Две стороны осознанной необходимости

Правительство и бизнесмены спешат закрепить свою договоренность о партнерстве в серии обращений, меморандумов и резолюций

Две стороны осознанной необходимости

Обсуждение изменений, внесенных в Конституцию, а также действий правоохранительных органов, связанных с делом Нурбанка, фактически заслонило от общественности событие куда более серьезное и важное с точки зрения его последствий. 30 мая был подписан меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве между правительством и предпринимателями Казахстана. Возможно, сказалось то, что переговорный процесс был разбит на несколько этапов, частично проходил за закрытыми дверями или в режиме частных встреч. Или же взаимные экономические обязательства остались незамеченными под пышной периной политических деклараций. В любом случае с того дня взаимодействие правительства и бизнеса может служить иллюстрацией к теории бихевиоризма. Стимул – реакция. Обращение бизнесменов вызывает соответствующее заявление правительства, следом за заседанием госкомиссии по модернизации экономики проходит конгресс предпринимателей.

От взаимного понимания – к сотрудничеству

Путь к взаимопониманию был не слишком долгим, но тернистым. Во многом он напоминал подготовку алматинской декларации, принятой на первом саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Интересы переговорщиков в целом вроде бы совпадали. Против необходимости перехода от диалога к сотрудничеству и партнерству не возражал никто. Но относительно содержания этого партнерства взгляды сторон расходились, порой радикально. А самое главное – уровень взаимного доверия был катастрофически низок. Правительство настойчиво посылало бизнесменов на три буквы – ГЧП (государственно-частное партнерство). Предприниматели отмалчивались или просили оставить их в покое. Причины для скепсиса у них были.

Самое, пожалуй, многообещающее положение меморандума – это готовность правительства вносить изменения в законодательство страны с учетом интересов частного бизнеса

Когда государство создало такие институты, как холдинг «Самрук» и фонд «Казына», у частного бизнеса возникло подозрение, что появился конкурент, обладающий немалыми ресурсами и в придачу возможностью получения разного рода льгот и преференций. По мере работы госхолдингов подозрения крепли, поскольку деятельность этих структур была практически непрозрачной. По признанию наших олигархов, даже все их связи в госструктурах и различные источники «инсайдерской информации» не помогали им проникнуть за железный занавес «Самрука» и «Казыны». А ведь именно эти госхолдинги и фонды развития должны были стать основными инструментами государства в развитии партнерства с частным бизнесом.

Первые встречи, которые премьер-министр провел с нашей бизнес-элитой – и коллективные, и индивидуальные, и открытые для прессы, и приватные – ни к чему не привели. «Лучшее, что вы можете для нас сделать – не мешать и не лезть со всякими стратегиями и программами» – таков был настрой многих бизнесменов. Исключение составляли люди вроде «правильного олигарха» Владимира Кима.

Возможно, бизнесмены не знали или не хотели верить, что их судьба, точнее, судьба государственно-частного партнерства, уже решена. Последним аргументом в пользу ГЧП со стороны государства стала встреча с президентом, состоявшаяся 21 апреля. Нурсултан Назарбаев для начала напомнил бизнесменам, кому и чему они обязаны: «Благодаря проведенным в стране реформам, моей постоянной личной поддержке в стране активно развивалась новая экономическая среда. Вы стали лидерами бизнеса благодаря реформам, стабильности и государственной поддержке». А затем образно описал суть и содержание государственно-частного партнерства: «Настала пора вам серьезно поработать на экономику страны, которая вас всех вырастила, полноценно подключиться к решению социальных проблем. И правительству пора серьезно сотрудничать с отечественным бизнесом».

Вслед за этим Карим Масимов обозначил те сферы, в которых правительство намерено «серьезно сотрудничать»: электроэнергетика, инфраструктура, переработка сырья, нефтехимия, сельскохозяйственное производство, строительство и производство строительных материалов, фармацевтическая промышленность.

Ответ присутствовавших на встрече бизнесменов сводился к тому, что те проекты, которые они уже реализуют или намерены реализовать, как раз и можно считать прорывными. Александр Машкевич с гордостью доложил, что получил синтетический газ (первым на территории СНГ) и планирует «масштабно осуществлять газификацию угля». А глава «Казкома» Нуржан Субханбердин заявил: «Нет такого проекта, который мы не могли бы сейчас реализовать». Что называется, без лишних слов. Впрочем, в качестве конкретного проекта предложил создание крупной компании по производству молочной продукции, оценив сроки реализации в пять лет. Нурлан Аблязов сообщил, что готов за три года построить транспортно-логистические центры на границах с Китаем и Россией.

Надо заметить, что в случаях с банкирами не всегда понятно, о чем идет речь: о кредитах, которые они готовы выдать на реализацию каких-то проектов, или о создании вокруг банков корпоративных структур. Если Александр Павлов говорил о том, что возглавляемый им банк что-то финансирует, то Аблязов и Субханбердин выражались так: «Мы построим, мы создадим». Это позволяет предположить наличие в стране бизнес-корпораций, имеющих непрофильные активы. А с этим еще не так давно президент обещал бороться. Видимо, времена поменялись. Все, что обещает стать прорывным проектом, автоматически становится профильным.

По сути дела, взаимопонимание между государством и бизнесом было достигнуто уже тогда. Не хватало, пожалуй, лишь его юридического оформления. Оно появилось 30 мая в виде меморандума о взаимопонимании и сотрудничестве между правительством и предпринимателями (последние были представлены как объединениями, так и отдельными олигархами).

Меморандум

На встрече, в ходе которой был подписан меморандум, Карим Масимов изложил принципы участия правительства в реализации проектов в рамках ГЧП, своего рода пять принципов мирного сосуществования государства и бизнеса. Первый из них – развитие инфраструктуры, как физической, так и интеллектуальной. Второй – софинансирование проектов, при котором участие правительства не будет превышать 25%, плюс одна акция. Третий – предоставление государственных гарантий. Четвертый – страхование экспорта и иные формы разделения риска с предпринимателями. Наконец, пятый – это политическая поддержка отечественного экспорта, прежде всего через заключение межгосударственных торговых соглашений.

Текст меморандума был подготовлен рабочей группой заместителя министра экономики (и члена совета директоров «Самрука») Виктора Супруна. Согласование текста с бизнесменами и подготовку «предпринимательского раздела» обязательств координировал президент Форума предпринимателей Раимбек Баталов.

В преамбуле документа «правительство и предприниматели констатируют единый подход в необходимости разработки и осуществления прорывных макропроектов как эффективного фактора ускорения темпов модернизации экономики, признают потенциальную способность ведущих предпринимательских и финансовых структур республики принять на себя функцию корпоративных лидеров и успешно реализовать прорывные макропроекты». Но это, скорее, политическое заявление, фиксирующее готовность сторон к сотрудничеству. А сам текст меморандума состоит из общих и расплывчатых формулировок, которые применительно к конкретной ситуации могут истолковываться по-разному.

Достаточно было нашим предпринимателям осознать необходимость сотрудничества с государством, как она тут же, в полном соответствии с законами диамата, превратилась в свободу

Как заявил «Эксперту Казахстан» Раимбек Баталов, «в меморандуме невозможно детально проработать интересы сторон просто потому, что это общий документ. Там освещены общие правила, понятия государственно-частного партнерства. Думаю, деталировка взаимоотношения сторон будет прорабатываться в других документах, в процессе реального взаимодействия сторон. Главное, что в рамках меморандума субъекты казахстанского бизнеса могут вырабатывать те необходимые условия, которые нужны для реализации проектов. С другой стороны, он также способствует тому, что чиновники, какой бы пост они ни занимали, будут больше заинтересованы в том, чтобы работать с бизнесом и помогать ему развиваться».

Самое, пожалуй, многообещающее положение меморандума – это готовность правительства вносить изменения в законодательство страны с учетом интересов частного бизнеса. Они будут касаться нескольких направлений: упрощения системы разрешительных процедур, совершенствования миграционного законодательства, разделения рисков между государством и частным бизнесом при инвестировании в макропроекты, совершенствования тарифов на железнодорожные перевозки, устранения недостатков налогового и таможенного администрирования, прозрачности и упрощения системы госзакупок, создания системы экономического арбитража.

Подписанию меморандума предшествовало появление в казахстанских СМИ иного документа, который тоже можно отнести к диалогу между бизнесом и государственной властью. В конце мая группа банкиров и бизнесменов выступила с заявлением, озаглавленным «Обращение деловых кругов Казахстана к общественности страны». Поводом для его появления стало «дело Нурбанка», к тому времени уже превратившееся в «дело Рахата Алиева». Авторы заявили, что им пришлось испытать на себе методы ведения бизнеса, практикуемые зятем президента, тем самым выступив в роли косвенных свидетелей обвинения. А затем призвали «все здоровые силы страны поддержать усилия президента не допустить нарушения стабильности, быть подлинными гражданами и патриотами Отечества».

Вообще-то олигархи, обращающиеся с призывом к обществу, большую часть которого составляют люди, мягко говоря, небогатые, рискуют остаться непонятыми. Как говорил один из классиков марксизма, «страшно далеки они от народа». Но на самом деле послание наших бизнесменов было адресовано вовсе не народным массам. Его, пожалуй, следовало бы озаглавить «В альбом Н.Н.».

Показательна преамбула обращения: «Мы заявляем о твердой поддержке позиции, занятой президентом нашей страны, Нурсултаном Абишевичем Назарбаевым: стабильность в обществе, законность, неукоснительное выполнение правоохранительными органами всех уровней своих полномочий, соблюдение прав и свобод граждан, утверждение демократических ценностей – это не просто норма жизни. Сегодня это и новое мироощущение Казахстана в современном мире, его стремление стать достойным членом мирового сообщества, войти в число конкурентоспособных государств планеты». Адресат этих слов – явно не общественность страны.

Ответ государства не заставил себя долго ждать. Неделю спустя, выступая на Конгрессе предпринимателей Казахстана, Карим Масимов заявил: «Политическое реформирование страны, безусловно, даст новый импульс предпринимательской активности и значительно расширит возможности для консолидации усилий государственного и частного секторов в решении социально-экономических задач».

И даже административную реформу, цель которой – повысить эффективность государственного управления и качество государственных услуг, премьер преподнес бизнесменам в новом свете. Реформа, по его словам, направлена на «четкое разделение сфер ответственности государства и бизнеса, создание эффективной системы государственно-частного партнерства, формирование благоприятной среды для функционирования и развития предпринимательства».

Таким образом, все реформы – политическая, экономическая, управленческая – оказались увязаны воедино. Все они взаимосвязаны, отвечают интересам государства и бизнеса, которые будут друг друга поддерживать, сотрудничать, способствовать, повышать и укреплять в рамках своего рода общественного договора, техническую часть которого, отраженную в меморандуме, было решено усилить политической.

Начало НЭПа

В ходе диалога государство – бизнес не совсем понятна роль, которую играл союз работодателей «Атамекен». По своим функциям он в последнее время был похож на отдел канцелярии премьер-министра по работе с национальным бизнесом.

На днях председатель правления союза Азат Перуашев сообщил, что «в связи с постановкой перед бизнес-сообществом столь масштабных задач нам необходимо подумать и над форматом собственного участия в их реализации. Не случайно правление союза «Атамекен» сегодня обсуждает возможность его преобразования в одноименную Национальную экономическую палату Казахстана с соответствующим статусом и возможностями по консолидации усилий и позиций предпринимателей». Это обсуждение было завершено в тот же день, 5 июня. «Атамекен» из союза работодателей превратился в НЭП – Национальную экономическую палату. И есть основания полагать, что дополнительные полномочия, которые он получит в связи с изменением статуса, будут вполне сопоставимы с теми, которые получил наш мажилис после принятия изменений в Конституцию (разумеется, не на законодательном поле, а с точки зрения передачи части функций правительством).

Но и работа с бизнес-сообществом, видимо, останется в числе функций НЭПа. При прямом участии «Атамекена» 5 июня прошел Конгресс предпринимателей Казахстана. В своем выступлении на нем Азат Перуашев изложил свой взгляд на перспективы, открывающиеся перед отечественным бизнесом: «Есть такая поговорка: плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Для нашей ситуации ее можно применить так: плох тот бизнесмен, который не мечтает стать миллионером. Думаю, не ошибусь, если скажу, что у каждого предпринимателя есть мечта развить свое дело, освоить новые отрасли, построить новые заводы и города. Сегодня благодаря президенту мы получаем такую возможность». Пока трудно сказать за все бизнес-сообщество, но лидера «Атамекена» смело можно поздравить с присвоением нового звания.

На конгрессе была принята резолюция, озаглавленная «Две стороны одной свободы», где изложено кредо отечественных предпринимателей: приверженность рыночной экономике и справедливой конкуренции; поддержка развитию правового государства, гражданского общества и демократических свобод; признание принципа «сначала – экономика, потом – политика», а также исключительной роли президента Назарбаева в проведении политических и экономических реформ.

Исходя из заголовка, можно было ожидать, что сама резолюция будет состоять всего из двух пунктов – по числу сторон у свободы. На самом деле их четыре. В первом бизнес-сообщество заявляет о своей готовности выполнять поручения президента, данные им в своем последнем послании, и участвовать в экономической модернизации страны. Во втором предприниматели заявляют о признательности президенту за программу «30 корпоративных лидеров» и о своей готовности принять в ней участие. В третьем – выражается поддержка конституционных реформ. В четвертом – констатируется, что экономическая модернизация и политическая реформа – это совокупный процесс, «две стороны одной свободы: свободы рыночной и свободы политической». И – как логическое завершение – заявление о том, что президент «может рассчитывать на бизнес-сообщество Казахстана как на свою экономическую и общественную опору».

Что ж, достаточно было нашим предпринимателям осознать необходимость сотрудничества с государством, как она тут же, в полном соответствии с законами диамата, превратилась в свободу, которая приходит к ним, вопреки мнению Велимира Хлебникова, отнюдь не нагая. Ей есть что предложить нашим бизнесменам помимо цветов.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности