Со «Щитом» или на щите

В Казахстане появились курсы комплексной самозащиты, цель которых — не только и не столько подготовить обыкновенного человека к нештатной ситуации, чтобы не стать жертвой, сколько не допустить самого ее возникновения

Ничего нового не придумано, просто несколько систематизировано, а лучше сказать – оптимизировано под наши задачи и сроки. То есть за меньший промежуток времени мы должны научить многому
Ничего нового не придумано, просто несколько систематизировано, а лучше сказать – оптимизировано под наши задачи и сроки. То есть за меньший промежуток времени мы должны научить многому

В сфере, которую условно можно назвать рынком секций боевых искусств, создать качественно новый продукт просто и непросто одновременно. С одной стороны, в Казахстане сегодня представлены едва ли не все виды единоборств, которые вообще популярны в мире. Приемы и методики в целом одинаковы, и все дело лишь в том, какие цели перед собой ставят люди, которые ходят на те или иные тренировки.

С другой стороны — в боевых искусствах, как и в духовной жизни, очень многое при постижении того или иного вида единоборств зависит от индивидуальности тренера. Не зря в Восточной Азии эти две стези — тренера и духовного наставника — пересекаются. Казалось бы, одно и то же боевое искусство, но даже если оценивать группы тренирующихся усредненно, налицо разные уровни подготовки, инструментальная база.

Обобщая свой и чужой опыт, многие тренеры создают авторское, как им видится, оригинальное направление, уникальный стиль и так далее. Фактически же новизна и эксклюзивность нового стиля состоит в особенной интерпретации тренировочного процесса, отличного от других подбора давно известных ударов или бросков и так далее.

Пожалуй, для выработки действительно нового продукта на таком рынке требуется не столько творческий синтез, сколько полное абстрагирование от общего тренда на уровне постановки целей и задач. Этим и любопытен пример основателя и руководителя алматинского центра самообороны «Щит» Александра Шевченко, предложившего рынку довольно интересный, утилитарный продукт, который, по крайней мере в РК, не имеет аналогов. Боевыми искусствами г-н Шевченко занимается вот уже почти 40 лет. Мастер спорта по самбо и дзюдо, обладатель шестого дана хапкидо, мастер-эксперт Всемирной федерации рукопашного боя (ACWF), подполковник полиции в отставке, он на протяжении трех десятков лет тренировал сотрудников полиции и спецподразделений, телохранителей и вел занятия по самообороне для любителей.

Реалист и рационалист по натуре, Александр Шевченко сделал из многолетнего опыта подготовки профессионалов в сфере служб безопасности простой, но очень важный для обывателя вывод. Овладение тем или иным боевым искусством на уровне мастера спорта сопряжено с множеством травм, сомнительно с точки зрения пользы для здоровья и, что самое обидное, не гарантирует безопасности в обыкновенных бытовых случаях.

Поэтому, как показывает практика, человек, посещающий секцию спортивной борьбы для того, чтобы не сплоховать на улице, далеко не всегда сможет это реализовать. Навыки, которые нужны на улице, в спортсекциях не приобретаются, но именно на привитии таких навыков и построены тренировки в «Щите». Г-н Шевченко не называет свои курсы особой системой — это набор проверенных опытом многих боевых и психологических практик, а также обыкновенной внимательности и житейского благоразумия.

В беседе с «Экспертом Казахстан» он поделился своим видением ситуации на отечественном рынке боевых искусств и рассказал о принципиальных особенностях тренингов, проводимых «Щитом».

Между рингом и подворотней

— Александр Михайлович, какова ваша история занятия единоборствами?

— Начал заниматься единоборствами примерно в десять лет. Сначала это были дзюдо, самбо. Потом к ним прибавился бокс. Затем занимался карате. Причем это были последние годы, когда обучение карате каралось по соответствующей статье в Уголовном кодексе, предусматривающей тюремный срок. Так как я работал в силовых структурах, то впоследствии перешел на рукопашный бой. Собственно, я и служил в одном из спецподразделений, где рукопашный бой был основой подготовки. Параллельно я изучал корейский вид единоборств, не очень хорошо известный в Казахстане, — хапкидо. Случайно познакомился с корейцами, которые были мастерами хапкидо. Начал с ними тренироваться и, наверное, в течение лет десяти занимался этим видом единоборств. Очень интересный вид борьбы, многое почерпнул из занятий хапкидо. Надо сказать, что для меня в хапкидо не было особой сложности — уж очень этот вид похож на прикладной раздел нашего рукопашного боя. Проблем в изучении практически не было, я получил шестой дан хапкидо.

Служил в полиции, в том числе и на оперативной работе, затем тренировал ОМОН, когда он только создавался у нас, и некоторые другие подразделения. Также тренировал телохранителей для VIP-персон. Некоторых из этих людей, бывших тогда бизнесменами, сейчас мы видим во власти.

— Сколько вы проработали в полиции в общей сложности?

— Двадцать пять лет. Сейчас я подполковник в отставке. Долгое время работал в спортивном обществе «Динамо». За время работы в «Динамо» занимался не только подготовкой сотрудников полиции, но и сборных по самбо, рукопашному бою и стрельбе из боевого оружия. В свое время я сам был стрелком и выступал за сборную команду. Последняя занимаемая должность у меня называлась так: замначальника УВД по физподготовке и спорту. В 2003 году я уволился в запас. В настоящий момент тренирую людей — это охранные структуры, взрослые любители, дети. Время от времени принимаю участие в подготовке сотрудников спецподразделений силовых структур — скажем так, по мере необходимости.

— Когда обыватель слышит о курсах самозащиты, в первую очередь ему представляются секции различных единоборств. Что, по вашим наблюдениям, сейчас в основном предлагают эти курсы? Опишите рынок секций единоборств: какие секции в основном представлены, какие расценки?

— Наверное, мало найдется единоборств, которые в Казахстане не представлены. Другой вопрос — на каком уровне они представлены, кем они представлены и каков уровень специалистов. Есть известные и серьезные мастера, но есть и люди, которые хотели бы срубить деньжат на этом, а на самом деле как тренер этот человек плохо готов. В целом рынок единоборств делится по степени «спортивности». Одни секции ставят целью подготовить бойцов на чемпионат Казахстана и международные турниры, другие — единоборства, близкие к уличным боям. Первые выбирают направление и от него уже не отвлекаются — им другими вещами просто некогда заниматься. Вторые, они в меньшей степени представлены на рынке, пропагандируют себя как самозащита. Могу ошибаться, но в количественном соотношении между ними — это семь против трех, если даже не четыре к одному соответственно. Чтобы было понятно, о каком числе тренеров идет речь: только в Алматы каждая из существующих 30–40 систем представлена минимум десятком тренеров. Нельзя сказать, что на рынке есть нехватка специалистов. Другой вопрос — есть популярные виды, а есть не очень. И во многом популярность зависит не от адекватного запроса на этот вид единоборств, не от эффективности применения этой техники в жизни, а от того, насколько тот или иной вид разрекламирован. Расценки плавают от 3 до 75 тысяч тенге, большая часть все-таки находится в зоне 10–15 тысяч. Дорого это или дешево — вопрос отношения к продукту. Когда мы заливаем бензин на АЗС, мы не возмущаемся дороговизне, потому что топливо нам все равно нужно. Но мы всегда помним о качестве топлива. Пусть оно дороже, но тогда и качество должно быть выше. Так же и с единоборствами, только надо помнить, что тренеры не имеют заправок или нефтяных вышек, они продают свои знания и умения по той цене, которую считают достаточной. И уже ваш выбор: идти к этому тренеру или сходить к другому. И не нужно тренерам стесняться цен на свои услуги, это их работа, такая же, как и любая другая.

— Каковы сильные и слабые стороны этих секций с точки зрения занимающегося там человека?

— Каждый решает для себя, что ему нужно. Только надо помнить, что на то они и единоборства: там ринг или татами, и выходят спортсмены один на один, а на улице это редко встретишь. Обычно там другое соотношение: их трое с обрезком трубы, палкой, а ты один и без оружия.

Человеку, который хочет записаться в какую-то секцию, нужно прежде ответить самому себе на несколько вопросов: какова его цель и насколько стоимость той или иной секции соответствует качеству, которое там дают? Ну и, конечно, надо прийти в секцию, позаниматься минимум месяц. Одна тренировка не даст полного представления о методике тренера и о его профессионализме.

[inc pk='1035' service='media']

«Спорт — это не наш метод»

— Как появилась идея «Щита»? В чем оригинальность этого проекта?

— Приблизительно года три назад возникла идея создать центр по подготовке обычных граждан, обыкновенных людей. Во-первых, не все могут себе позволить заниматься в режиме спецназовца. По опыту работы с любителями — очень часто наблюдается такая ситуация: люди ходили-ходили, вдруг — одного нет, другого, третьего. Звонишь, узнаешь, в чем дело — говорят, времени нет: работа, дома какие-то иные проблемы. И это нормальная ситуация, условия сегодняшнего дня. Люди считают так: тренировка — это не предмет первой необходимости; значит, можно ею пренебречь. Конечно, до поры до времени. Второй момент: все считают — чтобы стать большим мастером, необходимо заниматься день и ночь, а иначе все занятия без толку. Соглашусь, это так. А спросите себя: так ли нужно становиться именно мастером и будет ли у вас достаточно времени и возможности для занятий в режиме мастера. Но это не значит, что в условиях лимита времени ты не можешь подготовиться к тому, чтобы себя защищать. Но если все будут мастерами единоборств — кто будет, к примеру, журналистом, финансистом, пекарем, токарем, фермером и так далее? Конечно, можно сказать, что мастером можно стать, параллельно занимаясь чем-нибудь другим. Да, можно, но это единичные случаи, и в основном такие мастера занимались еще с беззаботного детства. Настоящий мастер — это все же профессионал, постоянно занимающийся именно своим делом. И третье — люди сами начали спрашивать: а можно ли прийти позаниматься в выходной день? А можно прийти с детьми?

Тогда мы с коллегами-тренерами разработали несколько специальных программ. Сразу хочу предупредить: ничего нового мы не придумывали! Некоторые любят говорить, что создали новый стиль или еще что-то. Ничего подобного у нас нет. Ничего нового не придумано, просто несколько систематизировано, а лучше сказать — оптимизировано под наши задачи и сроки. То есть за меньший промежуток времени мы должны научить многому. И это не наша прихоть, это требования современной жизни.

Все, на наш взгляд, лишнее сокращено. В обычной секции занятие строится примерно так: взяли движение или прием и «пашем» его три часа. На следующем занятии — следующий прием. Но мы никуда не спешим, времени у нас много. А еще в секциях дают вещи, которые обычному, скажем так, невоенному человеку, не нужно изучать — не пригодится.

Мы оставили только то, что «работает» на улице. Никакого спорта тут нет, и вообще спорт — это не наш метод. Те, кто хочет заниматься спортом, должны идти в секции и группы, участвующие в соревнованиях, и так далее. Нисколько не осуждаю их выбор — это нормально, когда человек хочет стать мастером спорта или чемпионом мира, к примеру. Я уважаю таких людей. Но наша идея — научить защищаться обычных людей, которые не хотят становиться мастерами спорта. По голове могут ударить любого — и ни дня не проходит, чтобы по сводкам не проходили грабеж, разбой, убийство и изнасилование. А сколько телефонов отбирают? Ну, телефон — это не самое ценное, что теряешь. Падает самооценка, думаешь потом: кто ж я такой есть, что со мной это сделали? Жертва? Стыдно смотреть в глаза родственникам и знакомым. Хорошо, если был один, а если, к примеру, с детьми, с женой, с девушкой.

— Какова ваша задача как тренера?

— Нужно подготовить человека к тому, чтобы он понимал, что с ним происходит. Разбудить мозги. Прежде всего, нужно научить человека, как побороть страх — чисто психологический момент. То есть мы понимаем самозащиту в широком смысле, а не как мордобой. Многие говорят: «Приходите к нам, мы вас научим драться!» Показывают: один раз ногой махнул, восемь человек упало. Во-первых, это красивая сказка. А во-вторых, нужно тренироваться двадцать лет, чтобы получилось близко к этому. И надо себя спросить: могу ли я так заниматься и нужно ли мне это? Уровень специальной подготовки сопряжен с большими нагрузками и большой опасностью для здоровья. Мы-то видим только вершину айсберга: вот он, чемпион, живой и вроде пока здоровый. А сколько людей стали калеками в этом спорте, пока один стал чемпионом — это остается за кадром.

— То есть в спорте делается упор на физподготовку, а у вас?

— Основной круг — это вопросы психологии. Чтобы человек сломал в себе страх в нужный момент. Всегда надо понимать: если я борюсь — могу проиграть, если я не борюсь — я уже проиграл. Это связано с ломкой многих стереотипов. К примеру, ударить первым. Напоказ у нас многие герои, а на улице раз — и все. Больше скажу: много примеров, когда человек — чемпион, на ринге всех побеждает, а в подворотне его двое встретили, обобрали и ушли. Даже бить не стали — он в ступор впал. И это не потому, что он плохой боец, а потому что к такому развитию событий он не готов. Мы же в «Щите» именно к этому и готовим. Опять же где вы в спорте увидите ситуацию «двое против одного»? Или вооруженный против безоружного? На ринг-то мы вышли один на один. Он разогрет, я разогрет, и бьем друг другу рожи. А в подворотне никто никого не разогревает. Я из-за угла выхожу, бутылкой по голове шлеп — и все, даже мяукнуть не успел! И очнулся в лучшем случае в больнице. А ведь этого могло не произойти, если бы тот тренированный парень к своим тренировкам добавил тактику поведения на улице. К примеру, из-за угла не прямо вышел, а обошел темный угол.

Другая ситуация. Лестничная площадка, один выше стоит, другой ниже. Ногами особенно не помашешь. То же самое в лифте. Как заходить в подъезд? Заходишь в темный подъезд, а там тебя бьют по голове — и все. А можно было использовать простую технику, и все было бы не так печально: прикрыл один глаз, чтобы от перепада света в темноте не слепнуть. Психологический момент — система светофоров, когда пространство по мере дальности и потенциальной опасности приближения разбивается на зеленую, желтую и красную зоны: в зеленой я спокоен и расслаблен, когда угрожающий субъект переходит в желтую — насторожился и готов к нападению, когда заходит в красную — действую агрессивно сам.

Еще в секциях рассказывают красивые сказки: дескать, мы сейчас женщину научим, она всех начнет побеждать. Есть отдельные примеры тех, кто профессионально занимается боксом или какой-то борьбой. Но таких по одной на тысячу. Женщина, хотим мы этого или нет, она слабее, чем мужчина. И если я сейчас ее прихвачу за руку, то вырваться, используя только физическую силу, будет проблематично. Соответственно на улице нужны хитрости, уловки, обман. В спорте это не учитывается, а в наши разработки входит.

[inc pk='1036' service='media']

— Тем не менее у вас важное место отводится и боевым приемам. Каков принцип отбора их для подготовки в рамках ваших тренингов?

— Простота, доступность, надежность. Не надо забывать, что противник может быть сильнее, быстрее и тяжелее вас, поэтому нужно знать приемы, которые максимально эффективно воздействуют. Кому-то кажется, что он может кулаком дать по голове так, что нокаутирует. Но посмотрим профессиональный бокс: много ли там нокаутов? Хотя там ребятки будь здоров: вы на работу идете, а они в спортзал. Еще один момент: нужно научиться выполнять прием здесь и сейчас, а не через двадцать лет упорных тренировок.

И все же я хотел заострить внимание на психологических, интеллектуальных моментах: как уберечься, как не попасть в такую ситуацию. А кулак — это уже последний довод. Иногда словом можно сделать гораздо больше, и мы учим как. Если против меня стоит толпа в десять человек и я кого-то из них ударю — естественно, они на меня все кинутся и просто затопчут. Зато если я что-то грамотное скажу, они могут меня послать, но конфликт исчерпан, я развернулся и пошел. Как вести себя в баре, ресторане, клубе, чтобы не вызвать интерес у грабителей? Не сомневайтесь: в каждом клубе есть люди, которые «пасут» посетителей, пригодных для того, чтобы их обокрасть или ограбить. Это в рамках общего курса.

Есть у нас и тематические тренинги: квартирная кража; а ведь она могла и не случиться, если б сделано было то-то и то-то. Как мы даем повод, чтобы к нам пришли в квартиру, как открывают замки? Злободневный вопрос — автомошенничество, автоподставы. Во многих секциях учат, как выбить зубы. Ну хорошо: выбил зубы — завтра тебя привели к прокурору. Об этом, между прочим, тоже надо помнить. Потом дадут три года, и карьере конец.

— А как же норма о необходимой обороне?

— «Необходимая оборона и крайняя необходимость» — это определение крайне размытое в нашем Уголовном кодексе. Нет четкости понимания: человек так делает — тогда я вот так ему могу ответить. И потом, к примеру, если станет известно, что у вас есть опыт занятия единоборствами, у прокурора сразу возникнет вопрос: а что, вы не могли иначе поступить, вы же специалист? Мне всегда было интересно: а если того человека, который так спрашивает, поставить в подъезде один на один с грабителем, вооруженным ножом, какие варианты действий у него будут? Но и эти вопросы мы рассматриваем на тренингах. Резюмируя, хочу сказать, что нужно очень аккуратно вторгаться в те сферы, которые связаны с уголовным правом, можно попасть ни за что: вроде прав, а будешь отвечать. Другой вопрос — когда некуда деваться. Что я имею в виду: когда ты не один, а с родителями или с женой, детьми. Тут нужно самому принимать решение, и никто тебе не подскажет, как правильно. Только такие общие вещи: можешь обойти мягко — обойди, нет — нужно действовать жестко.

[inc pk='1037' service='media']

Убежал — тоже результат

— Каков формат занятий в «Щите»? Почему именно так, а не иначе?

— Мы занимаемся по выходным дням, поскольку, как я уже говорил, людям сложно заниматься каждый день или через день. А в воскресенье они могут прийти и потратить целый день. Мы занимаемся в течение 8 часов с перерывами после каждого часа на 10–15 минут и одним большим перерывом на обед 30–40 минут. Хотя как такового обеда нет — чай с шоколадкой, потому что если хорошо наелся, то нужно полтора часа отдыхать, а не бегать и прыгать. Программа может быть построена по-разному, но цель одна — научить человека самозащите. Упорной физподготовки у нас нет. Качать мышцы можно и без тренера у себя дома. В зале мы учим лишь тому, чему может научить только специалист. Система такая: сначала человек проходит общий тренинг, потом мы его приглашаем на тематические — оборона от ножа, ситуации на транспорте и так далее. Стоимость тренинга зависит от количества человек. Если говорить о стандартном общем тренинге — 15 тысяч тенге. По итогам тренинга человек обладает набором базовых техник, которые реально помогают. Причем были случаи, когда одна девушка себя чувствовала неуютно на тренинге, а когда произошла реальная ситуация, очень уверенно себя повела. И от этой девушки я совсем не ожидал такого результата.

— Какие умения и навыки призваны развивать ваши занятия?

— Приведу пример. Все играли в снежки. Вот ты стоишь, и в тебя бросают снежками два-три человека. А ты как-то крутишься, уклоняешься, и они в тебя не попадают. Это свидетельствует о том, что природные навыки самозащиты заложены в человеке, просто их надо развить. Поэтому мы изучаем самое простое, что в условиях эмоциональной перегрузки будет легко осуществить. Мы их развиваем и дополняем бойцовскими элементами.

Но пример со снежками — это двигательные навыки, а есть и психологические моменты. Загоните в угол кошку, которая меньше нас с вами в несколько раз: она так рассвирепеет и ощетинится, что мало кто с ней захочет связываться. Она будет убегать, если есть куда бежать, но, попав в безвыходную ситуацию, животное очень быстро придет в ярость и может дать серьезный отпор. Так вот: научиться разгонять в нужный момент такие природные реакции — наша задача. Это потом человек начнет осознавать, что в него могли нож воткнуть, но он вышел победителем, потому что в тот момент не думал о жизни, о смерти, а думал лишь о том, как победить.

— Сейчас на рынке есть такие секции, как ваша, по формату занятий?

— Не исключено, что где-то есть, но я пока не слышал. Большинство все же занимаются 2–3 раза в неделю. Я веду и такие занятия, но это немного другое. Кроме того, у нас есть тренировки с элементами самозащиты для детей. На предмет того, как себя вести, когда зовет незнакомый дядя, даже как правильно дорогу переходить. Кстати, мы и не думали включать элемент с дорогой в разработку, но мамаши сами просили: «Дома сын меня не слушает, а когда стоит в коллективе и тренер, авторитетный человек, объясняет — у него все в голове иначе укладывается». Плюс ребята там себе друзей находят, «Щит» для них — клуб по интересам.

— Кого вы видите своей целевой аудиторией?

— От описанных выше случаев никто не застрахован, поэтому я бы говорил о самом широком круге людей. От десяти лет и старше. Для детей младшего возраста нужно преподавать в игровой форме, да и вообще им рановато, а вот для 10–14-летних ребят занятия идут впрок. А самый старый у нас — дед 81 года от роду. Он тоже нашел для себя нечто интересное. Понятно, что деда мы не будем обучать приемам тэквондо и тому подобному, потому что он ногу выше стула не подымет, но есть и другие приемы, которые ему по силам освоить.

Если говорить в профессиональном разрезе — тоже весь спектр: от крестьянина до белого воротничка. Кстати, у нас сейчас тренируются отдельно до десяти человек — это солидные бизнесмены. Некоторые даже приезжают на тренировки с телохранителями, парой ребяток по два метра ростом. Не знаю, что они умеют, но факт в том, что телохранители остаются за дверью, а бизнесмен заходит и тренируется вдвоем с другом. Хотя, казалось бы, зачем ему это надо, когда есть телохранители; и я полагаю, что это не только те двое, которых я вижу с ним.

[inc pk='1038' service='media']

— А вот действительно, в какой ситуации таким защищенным людям могут понадобиться навыки комплексной самозащиты?

— В бизнесе бывает всякое. Люди имеют дело с деньгами, причем часто — с очень большими. И все может произойти там, где с тобой нет телохранителей. Угроза может исходить от людей твоего круга. Вчера он был другом, а сегодня уже и до смертельного врага недалеко. Или собрались компаньоны, в бильярд играют, кто-то выпил, буянит, а защищаться как-то надо. Неохота же получить по голове бутылкой. Плюс получаемый на занятиях навык самозащиты — это уверенность в себе, собранность, понимание, что я не такая развалина, что меня с кресла втроем подымать надо.

Это в рамках общего курса, а потом, как я указал, есть тематические тренинги на тему действий при угрозах по телефону, взятии в заложники. Ладно бизнесмена взяли, а если жену, детей, родителей? Как разговаривать? Идти в милицию или не идти? Это многим кажется, что такое может быть только по телевизору, а если мы сводки полицейские поднимем, то подобных случаев в реальной жизни предостаточно. Другая ситуация: ребенок пропал, сутки его нет. Мы еще не знаем, похищение это или нет, но уже надо предпринимать какие-то действия, а какие? Эти же вещи никто нигде не рассказывает. Сейчас много любителей травматического оружия. Мы расскажем, где его покупать, как носить, где носить, как применять и в каких случаях.

— Какие требования к физическому состоянию вы предъявляете, когда берете человека на занятия?

— К физическому — практически никаких. Главное — чтобы человек был адекватный. Бывают прецеденты, когда научили мужика, он домой пришел и на жене тренироваться начал. Вы смеетесь, а это факт. Поэтому мы с каждым ведем беседу. Конечно, я не психиатр, но стараюсь побеседовать с человеком на предмет его внешней адекватности. Мы же даем человеку в руки инструмент, оружие.

[inc pk='1039' service='media']

— Сколько нужно заниматься, чтобы достичь овладения хотя бы минимальным набором умений и навыков?

— После прохождения тренинга — 15, максимум — 20 минут в день. И это достаточно для поддержания уровня техники.

— Каким вы видите оптимальный результат от ваших тренингов, если человек попадает в нештатную ситуацию?

— Выскочил и всех победил в одиночку — это из фильмов. Втроем, вчетвером они тебя все равно загрузят. А если еще включить фактор неожиданности, то и большому мастеру можно проблем много создать. Но если человек смог отмахнуться и убежать, остался живым и невредимым — это уже здорово, хороший результат.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее