Микстура для агропрома

Попытки правительства влиять на плодоовощной рынок мерами жесткого регулирования не принесли ощутимых результатов. В то же время Казахстан может стать страной, способной самостоятельно удовлетворять свои потребности в овощах и фруктах при создании благоприятных условий для инвестирования в этот сегмент

Микстура для агропрома

Чуть ли не каждый состав кабмина республики считает своим долгом объявить войну росту цен на плодоовощную продукцию. При этом вовсе не забота о населении руководит правительством. С тех пор, как кривая инфляции стала стремиться вверх, бесстрастная статистика показала, что своей существенной частью она (инфляция) обязана дарам садов и огородов. Вот чиновники и решили: как только стоимость овощей и фруктов снизится, вниз пойдет и уровень инфляции. Однако победителями из этих схваток до сих пор выходили именно цены.

В прошлом году правительство Даниала Ахметова уже в апреле упредило сезонный всплеск постановлением «О дополнительных мерах по стабилизации цен на потребительском рынке». Документ был призван создать «благоприятные условия для насыщения внутреннего рынка плодоовощной продукцией». Ряду ведомств и акиматам предписывалось принять меры «по недопущению необоснованного роста тарифов на нефтепродукты, газ, электроэнергию, услуги железнодорожного транспорта, услуги естественных монополий». Не прошло и полгода после выхода в свет этого постановления, и почти все области получили новые, более высокие тарифы на газ, тепло, электроэнергию, обоснованность которых многие сегодня ставят под сомнение. Бесспорно только одно: наказ правительства – не допустить повышения тарифов – выполнен не был.

Смена кабмина в нынешнем году приоритетов не изменила: Карим Масимов принял знамя борьбы с ценами на овощи-фрукты из рук своего предшественника. Он также подписал постановление «О мерах по насыщению внутреннего рынка республики плодоовощной продукцией», цель которого – обеспечение внутреннего рынка дешевыми и качественными плодами.

Овощи эконом- и бизнес-класса

Лучше всего проследить, как насыщается внутренний рынок «дешевыми и качественными овощами и фруктами» на самом рынке, например на знаменитом алматинском Зеленом базаре.

Уже на подступах к нему живо идет «придорожная торговля». Цены – бросовые, впрочем, и товар тоже. Побитые дождем абрикосы стоят всего 80 тенге, помидоры – от 80 до 130, огурцы – 50–100, малина – 300, яблоки – 120… Тут же можно наблюдать «уходящую натуру» – дачников с ведерками вишни, малины, урюка. Бабушка предлагает нам малину по 300 тенге, но согласна и на 280, «если будете брать». У частников товар уходит быстро: и дешевле, да и происхождение не вызывает сомнений. Понятно, что дача находится вблизи города, а не в Китае.

Чем дальше углубляешься на территорию базара, тем страшнее становятся цены. Абрикосы на прилавке в три раза дороже продающихся с земли – 250 тенге килограмм. Причем продавщица нас заверяет, что плоды чуть ли не тем же утром сорваны с дерева в одном из хозяйств под южной столицей. Понятно было бы, если бы она вводила в заблуждение приезжих, но нас, коренных алматинцев... Мы-то знаем, что даже в куда более южной Чолпон-Ате абрикосы вызревают в начале августа. Идем дальше. За яблоки, тоже местные, как следует из надписи на ценнике, просят 150 тенге, за виноград – 250–300. Подешевели бананы – «на целых» 5 тенге. Теперь их можно купить за 35–45 тенге против прежних 40–50. Черешня после некоторого падения вернулась на прежние позиции – 700 тенге, но можно сторговаться за 650 и даже 550. Почему так дорого, спрашиваем. «Так ведь сезон проходит», – живо откликаются сразу несколько продавцов.

По данным «Казагромаркетинга», цены на огурцы в июле 2006 года на казахстанских рынках были в два раза выше, чем в Кыргызстане и Узбекистане

Изобильны овощные ряды – от колхозницы картошки до аристократки брюссельской капусты. Цены по сравнению с майскими несколько снизились, но незначительно. Огурцы – 150–200, помидоры – 200–250, сорт «бычье сердце» – 400–500 тенге, капуста белокочанная – 100, цветная – 250, картошка – от 60 тенге. Удивляет дороговизна зелени. Помните, «старичок, почем лучок? Пять копеечек пучок»? Сегодня тот же пучок стоит 70 тенге, петрушка и укроп – 25–30. К надписи «ГРЭС», обозначающей место произрастания овощей, в последнее время добавилась «Чилик». У продавцов считается дурным тоном признаваться, что огурцы и помидоры прибыли из Узбекистана или Шымкентской области.

Перемещаемся наверх, в основное здание Зеленого базара. Именно здесь находятся ряды, в народе получившие название «миллионерских». Здешние продавцы мыслят совсем другими категориями. Никто не будет вас заверять, что овощи выращены под Алматы или на собственной даче. Считается, что если люди могут себе позволить покупать помидоры по 800 тенге за килограмм в разгар сезона, то у них просто нет ни времени, ни желания вникать, где вырос этот эксклюзивный овощ. А ведь он явно брат того, что продается за 400 внизу. Добавленная стоимость – за статус «миллионерских рядов». Ровно в два раза подорожали поднятые наверх баклажаны – от 200 до 400 тенге, абрикосы – до 300, персики – до 500 тенге, картофель – до 150. Когда продавцы говорят, что сами очень дорого покупают продукцию и имеют маржу не более 20–30 тенге, то в это верится с трудом. Как рассказывала одному из авторов знакомая, место в «миллионерских рядах» ей обошлось в круглую сумму, но она не жалеет об этом: затраты уже давно окупились.

Обычно покупатели не заостряют внимания на том, что все овощи-фрукты, которыми торгуют на базаре, образно говоря, с одного огорода, вернее, с одного плодоовощного каравана. Заметьте, в одно время на прилавках появляются розовые помидоры, парниковые огурцы сменяются грунтовыми. Если у одного продавца петрушка пожелтела, а цветная капуста почернела, можно быть уверенным, что на всем базаре не найдешь других. Мы убедились в том, что никакой конкурентной среды на рынке, во всяком случае плодоовощном, нет.

Очень правильное определение профессии существовало в советское время – работник прилавка. Нынешние торговцы на базаре не имеют никакого отношения к сельхозпроизводству, так же, как люди, торгующие на вещевых рынках, – к производству одежды. Они работники прилавка. Работают на себя или на хозяина, поставившего их на это место. Всего одна продавщица на всем Зеленом базаре позиционирует себя как дачница. «С утра торгую, – рассказывает она нам, – а вечером опять на грядках пластаюсь». Репутация труженицы позволяет ей торговать своими огурцами и помидорами минимум на 50 тенге дороже.

Бренд «ГРЭС»

Нас мучил вопрос, что же это за неведомый ГРЭС, снабжающий чуть ли не весь город овощами? Как нам удалось выяснить, в этом районе расположено тепличное хозяйство ТОО «Меркур Дом», специализирующееся на производстве и реализации овощей и цветов.

Посевные площади компании в общей сложности составляют 8 га, из них под овощи занято только 3: 2 га под огурцы, 1 – под помидоры. Не так много, чтобы хозяйству удалось завалить все наши рынки своей плодоовощной продукцией. Однако заместитель директора «Меркур Дом» Амангельды Ержанов утверждает, что эта задача компании по плечу. «У нас хватает земли, чтобы полностью обеспечить Алматы и область», – говорит он. Раньше под овощи занимали все 8 га и излишки даже возили в Россию.

Несмотря на то что так называемые овощи с ГРЭС на базарах продают круглогодично, семена здесь сеют под Новый год, а первый урожай в теплицах получают только в апреле. Снимают овощи зимней посадки до июля: 150–170 тонн огурцов и 110–120 тонн помидоров. В августе вновь сеют, на этот раз только огурцы, и получают так называемый засолочный урожай. В этом году 50 тонн овощей осеннего периода по договоренности будут поставлены на плодоконсервный завод в поселке Заречный.

[inc pk='2079' service='media']

По словам г-на Ержанова, можно было бы выращивать овощи весь год, да только это невыгодно. «Во время холодов очень дорого обходится тепло, а это отражается на себестоимости продукции. По сравнению с узбекскими овощами, а в Узбекистане все коммунальные услуги стоят копейки, наши помидоры-огурцы неконкурентоспособны». Вот тут и вспомнишь постановление 2006 года, где предписывалось не допускать необоснованного роста тарифов. Если в прошлом году хозяйству 1 гигакалория тепла обходилась в 1300 тенге, то с начала нынешнего – в 1720. По словам г-на Ержанова, затраты на тепло съедают до 40% прибыли.

Овощи из теплиц идут на Зеленый базар и рынок «Алтын Орда». Покупатели приезжают и закупают овощи. Отпускные цены на помидоры зависят от сорта («Пулька», «Нестандарт» и «Стандарт») и колеблются в диапазоне от 80 до 120 тенге, огурцы – от 80 до 100. В прошлом году средняя цена на овощи составляла от 35 до 50 тенге. Для сравнения: идентичный сорт узбекских помидоров («Стандарт») продавцам обходится на базаре по 80–90 тенге за килограмм, а их себестоимость составляет не более 20 тенге.

Как говорит Амангельды Ержанов, на базаре обычно продают овощи вперемешку – дешевые узбекские помидоры разбавляют грэсовскими и взвинчивают цены в 2–3 раза.

Сейчас на рынке появились недорогие грунтовые овощи. Замдиректора ТОО «Меркур Дом» считает, что плоды, выращенные под открытым небом, менее экологичны, потому что даже дождевая вода содержит примеси вредных веществ. Кстати, расходы на прохождение процедур по сертификации продукции также увеличивают себестоимость грэсовских овощей. Зато, как говорит г-н Ержанов, хозяйство может отвечать за качество своих продуктов.

В отличие от сельскохозяйственных предприятий тепличные хозяйства не пользуются какими-либо льготами, поскольку не признаются… сельхозпроизводителями. Несмотря на это, компания расширяется. «Поставили новые российские теплицы на 2 га, – рассказывает г-н Ержанов, – и планируем в следующем году запустить российские конструкции еще на 4 га. Здесь будет использована израильская технология, позволяющая увеличить урожай. Мы собираем с квадратного метра 7, очень редко до 12 килограммов огурцов, по новой технологии урожайность вырастет до 25–30 килограммов. И оправдаем затраты даже при 18–20 килограммах с квадрата». Себестоимость должна снизиться. Компания готовится выходить на соседние рынки со своей продукцией. Начнет с России.

Министр индустрии и торговли Галым Оразбаков в ряду мер по обеспечению населения плодоовощной продукцией назвал «расширение собственного производства овощей и фруктов в условиях закрытого грунта». Возможно, будет оказана реальная поддержка тепличным хозяйствам – таким, как «Меркур Дом». Понятно, что из соображений получения прибыли производители до минимума сокращают ассортимент выращиваемой продукции. А ведь можно было бы получать урожаи перца, баклажанов и других овощей, которые сегодня большей частью завозятся.

По «зеленой» дороге

Плодородные земли, пригодные для выращивания плодоовощной продукции, сосредоточены в основном на юге Казахстана. В советское время Алматинская область обеспечивала не только тогдашнюю столицу, но и другие области, а также часть Западной Сибири. На рынках торговали только ранними узбекскими и чимкентскими фруктами и овощами. Потом на прилавках появлялись плоды из пригородных колхозов, частных хозяйств и дач. Конкуренция сметала дорогую продукцию с прилавков.

Сегодня причин для волнения по поводу обеспечения населения овощами и фруктами достаточно. Как утверждает представитель АО «Казагромаркетинг» Лаура Омарова, «с 2006 года наблюдается снижение производства плодоовощных и плодоягодных культур, тогда как в период 2001–2005 годов их производство росло. Причиной послужило сокращение посевных площадей на 0,4% и снижение урожайности фруктов и орехов на 2%, винограда – на 1%. В прошлом году в Казахстане овощей в закрытом грунте, по данным Агентства РК по статистике, произведено всего 2690 тонн». Сокращение предложения при стабильном спросе, как известно, способствует росту цен.

Но это всего лишь одна из причин, причем не главная, подорожания овощей и фруктов. В силу неразвитой инфраструктуры и несовершенной логистики доставка плодоовощной продукции в зоны некомпактного проживания людей на огромной территории Казахстана сопряжена с большими транспортными проблемами и, как следствие, со значительными финансовыми издержками. Как в любой рыночной системе, компенсировать объективные издержки призван конечный потребитель. Подобно большинству развитых стран мира, в Казахстане основную массу плодоовощной продукции перевозят автомобильным транспортом. С той лишь разницей, что транспортно-логистическая сеть западных стран на несколько порядков совершеннее, издержки при транспортировке грузов оптимальны, а конкуренция на рынке – жесткая.

В Казахстане именно доставка сельхозпродукции до потребителя является слабым звеном и дает наибольшую долю накруток в ее стоимости. На проблемы, возникающие при транспортировке, обращается особое внимание в обоих вышеуказанных постановлениях правительства. В прошлогоднем документе предусматривались упрощенный порядок пропуска через госграницу по принципу «одного окна», исключение случаев незаконной остановки, проверки и задержки транспортных средств. В этом году правительство пошло еще дальше: сегодня признается необходимость сопровождения дорожной полицией автоколонн от государственной границы вплоть до пункта назначения.

О серьезности проблемы говорят исследования, проведенные в 2006 году Всемирным банком. В частности, выяснилось, что на прохождение таможенных процедур фуры с овощами и фруктами тратят в общей сложности 28 часов. Во время полевых исследований было установлено, что караван из 112 грузовиков, следующий по маршруту Бишкек–Алматы–Петропавловск, был остановлен различными службами 665 раз. Официально каждая 20-тонная машина должна уплатить сборы в сумме 153 долларов, нелегальные же поборы составляют более 2 тыс. долларов. Вот где прячется добавленная стоимость.

По данным «Казагромаркетинга», капуста, которая в Ташкенте стоит 17 тенге за килограмм, розничному покупателю в Астане обходится в 70 тенге. Специалисты подсчитали, что перекупщик получает большую прибыль, чем сельхозпроизводитель, доход которого составляет всего 10% дохода продавца.

Кто нас кормит?

«Основными производителями фруктов и овощей являются крестьянские хозяйства, – подчеркивает г-жа Омарова. – В межсезонье плодоовощная продукция завозится в Казахстан в основном из Китая, Узбекистана, Киргизии». Мы уже видели, как достаточно дешевые плоды по дороге становятся просто золотыми. Так что ввоз значительной части продукции из сопредельных стран – один из факторов роста цен на нее.

[inc pk='2080' service='media']

Поставщиками выступают частные компании и индивидуальные предприниматели, имеющие подходящие для перевозок транспортные средства. Среди поставщиков можно выделить компании «Данко Цитрус», «Оптовый клуб», «Шарк», «Нурсат» и другие. По словам представителя «Казагромаркетинга», «конкуренция между ними слабо развита, так как продукции завозится в недостаточных количествах, что и является решающим фактором высоких розничных цен».

В силу природно-климатических условий производство и реализация плодов и овощей на большой территории страны имеет ярко выраженный сезонный характер, а большая часть продукции поступает в продажу во второй половине года. Крайне мало выращивается ранних овощей, особенно в северных регионах республики, потребность розничной торговли удовлетворяется в среднем лишь на 35–40%. Отсюда и завышенные цены в период уменьшения предложения при стабильно высоком спросе.

Обладая мощным аграрным потенциалом, Казахстан по итогам прошлого года имеет долю сельского хозяйства в ВВП на уровне 6,4%. Практика отказа от крупных сельскохозяйственных предприятий, созданных в советское время, привела к тому, что на карте страны появились сотни тысяч мелких частных собственников. Характерная черта последних – ограниченность финансовых ресурсов, малые объемы производства сельскохозяйственной продукции, изношенность технического парка. Преодолеть отсталость можно лишь за счет воссоздания крупных сельхозпроизводителей, но уже на принципах рыночных механизмов, и предприятий, использующих современные формы хозяйствования на земле. В противном случае мы окончательно сядем на импортную плодоовощную иглу.

Проблемы контроля качества завозимой продукции и мониторинга объемов импорта не позволяют выстроить более-менее понятную стратегию развития казахстанского АПК. По мнению г-жи Омаровой, «в связи с некорректной информацией объемов завоза плодоовощной продукции неизвестно, в каком объеме завозится импорт и какого он качества».

В Казахстане существует ряд объективных факторов, препятствующих развитию рынка плодоовощной продукции. Во-первых, недостаточная информированность субъектов овощного рынка о структуре производства, поставок и прогнозных объемах потребностей регионов страны, во-вторых, слабая организация всей торгово-логистической сети, в-третьих, отсутствие организованной торговли плодоовощной продукцией, в-четвертых, разрозненность экспедиторских услуг по доставке продукции. К такому выводу пришли специалисты «Казагромаркетинга».

И что же делать?

Жалобы на рост цен на овощи и фрукты стали общим местом как в выступлениях чиновников самого высшего ранга, так и в разговорах обывателей. Можно, конечно, требовать от правительства принятия адекватных мер, а тому эти меры предлагать. Но стоит заметить, что государство может немногое. В частности, в рыночных условиях оно вправе устанавливать цены на продукцию, законодательно отнесенную к разряду регулируемой государством. Что ж, казахстанскому правительству следует принять решение об отнесении плодоовощной продукции к разряду регулируемой государством со всеми вытекающими отсюда последствиями? Тогда придется лавировать между прямым установлением цен, чреватым повсеместным дефицитом, и утверждением предельных нормативов рентабельности производства, что в конечном счете подразумевает сворачивание производства сельхозпродукции внутри страны и полную зависимость от импорта.

Все потуги государства как-то контролировать рынок – ответная реакция на недовольство населения ростом инфляции. Отсюда популистские решения правительства о полицейском сопровождении колонн, фактически бесконтрольном провозе плодоовощной продукции из сопредельных государств. Такими мерами мы способны решить текущие задачи, временно сбить волну недовольства в труднодоступных регионах страны и закопать проблему в ближайшем огороде.

На свободном рынке процесс ценообразования происходит стихийно, цены складываются под воздействием спроса и предложения в условиях конкуренции. Наши продавцы подсознательно чувствуют: раз люди берут продукцию по предлагаемым ценам, значит, не стоит их снижать. Кстати, по этому принципу складывается вся цепочка добавленной стоимости. Аппетиты вымогателей на дорогах растут, потому что люди, занимающиеся доставкой, эти аппетиты могут удовлетворить.

В системе координат, именуемой казахстанским рынком плодов и овощей, нет главной составляющей, а именно эффективного отечественного агропрома, способного решить ключевую задачу – обеспечить продовольственную безопасность страны. За счет повышения урожайности нужно наращивать внутреннее производство, став, в конце концов, серьезным конкурентом импорта.

Казахстан, по сути, пока неосвоенная площадка для выстраивания современной сети автомобильных, железных дорог, инфраструктуры оптового и розничного ритейла, стимулирования сельскохозяйственного производства внутри страны.

По мнению Гульнур Рахматуллиной, главного научного сотрудника КИСИ, идея кластера, подразумевающего всю цепочку – от сырья до рынков сбыта, актуальна и в отношении развития производства плодоовощной продукции. «Почему-то кластерным способом мы хотим развивать только экспортоориентированные отрасли – текстильную, нефтехимию… А кто же будет обеспечивать внутренний рынок? Нужно создавать выгодные для производителя условия – ввести налоговые преференции, может быть, даже в форме специальных экономических зон (СЭЗ), чтобы инвестиции в этот сектор окупались. Можно было бы реализовать проект в Алматинской области, которая традиционно обеспечивала овощами и фруктами не только город, но и другие регионы», – считает экономист.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?