Сякухати под белым соусом

Традиционный японский инструмент благодаря стараниям тамошних мастеров зазвучал с хорошо знакомым западным прононсом

Сякухати под белым соусом

К 20-летию установления дипломатических отношений между Японией и Казахстаном в Алматы и Астане прошли концерты японского трио, соединившего игру на классических европейских инструментах — скрипке и фортепьяно — со звучанием народного японского инструмента сякухати, старинной бамбуковой флейты. Китада Рёити (фортепьяно) и Такеути Дзюн (скрипка) придавали звучанию сякухати джазовую огранку. Сама же сякухати удивила скорее знакомым уже давно европейским звучанием, нежели японской экзотикой. Нередко исполняемые трио композиции производили эффект дежавю. А сакухати (не зря будучи флейтой) заставляла время от времени вспоминать «Одинокого пастуха» Эннио Морриконе. Прославившийся (как сказано в пресс-релизе) игрой на сякухати японский музыкант Кинохати объяснил, что такой популярный западный подход помогает полностью реализовывать потенциал инструмента.

Считается, что сякухати (как и другие образцы культуры и искусства) попала в Японию из Китая и ведет происхождение от китайской флейты сяо. Последняя, в свою очередь, прошла долгий путь из Египта в Индию, затем в Китай. Существует и аутентичная японская легенда происхождения этого народного инструмента, поддерживаемая сектой Фукэ (монахов комусо, школы Риндзай). Согласно ей, в Китае во времена династии Тан, в IX веке, жил человек, которого звали Фукэ. Он странствовал по стране и звонил в колокольчик, призывая окружающих к просветлению. Однажды какой-то человек принял Фукэ как учителя. Он изготовил бамбуковую флейту и начал имитировать звук его колокольчика. Так родилась на свет первая пьеса для сякухати — кёрэй. А флейта была названа кётаку, что в переводе с японского — поддельный колокольчик.

В буддийском мировоззрении подчеркивается мистическое начало в музыке, помогающее постижению сути бытия и процессу духовного совершенствования человека. Также многоуровневое символическое мышление выражалось в музыкальном творчестве как стремление к выявлению соотношений музыкальных тонов, музыкальных инструментов, видов и жанров музыки с элементами мироздания и социально-политическими системами. Таким образом, в древней традиционной культуре музыка имела скорее прикладное значение в исследовании мира и на пути поиска истины, нежели была призвана вызывать самодостаточное эстетическое удовольствие, как принято в европейской культуре.

Исполненная на концерте музыка была призвана не столько достигнуть просветления слушателей, сколько вызвать чувственные ассоциации. Часто названия произведений наводили восприятие на определенные картины, преимущественно пейзажи природы. Они были не только японскими, но также европейскими и американскими. Перед глазами вставали индейские прерии и каньоны, где так вольно гуляется ветру.

Стоит отметить, что исконно восточная музыка строится на пентатонике и всегда весьма непривычно звучала для западного слуха, взращенного на диатоническом звукоряде. Долгое время непонимание ее смысла приводило к неприятию её европейскими музыкантами. Но сейчас, полагаю, даже нашей аудиторией она воспринималась бы как какая-то особенная экзотика. Возможно, музыкантам не стоит бояться стать непопулярными, а начать экспериментировать в этом направлении.

Как известно, особенность японской традиционной музыки состоит в том, что она основана на интервалах человеческого дыхания, а не на математическом отсчёте. Само обозначение понятия «музыка» состоит из двух иероглифов, означающих звук, а также комфорт и развлечение. Помимо традиционных инструментов и жанров японская музыка также известна необычными инструментами вроде «поющих колодцев» и «поющих чащ». Кстати, в названиях исполняемых японским трио авторских произведений нередко присутствовало слово «ветер». В самом деле: звучание инструмента в руках музыканта Кинохати напоминало звуки ветра, проносящегося через узкие проходы в скалах. В связи с этим вспомнилась символичная для европейской культуры древнегреческая эолова арфа, которая, в отличие от сякухати, представляет собой струнный инструмент. Как полагает Кинохати, сравнение звучания инструмента со звуками ветра — общее для всего человечества. По его мнению, звучание японского народного инструмента было передано по Шелковому пути через весь континент и донесено до Японии.

Музыкант происходит из музыкальной семьи, его родственники были выдающимися исполнителями традиционной музыки (дед мастерски играл на сякухати, мать пела народные песни). На инструменте Кинохати начал играть с четырех лет. С детства выступал в ансамбле со старшим братом Сато Кинсуй II и родителями. В 1994 году присоединился к рок-группе «Мусаси». В ее составе совершил турне по США, Перу и Колумбии, а также участвовал в создании музыки к анимэ «Наруто». С 1998 года он часто выступал за рубежом — в Южной Америке, Италии, Франции, Германии, Пакистане, России и других странах. С 2001 года начал активную сольную деятельность.

В 2003 году он выпустил свой первый альбом «Небо», где исполнил современные композиции и танцевальные хиты. Этот альбом разрушил в сознании японцев устоявшиеся представления о сякухати: исполнителю удалось соединить два разных музыкальных мира — классические традиции с новейшими музыкальными тенденциями. Сейчас Кинохати мечтает снять о своем любимом инструменте фильм, в котором будут звучать его собственные сочинения для сякухати.

Примечательно, что на сегодня японский музыкальный рынок является вторым в мире по размеру после американского.

Концерт японской музыки уже не в первый раз стал возможен у нас благодаря гуманитарному фонду «Дегдар» и компании JTI, а также поддержке посольства Японии в Республике Казахстан. Вход на мероприятия свободный.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности