Движение присоединения в условиях цейтнота

В ожидании парламентских выборов политические партии, в свое время не решившиеся на слияние, а теперь лишенные возможности создавать блоки, лихорадочно перебирают варианты участия в предвыборной кампании

Движение присоединения в условиях цейтнота

Казахстанские партии живут в ожидании досрочных парламентских выборов. О них официально пока не объявлено. Но еще до того, как президент подписал указ о внесении изменений в Конституцию, стало ясно – парламенту предстоит поменяться. Политические реформы, вступающие в силу в 2009 году, мало того что выглядели бы чересчур экзотично, они были бы нерациональны. А в отсутствии рациональности государственную власть в последнее время трудно заподозрить. Не случайно еще в конце прошлого года все крупные провластные партии влились в партию «Отан», переименованную в «Нур Отан». То есть была создана та мощная президентская партия, которой и предстоит создать в новом мажилисе фракцию парламентского большинства.

Можно к этому добавить и такое вроде бы косвенное, но верное свидетельство надвигающейся предвыборной кампании, как публичное выражение поддержки президентского курса со стороны различных социальных групп, о чем «Эксперт Казахстан» уже писал.

Выборы – игра с нулевой суммой. Сколько голосов получит одна оппозиционная партия, столько же недополучит другая

А стахановские темпы рассмотрения и принятия законов, продемонстрированные нашими парламентариями в последние дни, не оставляют сомнений в том, что до осенней сессии мажилис не доживет. Конечно, немного грустно будет распрощаться со столь эффективным органом представительной власти. Но мажилисмены уже сделали свой выбор. Он был озвучен Нурбахом Рустемовым в виде запроса в Конституционный совет.

В этом обращении было три вопроса, ответы на которые, в общем-то, несложно угадать. Первый – «Дает ли Конституция возможность нынешнему составу парламента приобрести и реализовать новые конституционные полномочия, и если да, то в какой части обеими палатами?» Видимо, ответ будет отрицательный в отношении мажилиса и положительный применительно к сенату.

Второй вопрос – вправе ли мажилис в целях ускоренного введения в действие новых соответствующих норм Конституции самостоятельно объявить о самороспуске? И если нет, вправе ли глава государства использовать свои конституционные полномочия по роспуску мажилиса? Надо полагать, что ответ будет положительным в обоих случаях. Но первый вариант, безусловно, предпочтительней. Ведь у президента нет пока иных оснований для роспуска, кроме пожелания самих депутатов, которое счесть политическим кризисом будет затруднительно. А право роспуска мажилиса после консультаций появится у президента лишь после вступления в силу всех принятых изменений в основной закон страны.

Наконец, третий вопрос – будет ли роспуск мажилиса парламента нынешнего созыва основанием для введения в действие норм Конституции, устанавливающих и предусматривающих возможность установления нового порядка наделения полномочиями депутатов парламента? И если да, наделяется ли новыми конституционными полномочиями парламент республики после избрания мажилиса четвертого созыва? Ответ, конечно, будет положительным.

И прозвучат эти ответы, видимо, на совместном заседании палат, назначенном на 19 июня, на следующий же день после того, как будут приняты во втором чтении новые варианты всех конституционных законов. В том числе и закона о выборах, который внес немалое смятение в головы лидеров многих политических партий. Одна из норм этого закона запрещает участие в выборах партийных блоков.

Крушение блоковой системы

Как ни странно, все наши политические партии словно бы и не замечали надвигающихся перемен. Наверное, это связано с их радикально центристской ориентацией, то есть ориентацией на центр, откуда поступают инструкции и куда направляются отчеты или обращения. А центр посчитал нужным решить судьбу лишь партии власти, предоставив всем прочим полную свободу действий. Те действовали, но как-то нерешительно, хотя, безусловно, двигались в правильном направлении. Одна из особенностей партийной жизни в Казахстане заключается в том, что преодолеть необходимый для регистрации 50-тысячный порог – совсем не проблема. Проблема – получить те же самые 50 тыс. голосов во время выборов. Поэтому партии стали объединять свои силы. Но от полного слияния воздержались, ограничившись созданием предвыборных блоков (имелись в виду плановые выборы в маслихаты).

Косаревские коммунисты (КНПК) создали блок с абдильдинцами (КПК), Партия патриотов – с «Ауылом», «Ак жол» – с «Адилетом». Когда изменения в Конституцию уже были приняты, о решении блокироваться объявили и крупнейшие оппозиционные партии – «Нагыз Ак жол» и Общенациональная социал-демократическая партия. Однако, как и предполагал «Эксперт Казахстан», это решение оказалось преждевременным (см. «Власть без права передачи», «Эксперт Казахстан» № 20 от 28 мая 2007 года). Партийные блоки оказались вне закона.

11 июня лидеры «Нагыз Ак жола» и ОСДП объявили, что намерены объединиться в одну партию. На пресс-конференции они не смогли ответить на вопросы о том, как она будет называться, какое место на политической линейке займет и кто ее будет возглавлять, упирая на то, что предстоящие выборы вряд ли будут честными и открытыми.

Следует признать, что решение об объединении было единственно разумным шагом, вполне адекватным изменившимся правилам игры. Ведь это в мирное время удобно жить порознь, не приспосабливаясь к политическим предпочтениям и амбициям своих союзников. А во время предвыборной кампании приходится думать в первую очередь об избирателях. Электорат – не офис, его не поделишь на этажи. Будет вестись так называемая игра с нулевой суммой – сколько голосов получит одна оппозиционная партия, столько же недополучит другая.

Легко журналистам и политологам ехидно усмехаться и вопрошать: как же так, вы – партия почти что пролетарская, а вы – практически буржуинская, и вдруг – сливаетесь воедино? Где же, мол, ваша последовательность и принципиальность? Но водораздел между провластными и оппозиционными партиями в Казахстане проходит не по отношению к той или иной социальной группе, а по отношению к сменяемости власти. Оппозиция полагает, что власть должна регулярно меняться. А «Нур Отан» не то чтобы согласен с несменяемостью власти, он просто настаивает на этом. Возможно, потому, что сам себя с этой властью отождествляет.

Сопредседатель «Нагыз Ак жола» Тулеген Жукеев заявил, что это решение могло бы стать первым шагом на пути к объединению всех оппозиционных сил страны. Он готов объединиться даже с коммунистами, если те покаются и трансформируются сначала в социалистов, а затем – в социал-демократов. Впрочем, возможность слияния с «Ак жолом» новая партия решительно отвергает. А незарегистрированная «Алга!» сама отказалась от присоединения к ним. Есть вероятность того, что присоединятся коммунисты Абдильдина. Других партий, воспринимаемых обществом как оппозиционные, вроде бы больше нет.

Притом что все оппозиционные партии будут работать с одной и той же социальной группой, каждый из игроков на партийном поле обладает каким-то собственным ресурсом. Коммунисты привлекательны для тех, кто чувствует ностальгию по советским временам. «Алга!» ценна в качестве союзника тем, что ей симпатизирует одна из самых популярных и авторитетных газет – «Республика». «Нагыз Ак жол» располагает сильной региональной структурой и дружескими связями с управленческой и бизнес-элитой страны. А лидер ОСДП Жармахан Туякбай имеет в своей кредитной истории борьбу за президентское кресло в качестве лидера объединенной оппозиции.

Партийный ребрендинг     

Объединение двух или более партий в одну означает, что у них должна быть общей не только предвыборная платформа, как в случае с блоком, но и партийная программа, а также устав. Их тексты нетрудно согласовать, но организационное оформление требует времени, которого практически не осталось. Из этого следует, что формально удобнее действовать по схеме поглощения, а не слияния. Хотя в реальности поглощаемая партия может быть сильнее поглощающей, и в этом случае правильнее говорить о ребрендинге.

Отказ лидеров «Нагыз Ак жола» и ОСДП сообщать какие-либо подробности о новой партии вполне компенсировался различными намеками. Жармахан Туякбай сказал, что все партии будут использовать социал-демократические лозунги. Тулеген Жукеев указал на возможность союза с коммунистами, если те превратятся в социал-демократов. Из чего нетрудно было сделать вывод, что объединение настоящих акжоловцев с социал-демократами произойдет в форме поглощения «Нагыз Ак жола» ОСДП. Вскоре партия «Алга!» выдала тайну, публично объявив о том, что ей было предложено влиться именно в состав ОСДП. Действительно, социал-демократическая платформа дает больше пространства для приема в свои ряды новых членов. Есть и другие причины такого выбора. Это мало кому интересно, но у ОСДП есть собственная, достаточно качественная партийная программа (пожалуй, самая качественная со времен ныне поглощенной Гражданской партии). А их союзники имеют ту, которая была написана еще до раскола «Ак жола», и сегодня она ввиду недостаточной проработанности законодательства об интеллектуальной собственности используется всеми акжоловцами, как настоящими, так и обыкновенными. Наконец, сопредседатели «Нагыз Ак жола» смогли сохранить коллегиальность в руководстве партией, но им пришлось заплатить за это отказом от целенаправленной «раскрутки» единого лидера. Пусть выборы будут проходить по спискам, к тому же составленным в алфавитном порядке (не иначе эта идея была пролоббирована Абдильдиным), в глазах избирателей партия – это ее лидер. А Жармахан Туякбай – самая подходящая фигура на эту роль.

«Ак жол» обыкновенный идею ребрендинга отвергает. Как заявил «Эксперту Казахстан» председатель партии Алихан Байменов, в качестве приемлемого для себя варианта они видят дружественное поглощение «Адилета», с которым был создан предвыборный блок, и, возможно, партии «Алга!», с которой существует соглашение о сотрудничестве. «Слишком много было пережито, ни одна партия в истории Казахстана не прошла столь драматичного пути и не была объектом разрушительных действий как со стороны администрации, так и финансово-промышленных групп. Но сегодня мы имеем устойчивый электорат, ориентирующийся на нас, – это те люди, которые хотят перемен, но при сохранении стабильности в стране», – сказал Алихан Байменов.

О том, что существует вероятность присоединения к ОСДП Коммунистической партии Казахстана, говорит распад их недолгого союза с народными коммунистами. Причем, по словам лидеров КНПК, инициатива разрыва исходила от них. «Вопросы объединения КПК рассматривала только на самом верхнем уровне – в бюро ЦК. В низовых звеньях обсуждения не проходило. Это грубое нарушение внутрипартийных принципов демократии. Когда мы в областях, районах рассматривали вопрос объединения, в отдельных случаях коммунисты КПК нашли возможность встретиться с нашим активом. Мы достоверно убедились, что структуры КПК практически полностью разрушены. Поскольку КПК объединялась то с одними, то с другими. Актив, который мы хорошо знали, разошелся по другим организациям, и партийные структуры существуют номинально. Нас это очень взволновало и огорчило. Когда мы увидели, что у КПК нет партийных организаций и авторитета у народа, то решили воздержаться от воссоединения», – сказал «Эксперту Казахстан» лидер КНПК Владислав Косарев.

Прочие партии пока официально не заявляли о намерении узаконить свои отношения (напомним, что нынешние, блоковые, станут незаконными уже 18 июня, после принятия во втором чтении закона о выборах).

На фоне лихорадочных поисков разными партиями оптимального варианта объединения «Нур Отан» сохраняет олимпийское спокойствие. Во-первых, партии власти пристала солидность. Во-вторых, она заблаговременно провела целую серию поглощений и ребрендинг. И сделала это вполне открыто, даже демонстративно. Фактически указывая своим меньшим собратьям по партийной системе тот путь, которым они все должны идти. Не вина «Нур Отана», что его примеру не последовали другие. Слова Жармахана Туякбая о том, что личности партийных лидеров будут важнее программ и лозунгов, что одна большая партия лучше, чем две небольшие, выглядят как несколько запоздалое прозрение. Но лучше поздно, чем никогда.

Рецидивы партстроительства

Внезапное оживление в области партстроительства наводит на мысль, что у государственной власти нет единого центра принятия решений. Создание партии «Халык рухы» указывает на возможность появления у оппозиции конкурентов, стоящих на платформе национал-патриотизма. А внезапное прозрение политсовета партии «Атамекен», вдруг прочитавшего заявления своего лидера, сделанные давным-давно, и исключившего Ержана Досмухамедова из своих рядов, говорит о возможности появления критиков с позиций защиты интересов бизнеса.

С точки зрения здравого смысла развитие родного языка с помощью политической партии выглядит странным, а уж бизнесмены точно никого не просили о политической поддержке (желающих поддержать и без того хватает). Оба этих партийных проекта обретают логику в условиях предвыборной борьбы. Но в то же время вступают в явное противоречие с курсом на оптимизацию партийного поля, проводившимся в последний год. После появления президентского «Нур Отана» стало казаться, что времена бескрайнего партийного жайлау, на котором вольно паслись табуны разномастных политических субъектов, канули в Лету. Что правящей партии многого не надо: друг – один и враг – один. И вдруг – рецидив партстроительства. Остается лишь надеяться, что Минюст не допустит появления на свет новых партий.

Мы далеки от мысли о том, что эти партии созданы и управляются «Ак ордой». Напротив, их появление заставляет предположить, что государственная власть начинает терять контроль если не над политическим процессом в целом, то, по крайней мере, над процессом партийного строительства. А также что слова президента о желательности небольшого числа многочисленных и сильных партий для его подчиненных если и не пустой звук, то уж точно не руководство к действию.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности