бизнес. Приходит понимание, что заем за счет выхода и размещения более привлекателен, чем заем в банках, здесь не надо обеспечивать залогом, платить проценты. Ты отдаешь какую-то долю, но у тебя появляются новые деньги, новые перспективы. Такое не могло произойти 2-3 года назад, потому что рынок не был готов морально и с точки зрения капитализации, а сейчас это интересно. Даже рост рынка слияний и поглощений – признак того, что люди готовы пересматривать свои жизненные позиции. А значит, интересных отраслей здесь, как и в России, будет много.

– Как строится дистрибуция ПИФов через банки за границей и как ситуация выглядит в Казахстане?

– В мире ведущую роль банковского сектора в этом направлении определяют два фактора. Во-первых, банки не рассматривают ПИФы как конкурентов своим продуктам – депозитам. Потому что депозиты – это средства для сохранения, и никто их не воспринимает как средство инвестирования. Средством инвестирования во всем мире являются фонды, брокерское обслуживание и т.д. Все знают, что там можно заработать, приумножить деньги на уровень выше инфляции. Кроме того, банки уже давно не зарабатывают деньги на своих казначейских операциях – это вопрос поддержания ликвидности, комиссия зарабатывается на продаже инвестиционных продуктов, будь то паевые фонды, страховки жизни или что-то еще.

В Казахстане же законодательство не позволяет банкам продавать фонды. В России сейчас самая большая сеть дистрибуции паев: у нас более 50 банков с более 500 точек продаж, и эти банки привлекли нам порядка 50 000 клиентов в фонды. Есть и другие проекты, такие как финансовые супермаркеты, которые продают несколько ПИФов, но банки все равно составляют основу.

Во-вторых, банки во всем мире строят открытую архитектуру. В России они даже несколько обогнали Запад. Если там это только набирает силу, то в РФ большинство банков продают продукты нескольких управляющих компаний. Даже если банк имеет свою управляющую компанию, он продает как минимум еще две других. Для банка это розница. Если банк строит именно розничный бизнес и зарабатывает комиссию, то он строит свою работу на принципах лучшего предложения. Управление активами – это конкурентный бизнес, и своя управляющая компания не дает гарантий, что покажет лучший результат на этом рынке. Есть при этом огромное количество специализаций: у кого-то лучше получаются отраслевые фонды, у кого-то фонды акций, у кого-то сбалансированные, у кого-то фонды облигаций. Рано или поздно начинается специализация, потому что есть гениальные управляющие, и весь бизнес строится на этих людях. Не факт, что каждый банк сможет взять себе именно таких людей. Есть множество идей в разные периоды времени. Если другие компании тратят много средств на свой маркетинг, результаты у них хорошие, то надо их продавать – люди просто зарабатывают на этом деньги. Это то, что сейчас происходит и в России, и во всем мире. Взять тот же пример Fortis Investment, который принадлежит Fortis Bank. Данный банк является крупным финансовым институтом, но Fortis Investment отделен от него. Это независимая управляющая компания, у нее есть огромное количество контрагентов, около 650 партнеров по продажам во всем мире.

Самый простой путь – уберите эти барьеры, и все начнет «колоситься» и развиваться.

[inc pk='2118' service='media']

С другой стороны, нужна инициатива банков для того, чтобы понять – если они строят ритейл, то надо брать лучшее. Им пора прекратить смотреть друг на друга как на конкурентов. Сейчас на рынке появилось много управляющих компаний, даже в Казахстане, которые не принадлежат большим банкам. В ближайшее время, я уверен, они покажут, что могут работать лучше, и у них есть более интересные идеи по тем или иным фондам, чем у управляющих компаний, которые работают при банках.

Мы будем стараться стать гениальными управляющими, инвестируя в казахстанские бумаги, но уже сейчас у нас есть множество фондов, которые мы можем предложить вашим инвесторам. Казахстанский банк может сделать то же самое. Можно создать инвестиционный центр, выращивать свою команду, которая будет инвестировать в европейские компании малой, средней и большой капитализации, в азиатские и китайские ценные бумаги и т.д. Вопрос в том, сколько времени банк потратит, какое количество средств вложит, какой результат будет? В то же время, если заняться дистрибуцией этих фондов, можно получить большую комиссию, управляющая компания просто будет выплачивать часть вознаграждения. Дистрибьютор на самом деле получает от сделки больше, чем сама управляющая компания, если брать весь поток, который генерируется этим бизнесом. Просто сейчас никто еще эти деньги не почувствовал и не посчитал. В России эти деньги посчитали и строят бизнес именно так.

– Какие фонды вы собираетесь здесь предложить в первую очередь?

– Казахстан находится между Китаем и Россией, и люди в этих трех странах обладают похожей ментальностью с точки зрения рисков. В России предпочитают инвестировать в акции, также и в Китае, и я уверен, что в Казахстане тоже это предпочтут. Именно поэтому мы считаем, что интересными фондами в республике будут являться фонды акций российских компаний, фонды, пытающиеся инвестировать в акции Казахстана, хотя бы на уровне сбалансированных портфелей, и фонды акций других рынков. Например, фонды акций Китая, фонд малой и средней капитализации европейских компаний, также будут интересны фонды недвижимости России, Азии и Европы. Думаю, также будут хеджевые фонды. Все это мы бы хотели предложить инвесторам в первую очередь. Что касается институциональных инвесторов, то сейчас изучаем, какие инструменты можем предложить, учитывая законодательные ограничения.

– А какие активы и фонды сейчас интересны в России?

– В России продолжает реализовываться огромное количество возможностей, для нас в последние годы была очень интересной российская электроэнергетика, также хорошие результаты показывала нефть. В нашей стране сначала росло все, а теперь идет выбор правильных бумаг. Появилось очень много эмитентов в результате реформы электроэнергетики.

Считаем, что фонд акций второго эшелона представляется очень интересным, потому что «голубые фишки» широко известны, и сейчас идет достаточно привлекательная переоценка во втором и третьем эшелоне в целом. Очень интересными являются банковский сектор, металлургия, машиностроение и телекоммуникации. По электроэнергетике мы все-таки остужаем пыл наших инвесторов и предлагаем диверсифицироваться в эти новые отрасли. Телекоммуникации после нескольких лет застоя покажут себя очень хорошо. В металлургии наблюдается процесс слияний и поглощений, много избыточной ликвидности, ресурсы дорогие. Сейчас там хорошие движения, много технологий и инвестиций. В России мы планируем также создать фонд потребительского сектора.

Всем нужны альтернативы

Патрик Ван де Стин (Patrick Van de Steen), управляющий директор Fortis Investments, занимающийся развитием бизнеса компании в странах Среднего Востока, России, Турции и Африки, и член совета директоров КИТ Фортис Инвестментс, рассказывает о перспективах финансового рынка Казахстана и мировом опыте.

– Будете ли вы стремиться к тому, чтобы создать в Казахстане новые ПИФы?

– Сейчас мы пытаемся понять, насколько целесообразна регистрация в Казахстане большого количества фондов. Можно значительно проще подойти к этому вопросу, предложив уже существующую линейку из более чем 120 зарегистрированных в мире и более 20 фондов, зарегистрированных в России, которые уже представляют достаточно широкий спектр продуктов. Тогда не нужно будет их заново регистрировать в Казахстане, выстраивая организационно-технические процедуры, работу бэк-офиса и т.д.

С точки зрения институциональных инвесторов там другой подход. Здесь мы пытаемся не создавать ПИФ, а найти решения для этих инвесторов, которые позволят им комбинировать уже существующие у нас фонды. Необходимо получить именно те продукты, которые нужны им и которые позволят обогнать инфляцию, она является для институциональных инвесторов краеугольным камнем.

