Лучше раньше, чем сейчас

Нынешнее повышение цен на цемент – результат не картельного сговора, а нерешенных проблем цементников. Потому меры, предлагаемые сейчас правительством, подобны капле в море

Лучше раньше, чем сейчас

В этом году потребление цемента в стране будет на уровне 7,5 млн тонн, собственное производство – 4,5–4,7 млн тонн, т.е. на долю импорта придется около 35–40%. Если бы правительство обратило внимание на цементную отрасль несколько лет назад, сегодня не пришлось бы призывать на помощь зарубежных производителей цемента.

От перепроизводствак дефициту

Наиболее сложным для цементной отрасли годом был 1998, когда потребление в стране было настолько незначительным, что даже весьма изношенные заводы производили в несколько раз больше, чем требовалось на тот момент. Однако уже в конце 90-х – начале 2000-х годов было ясно, что в скором времени в стране будет экономический и, как следствие, строительный бум. И тогда цементники будут не в состоянии самостоятельно обеспечить нужды отечественной строительный индустрии. Что, собственно, и произошло. Этого можно было бы избежать, если бы в свое время были модернизированы имеющиеся заводы и построены новые. Но в тот период цементникам ввиду низких цен на рынке и малого объема производства удалось выйти лишь на уровень рентабельности, и ни о какой модернизации, а тем более строительстве новых заводов за счет собственных средств речи идти не могло. Кроме того, банки не выдавали кредитов под подобные проекты, так как их срок окупаемости при низких ценах достаточно велик – 10–15 лет.

Сейчас ситуация изменилась в корне. За последнее время было заявлено, по крайней мере, 4 проекта строительства цементных заводов, но цемент нужен уже сегодня, а не через 2-3 года, когда будут возведены эти мощности. Начинать строительство новых заводов нужно было, как минимум, в 2005 году, а задумываться еще раньше. В этом случае Казахстану не пришлось бы столкнуться со столь острым дефицитом цемента. Предпринимаемые сегодня правительством меры по стабилизации ситуации, сложившейся на рынке, не дадут сколько-нибудь значительных результатов.

Напомним, все началось с обращения Ассоциации застройщиков Казахстана (АЗК) в начале июня к уполномоченным органам, в котором АЗК заявило о неминуемом скачке цен на жилье (на 25–30%) по причине трехкратного увеличения стоимости цемента. Реакция последовала практически сразу. Министр индустрии и торговли Галым Оразбаков предложил несколько мер по стабилизации ситуации на цементном рынке.

Мера №1. Нет – пошлинам

«Мы сделали анализ импортной таможенной пошлины в пять процентов. Я предлагаю на этой неделе подписать постановление об отмене этой пошлины, учитывая ситуацию с цементом на казахстанском рынке», – заявил глава Мининдустрии.

На первый взгляд вполне действенное решение, но оно было бы более действенным, если бы речь шла не 5-процентной, а о 25–30-процентной пошлине. При нынешних ценах на цемент 5% – это не та цифра, которая каким-либо образом влияет на рыночную ситуацию. В то же время отсутствие этой пошлины, вероятнее всего, никоим образом не отразится на ценах на цемент в целом – вряд ли импортеры, а точнее, посредники, захотят продавать свою продукцию по ценам ниже рыночных. Тем более что цемент покупают и при нынешних ценах. Это решение приведет к тому, что вместо бюджета средства будут оседать в карманах посредников.

Мера №2. Китай нам поможет

«В Китае огромный рынок. Там цена (50 долларов за тонну) фактически в 5 раз дешевле, чем у нас на рынке», – сказал г-н Оразбаков, добавив, что необходимо принять незамедлительные меры по расширению пропускной способности железнодорожного терминала на границе с Китаем: «Я был вчера на Хоргосе, на Достыке. Там трехкилометровая очередь автомобилей в ту сторону и трехкилометровая – в эту. Пропускной пункт не справляется со своими обязанностями. Необходимо перевести его на круглосуточную работу».

Действительно, по некоторым данным, стоимость китайского цемента (с учетом транспортных расходов) составляет примерно 80–90 долларов за тонну. Но, во-первых, опять же возникает вопрос: будут ли посредники продавать этот цемент намного дешевле рыночной стоимости? Во-вторых, Поднебесная является крупнейшим в мире потребителем и импортером цемента. Если собственное производство в Китае составляет около 800 млн тонн, то потребление – 1,5 млрд. Достаточно большой объем цемента страна импортирует из Мексики, Индонезии, Индии морским путем. Таким образом, за счет импорта наполняются рынки Восточного и Южного регионов Китая. Что же касается Западного и Северного, то они снабжаются за счет собственного производства.

В-третьих, проблема даже не столько в пропускной способности терминала «Хоргос – Достык», сколько в остром дефиците грузового вагонного парка для транспортировки цемента. Причем этот дефицит образовался не сегодня, он существует уже давно – с 2003–2005 годов. Но до сих пор нет хоть каких-то значительных подвижек в решении данной проблемы. Можно, конечно, доставлять цемент из Китая и автотранспортом, но это не слишком выгодно. Затраты на перевозку подобным способом значительно увеличат конечную стоимость продукции, да и объемы, перевезенные автомобилями, не могут быть значительными.

Мера №3. Цементная биржа

«Нами подготовлено постановление об организации биржевой торговли цементом, – отметил г-н Оразбаков. – Сейчас ведем переговоры с биржевиками: насколько они готовы быстро развернуть торговлю цементом на бирже».

Мера, безусловно, неплохая, но, как и предыдущие, весьма запоздалая. Создание подобной биржи было бы своевременным 5 лет назад, когда наблюдалось перепроизводство цемента. Сейчас же эта мера приведет к тому, что деньги с менее доходных рынков, например стагнирующего рынка жилья, перетекут на рынок цемента. В этом случае говорить о снижении цен на данный строительный материал сложно, если вообще возможно.

Вряд ли планируемая биржа сможет стать регулятором поставок потребителям – должны появиться фьючерсы. В этом случае фактор сезонности не будет играть значительную роль. Но и на данном этапе для цементников нет такой проблемы, как сезонный спад спроса. Так как основные – прямые – покупатели оплачивают продукцию за 3-6 месяцев вперед и имеют с заводами годовые контракты. Причем цена, которую они платят, не превышает 15 тыс. тенге (для наиболее дорогих марок цемента) и 10 тыс. (для обычных) плюс транспортная составляющая. В данное время она составляет около 10% (ранее этот показатель был на уровне 30%). То есть существующие сейчас цены позволяют расширить круг поставщиков.

Возникает и другой вопрос: каким образом правительство намерено привлечь производителей на биржу? Используя административный ресурс? Потому что, скорее всего, большая часть производителей не особо заинтересована в этом, у них нет излишек, которые выгодно было бы продавать на бирже. Да и биржевой товар должен быть доставлен точно в срок. Однако, учитывая наши проблемы с вагонным парком, этого происходить не будет. Заводы откажутся работать с железнодорожным транспортом и будут продавать цемент на условиях франко-завод, озаботив потребителя проблемами по заказу вагонов.

Лирическое отступление. Цементный сговор

На сегодняшний день на 4 казахстанских производителей («Састобе Цемент» в расчет не берется, так как производит около 100–150 тыс. тонн цемента) приходится не менее 10 импортеров.

Поэтому заявления о цементном сговоре, мягко говоря, беспочвенны. Вряд ли в условиях острейшего дефицита казахстанских производственных мощностей и такой конкуренции возможен ценовой сговор между двумя производителями – «Семейцементом» и «Восток-Цементом», которым не удалось консолидироваться в сложный для всей отрасли момент, а сейчас в этом просто нет необходимости. Тем более невозможен сговор и между четырьмя казахстанскими заводами.

Кстати, Ассоциация застройщиков не в первый раз обвиняет цементников в сговоре. В 2005 году АЗК уже писала подобное письмо на имя министра индустрии и торговли. Доводы были примерно теми же: за 1 месяц цены на цемент подскочили более чем на 100% – с 8 до 18 тыс. тенге. Причем строители говорили, что это поставит под угрозу реализацию Государственной жилищной программы. В результате разбирательства с целью недопущения срыва выполнения Государственной жилищной программы между всеми цементными заводами и комитетом по строительству Мининдустрии был подписан документ, в котором оговаривалось, что заводы будут поставлять цемент по ценам заводов застройщикам, выигравшим тендер на строительство жилья в рамках госпрограммы. Но отчего-то ни одна строительная компания, выигравшая тендер, так и не пожелала воспользоваться этой возможностью.

Нерадужные перспективы

Сейчас мы «проектируем» для себя на 3–5-летнюю перспективу другую ситуацию: перепроизводство цемента, как следствие, значительное снижение цен и спад в цементной отрасли. Так как если будут реализованы все проекты, да еще модернизированы уже существующие мощности, то производство составит не менее 11,5 тонны, а потребление при самом оптимистичном сценарии – 10–10,5 (этот расчет основан на том, что при благоприятной экономической обстановке в стране потребление цемента на душу населения составляет 500–700 тонн). При перепроизводстве этого строительного материала его цена может упасть до 42–45 долларов за тонну (себестоимость+20% прибыли). И наша цементная отрасль опять окажется в плачевном состоянии, потому что все сегодняшние инвестиционные проекты строительства новых цементных заводов рассчитаны на сегодняшние цены в условиях существующего дефицита цемента.

[inc pk='374' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?