«Это еще одно доказательство того, что наша банковская система чего-то стоит»

Об особенностях сделки по продаже АТФБанка UniCredit «Эксперту Казахстан» рассказывают Тимур Исатаев, председатель совета директоров АТФБанка, и Талгат Куанышев, председатель правления.

«Это еще одно доказательство того, что наша банковская система чего-то стоит»

– Почему вы решили совершить эту сделку?

Тимур Исатаев: В начале 2006 года активы банка составляли 2,03 млрд долларов, к концу года они уже равнялись 8,3 млрд – это очень существенный скачок для одного года.

Золотое правило гласит, что отношение активов к собственному капиталу должно быть не менее 10%. Чтобы поддержать баланс на уровне 8,3 миллиарда долларов, нужно иметь приблизительно 830 млн собственного капитала. На сегодняшний день наш капитал растянут достаточно тонко, он составляет приблизительно 500 млн долларов. Чтобы расти дальше, нам нужны новые ресурсы. На каждый миллиард долларов нужно вкладывать 100 млн собственного капитала.

Вопрос в том, где взять эти средства. Есть три источника. Первый – это средства, которые могут предоставить действующие акционеры. Что они, собственно, и делают до сегодняшнего дня, но темпы роста слишком высокие. Второй – найти стратегического инвестора, третий – продать акции на каком-то из рынков, провести IPO.

Оценка компании, на которую мы могли бы рассчитывать во время IPO, была бы 3–3,5 к book value. Цена, реализованная нами при привлечении стратегического инвестора, существенно выше. Было очевидно, что стратегический инвестор не будет заинтересован в приобретении миноритарного пакета. Иначе это уже будет просто крупный портфельный инвестор, ожидающий, когда можно будет слить эти ценные бумаги с прибылью. Поэтому было ясно: когда речь идет о стратегическом инвесторе, мы говорим о продаже минимум 51%.

Согласовав нашу позицию с текущими акционерами, мы начали процесс по привлечению такого инвестора. В нем участвовало 5 крупных западноевропейских банков, но только 2 добрались до конца и боролись за право выйти в эксклюзивные переговоры. Победителем стал UniСredit, с ним и был подписан договор.

Предпочтение было отдано структуре сделки, не предполагающей присутствия крупных миноритариев. Идея в том, что если будет происходить продажа, она будет происходить сразу большим пакетом. Зачем оставаться миноритарием в финансовом институте, который практически не контролируешь? Нас интересовал тот, кто сразу произведет оценку и купит максимальный пакет акций.

[inc pk='2084' service='media']

Талгат Куанышев: Я бы хотел добавить по поводу роста активов. Рост в 2006 году был обусловлен тем, что мы купили несколько дочерних банков, к тому времени один уже действовал. Также мы резко увеличили количество филиалов. Соответственно, увеличилось количество точек продаж и появилась необходимость в дополнительном финансировании. Чтобы удовлетворить потребности новых точек продаж, удовлетворить их спрос на ресурсы, мы обязаны были производить большие заимствования. Следовательно, нам нужен был собственный капитал определенного размера и постоянные вливания в этот капитал. Банк постоянно растет на всех рынках. По рассчитанному нами плану развития в течение 3 лет мы можем достигнуть уровня баланса в 20–25 млрд долларов. А для такого роста нам потребуется приблизительно 1,5 млрд дополнительных вливаний в собственный капитал. Потенциальный инвестор даст нам здесь не только денежные ресурсы, но и новые технологические возможности. Относясь к группе UniCredit, мы получим лучшие рейтинги и более дешевое финансирование, а значит, сможем резко упрочить и улучшить свои позиции на внутреннем рынке.

– Что произойдет с АТФБанком после прихода стратегического инвестора?

Т.И.: Если UniCredit принял решение о приобретении банка, это значит, ему нравится то, что этот банк делает. Ему нравится стратегия банка, менеджмент и потенциал.

Наша стратегия регионального развития очень импонировала UniCredit. Вместе с филиалами в Казахстане покупатель получит 40 филиалов в Киргизии, Таджикистане и России. А это уже рынок минимум в 60 млн человек. UniCredit намерен и дальше сосредотачиваться на нашей географической стратегии развития: речь может идти о потенциальном присутствии в Узбекистане, Туркменистане, вероятно в Азербайджане.

Но в первую очередь будет происходить расширение сети в тех странах, где мы уже присутствуем.

– Как вы считаете, последуют ли другие банки вашему примеру?

Т.К.: Это первая сделка подобного рода в Казахстане, и мы уверены, что некоторые банки, по крайней мере, попробуют совершить нечто подобное.

Т.И.: Если позволите, несколько слов по поводу самой характеристики сделки. Мы получили отчет GP Morgan, который признал эту сделку крупнейшей в СНГ и в тройке крупнейших в Восточной Европе по слиянию и поглощению со времен падения железного занавеса. Мы считаем, что это еще одно доказательство того, что наша банковская система чего-то стоит и чего-то добилась за последнее время. Данная сделка наверняка произвела положительное впечатление и на другие казахстанские банки. Те, которые начали задумываться об источниках финансирования, тоже придут к выбору размещения при помощи IPO или прямой продажи. К этому подталкивают борьба за долю на рынке и общий рост экономики.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?