– Как вы считаете, насколько институциональные инвесторы будут готовы работать с предложенными вами фондами?

– На развитых рынках институциональные инвесторы практически ничего не инвестируют внутри. Инвестиции на локальные рынки сведены к нулю, и философия заключается в географическом распределении рисков по классам активов. Именно поэтому в портфелях появляется много специфичных инструментов из разных стран – это позволяет получить отрицательное соотношение корреляции активов и тем самым увеличить стабильность портфелей, чтобы повысить доходность в среднем.

Если стоит задача получить доходность в 9%, то ее можно получить во многих точках мира: Бразилии, Турции и т.д. И встает вопрос: а зачем инвестировать только на локальные рынки, если есть возможность существенно диверсифицировать риски и получить при этом необходимую доходность?

Мы встречались с определенным количеством институциональных инвесторов, пенсионных фондов, и первое впечатление – люди здесь достаточно открыто мыслящие. Видно, что они интересуются нашими предложениями, готовы их рассматривать. Сейчас пришли к определенному пониманию, каковы же их потребности и каковы нужды наших новых клиентов. И вернемся сюда уже с конкретными предложениями по размещению их активов на зарубежных рынках и посмотрим, что будет происходить дальше. Конечно, мы не ожидаем, что с нуля инвесторы разместят сразу до 50% своих активов и тем более 100%. Так же как и во всем мире, они начнут постепенно, сначала 2%, потом 5%, 7% и т.д. Важно сделать первый шаг.

Здесь важна и готовность самих участников рынка – делать постепенные шаги, и важна готовность регулятора – дать им свободу для работы.

– Какое мнение у вас сложилось о казахстанском регуляторе?

– Наше общение с регулятором показало, что он тоже достаточно открыто мыслящий и готов рассматривать новые предложения и идеи, которые позволят улучшить существующую ситуацию с доходностью, с размещением активов и концентрацией рисков. Регулятор очень заинтересован в развитии фондового рынка Казахстана. Желание взглянуть более широко на то, что происходит в мире, безусловно, будет помогать фондовому рынку.

Один из интересных примеров – Токио и Гонконг. У Токио огромный рынок, но он не глобальный, Гонконг – очень маленький рынок, но действительно глобальный. Ключом к этому является открытость Гонконга идеям.

Открытость рынка новым инновационным идеям позволяет появляться новым инструментам и конкурировать этим инструментам с внешними продуктами, которые уже существуют в других финансовых центрах. И нет никаких причин, почему это не может происходить с Казахстаном. На рынке есть немало примеров, когда появлялись глобальные финансовые центры из ничего. Хороший пример – Дубай, где открытость новым идеям, иностранным инвестициям и новым инструментам позволила стать этому городу глобальным финансовым центром. Чего нельзя достичь, находясь внутри своего локального рынка.

– Но имеет ли Казахстан то, что обеспечило успех Дубая и Гонконга?

– Правильный вопрос, а что такого Дубай имеет? 10 лет назад Дубай был абсолютно безжизненной пустыней. Мое мнение, что десятки триллионов долларов ходят по миру в поисках хороших идей и возможностей. Все что нужно людям – это возможность обменять идеи на те деньги, которые у них есть. Необходимо внутреннее желание доказать, что «мы не хуже» и «мы можем сделать это лучше». Все, что было в Дубае – песок и солнце. Желание сделать экономику открытой, допустить туда участников, предоставить им массу льгот и преференций с тем, чтобы это заработало – вот что способствовало успеху, ничего другого там никогда не было. Раньше безжизненная пустыня, теперь все финансисты мира стремятся туда, чтобы приехать и совершить обмен идей на деньги.

Все, что сделало правительство, это создало свободную Дубайскую финансовую зону, которая была подчинена английскому законодательству. Это законодательство все финансовые институты в мире понимают одинаково. Они создали данную зону, а дальше «делайте, что хотите». Вот вам льготы и условия – пожалуйста, развивайтесь. Все, что нужно финансистам, это возможность обменять идеи на деньги. И все, что нужно Казахстану, точно так же сказать: вот вам прозрачное законодательство. А дальше процесс пойдет как снежный ком. Сюда приедут финансисты, которые захотят посмотреть, что они смогут здесь сделать, какие возможности для этого есть. Они привезут с собой деньги и знания. И начнут набирать местный персонал, а это новые рабочие места. Привезут инвестиции – это инвестиции в местный рынок, который, следовательно, станет более капитализированным. Появятся новые компании, новые финансовые институты, и развитие начнется по нарастающему тренду. Это все, что сделал Дубай, и нет никаких препятствий, которые помешают работать этому в Казахстане. Ряд последовательных шагов по прозрачности, по льготному налогообложению и решение о невмешательстве в процессы инвестиций (максимальная свобода выбора возможностей), а дальше рынок сделает все сам.

– А почему инвесторы могут захотеть прийти в Казахстан?

– В первую очередь потому, что их работники скажут им, чтобы они сюда шли. Есть триллионы долларов и большое количество инвестиционных банков, которые ищут новые возможности. Они еще не знают, реализуются ли эти возможности, но они ищут их.

Инвесторы, обладающие деньгами, знают, что Америка – прекрасное место для инвестиций, но там можно заработать, например, 8%. Узнав, что появилась какая-то новая возможность, они придут сюда и посмотрят. Это не означает, что на первом самолете приедут тысячи инвесторов, а означает, что они обязательно сюда придут проверить, могут ли они сделать еще один доллар.

Казахстан представляет большой интерес как с точки зрения географической, так и с точки зрения ресурсоемкости – это все будет способствовать спросу.

– Какие основные трудности могут возникнуть при выходе на казахстанский рынок?

– Главное препятствие – это регулирование и законодательство. Финансовый сектор – это регулируемая индустрия во всем мире, и регулирование обозначает границы вашей свободы. Если законодательство не дает вам широко развиваться, то вы будете развиваться в узкой специализации и стагнировать, если законодательство широкое и дает вам возможность делать интересные вещи, то, соответственно, ваша деятельность будет более успешной. В Казахстане законодательство продолжает развиваться, и у нас пока нет четкого понимания, где же те границы, за которые нельзя будет выходить. Здесь кроется одновременно риск и возможность. Вот почему мы здесь, мы пытаемся понять, что же мы можем здесь делать и как это будет дальше развиваться.

– Вы собираетесь предложить на нашем рынке фонды с активами китайских и европейских компаний, а какую доходность показывают такие фонды?

– В среднем по рынку, если говорить о европейском рынке акций малой и средней капитализации, доходность 12–15% , но разброс между компаниями очень широкий. Если управляющие правильно выбирают компании-победители и правильные акции, то они могут показывать большую доходность, и наоборот. Азия очень хорошо себя показывает в основном потому, что китайский рынок демонстрирует феноменальные результаты. Сам китайский рынок показал более 100% в прошлом году, наш фонд показал чуть больше 120%. И Китай тянет весь остальной азиатский мир наверх. Азиатский рынок очень хорошо себя чувствует последние два-три года, потому что ликвидность просто колоссальная.

Если вернуться к китайскому рынку, то там становится определяющим фактором рост в отдельных отраслях. Сейчас все растет очень хорошо, идет глобальная переоценка активов. Далее пойдет процесс выбора отдельных акций. Одни компании будут показывать лучший результат, другие худший – это будет являться ключевым фактором, и это будет стоять в центре философии работы нашей компании.

Мы создаем инвестиционные центры по всему миру, в тех местах, где мы инвестируем. Потому что сидеть в Лондоне и управлять китайскими бумагами – это неправильно. Поэтому еще в 2001 году мы создали в Китае инвестиционный центр. Сейчас у нас 20 инвестиционных центров, 21-м стал российско-казахстанский.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики