От хорошего к лучшему

Правительство Казахстана до сих пор не определилось с параметрами изменений, которые будут внесены в Налоговый кодекс и в этом году, и на среднесрочный период. Между тем неясность в налогообложении значительно влияет на среднесрочные планы бизнеса, мешая тем самым его динамичному развитию

От хорошего к лучшему

Нетрудно понять, почему именно сейчас правительство рассматривает возможность дальнейшего снижения налогов — цены на нефть высоки, профицит бюджета огромен, а рост замедляется. Собственно, снижение налогов всегда найдет поддержку в бизнес-сообществе, и многие члены правительства рассматривают этот шаг как путь к ускорению экономического роста. Тем не менее действовать следует осторожно. Постоянный рост расходных обязательств бюджета и неопределенность с ценами на нефть – серьезные аргументы против поспешных решений о перманентном снижении налогов. И все-таки думать о дальнейшем смягчении налогового бремени можно и нужно. Ясно, что налоги должны быть умеренными. На это, наряду с отсутствием войны, в качестве важнейшего условия экономического благосостояния указывал еще Адам Смит.

НДС и КПН

Величина и порядок уплаты этих налогов все последние годы были предметом наиболее оживленной и ожесточенной дискуссии. Такой интерес более чем понятен. Именно НДС и КПН являются базовыми для формирования бюджета, в то же время они наиболее значимы и чувствительны для бизнеса. Этот год не стал исключением. Сначала о КПН. Здесь вроде бы наблюдается относительный консенсус между всеми заинтересованными лицами. Практически вопрос лишь в том, насколько снижать данный налог. На сегодня существует несколько мнений. От крайне радикального – снижение до 10%, высказываемого рядом экс-депутатов парламента и советников премьера, до предложения Минэкономики о поэтапном снижении до 25%, кроме недропользователей в 2008 году с последующим снижением до 20% в 2010 году. Посередине находится предложение национальной экономической палаты (НЭП) «Атамекен» о снижении со следующего года налога до 20%, далее к 2010-му  – до 15%. Между тем вопрос о величине снижения отнюдь не праздный. Поскольку 5-процентное снижение – это около 140 млрд тенге выпадающих доходов бюджета (около 16% доходной части бюджета 2007 года). Учитывая постоянно растущие бюджетные социальные обязательства, надо либо понимать, как их компенсировать, либо проводить серьезную политику по ограничению бюджетных расходов. Собственно, из-за сегодняшнего положения дел ни то, ни другое правительство в силу конъюнктурных соображений (выборы) сделать ничего не может либо не хочет, поскольку это помешает его планам по достижению уровня 50 конкурентоспособных государств. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но положение дел именно таково. «Сейчас неплохо пошел сбор данного налога, – говорит директор департамента налоговой политики и прогнозов Министерства экономики и бюджетной политики Вера Кнюх. – Если взять темпы роста ВВП и темпы роста корпоративного налога, то у КПН они существенно выше. Заработал ненефтяной сектор. Это цинк, медь, хром, строительство. К сожалению, мало поступлений по этому налогу от торговли. Нам предлагали радикально снизить КПН – до 10%, считая, что это позволит вывести доходы из тени. Мы не согласны. Более того, одновременно со снижением на 5% желательно ужесточить как расходную часть бюджета, так и повысить собираемость налогов». В Минэкономики ясно осознают, что в первый год минусы будут превалировать над плюсами. Компенсация, полученная за счет исключения льгот, не будет покрывать выпадающие доходы по КПН. Тем не менее там предполагают, что к 2010 г. «взойдет новое налоговое поле», а также будут пересмотрены специальные режимы, значит, можно будет говорить о дальнейшем снижении.

Наибольшее ожесточение в умах сейчас вызывает дискуссия о НДС. Тут тоже существуют разные виды предложений. Наиболее оригинальное выдвинула НЭП «Атамекен». Суть ее новаций сводится к введению дифференцированных отраслевых ставок по НДС, при этом в течение 3 лет предлагается поэтапно снизить общую ставку налога с 12% в следующем году до 10. «Что касается дифференцированных ставок, то мы считаем, что их надо, наоборот, унифицировать. Налоговое законодательство должно быть единым для всех отраслей. Только это позволит создать условия равной конкуренции. Сегодня одна из проблемных зон, которая мешает Казахстану войти в 50 конкурентоспособных стран, – это низкий уровень конкуренции на всех рынках. Поэтому отраслевой принцип будет способствовать ухудшению положения», – считает руководитель Ассоциации налогоплательщиков Жаннат Ертлесова. Предложения же «Атамекена», как сообщила «Эксперту Казахстан» первый заместитель председателя НЭП «Атамекен» Екатерина Никитинская, базируются на том, что существует неравномерное распределение налоговой нагрузки между сырьевым и обрабатывающим секторами Казахстана, а это препятствует диверсификации экономики. Потому предлагается сохранить существующие льготы по НДС (для сельхозпереработчиков, финлизинга) и распространить их еще на машиностроителей, инновационные технологии, сельское хозяйство. Речь идет не столько о введении новых льгот, сколько о сохранении существующего статус-кво.

Наиболее радикальна в этом вопросе позиция Министерства финансов, которое считает необходимым отменить все существующие льготы и преференции (это касается не только НДС). Примерно такой же точки зрения придерживаются и эксперты Всемирного банка, проводившие анализ налоговой системы Казахстана по состоянию на 31 января 2007 года. В частности, они предлагают рассмотреть возможность расширения внутренней базы НДС наряду с улучшением механизма возмещения НДС за счет исключения большинства освобождений (например, для фермеров, юристов и нотариусов, строительства в рамках инфраструктурных проектов для правительства, экономических зон и технопарков и нового жилищного строительства), поскольку освобождения разрушают систему НДС и делают ее неэффективной. Следовательно, необходимо сохранить единую ставку НДС. Введение более чем одной ставки излишне усложняет систему и не помогает малоимущим группам населения. Кроме того, предлагается ввести схему отложенных платежей для импорта основных средств и систему ускоренного возмещения НДС экспортерам.

В целом к такой же позиции склоняется и Минэкономики. «НДС для налогоплательщиков – самый ненавистный налог, потому что он весь перекошенный. Там столько исключений… Как результат – у нас нет классической формы самого НДС. Особенно остро этот вопрос встанет, когда вступим в таможенный союз трех стран. Там должна быть действительно классическая форма», – считает Вера Кнюх. Смысл же предложений Минэкономики как по НДС, так и по ряду других налогов сводится к поэтапной отмене существующих льгот. «Мы хотели бы подойти к реформированию НДС системно, последовательно. Нам представляется, что надо создать единую систему налога, причем никто не говорит о том, что мы сделаем это в одночасье», – объясняет начальник управления налоговой политики Минэкономики Еркин Сагиев.

Считается, что НДС – это нейтральный по отношению к экономике налог. При его применении есть отдельные мелкие недостатки, но они, в принципе, исправимы. Общие недостатки НДС в Казахстане широко известны: сложности с возмещением, мошенничество, сложность администрирования. Хотя и в Европе сталкиваются с проблемами мошенничества при возмещении НДС. И никаких эффективных решений ни там, ни у нас пока нет. Германия в 2005 году объявила, что из-за схем, связанных с возмещением НДС, бюджет теряет около 17 млрд евро (порядка 1% от ВВП). В Казахстане в отличие, скажем, от ЕС, этот налог не нейтрален, поскольку по-прежнему существуют временные разрывы между начислением НДС у продавца товара и принятием его к вычету у покупателя. Особенно жестко это касается капитальных затрат как на развитие нового производства, так и на модернизацию старого. «Такая проблема действительно существует. Поэтому мы активно изучаем международный опыт, предполагая в будущем внести норму о возмещении НДС по капитальным затратам. Однако в какой форме это будет – деньги или зачет, а также как это будет администрироваться, пока сложно сказать», – говорит г-н Сагиев. Есть и недостатки, присущие самому налогу, а не вызванные практикой его применения. Фактически объектами этого налога являются прибыль и затраты на труд. Поэтому там, где высока доля расходов на труд, наличие НДС с высокой ставкой – дополнительный стимул платить зарплату в конверте либо фактор, снижающий конкурентоспособность. Кроме того, согласно концепции уплаты НДС в стране потребления товара в тех государствах, где этот налог есть, его возмещают экспортерам. Учитывая товарную структуру казахстанского экспорта, это означает, что указанные суммы в экономике перераспределяются из обрабатывающих отраслей в пользу добывающих. Помимо этого, снижение НДС стимулирует потребление, которое и так переживает бум. Вместе с тем уже давно появились признаки того, что ограниченные производственные возможности замедляют промышленный рост. А это говорит о неспособности внутренних производителей быстро реагировать на дальнейший рост внутреннего спроса. В таких условиях стимулирование потребления, скорее всего, лишь вызовет рост импорта и усилит инфляционное давление. Исходя из этого, еще более непонятна позиция НЭП «Атамекен» по дифференцированной отраслевой ставке. Если и есть смысл говорить о дифференцированных ставках, то никак не по отрасли, а по отдельным группам социально важных товаров. Именно такие льготы, а не отраслевые существуют в странах Евросоюза. Да и сам налог носит название «налога на добавленную стоимость товаров и услуг». Подобные нормы в Казахстане уже действуют, в частности, на хлеб и детское питание. Возможно, правительству стоило бы еще раз внимательно проанализировать и ревизовать данный список. Правда, против этого выступает и Минфин, и Минэкономики. Их позиция такова: «Мы не хотели бы даже дискутировать по этому вопросу, так как в 2009 году у нас будет НДС 12%. В ЕС стандартная ставка не может быть ниже 15%. У нас она уже сейчас ниже. Поэтому мы можем быть конкурентоспособны и по стандартной ставке», – говорит г-жа Кнюх.

Налог на труд

Одним из ключевых предложений экспертов Всемирного банка является резкое изменение системы налогов по оплате труда, а это ИПН и социальный налог. «Некоторые несоответствия между базами ИПН и СН излишне усложняют исполнение обязательств по этим налогам. Мы рекомендуем полностью объединить эти два налога в единый ИПН и исключить какие-либо освобождения, кроме базового размера на вычеты (причем будет лучше, если его установить из расчета на члена семьи) и порога нулевой ставки. Они оба могут быть щедрыми (например, достигать уровня половины средней заработной платы)», – говорится в тексте их рекомендации казахстанскому правительству. То есть, по сути, предлагается полностью поменять существующую схему оплаты социального налога. Сейчас его платит работодатель от фонда оплаты по регрессивной ставке. В 2007 году – от 20 до 7% в зависимости от размера заработной платы, при этом средняя сумма уплаты равна 15,5%. Со следующего года эта шкала поменяется на 13–7% при прогнозируемой средней ставке 11%. Предложения же ВБ сводятся к тому, чтобы отменить социальный налог и ввести единый ИПН по ставке 20–21% (ИПН плюс соцналог), который должен будет платить не работодатель, а непосредственно работник. Данное предложение достаточно четко коррелируется с курсом правительства по переносу центра налогообложения с юридических лиц на физические лица. Однако к каким социальным последствиям приведет данная мера, если еще учесть и тот факт, что правительство всерьез задумывается существенно повысить размер обязательных отчислений граждан в пенсионные фонды, сказать нетрудно. Предложения же Министерства экономики и бюджетного планирования не столь радикальны. Там в целом согласны ввести плоскую шкалу для уплаты социального налога на уровне 11%, сохраняя при этом прежний порядок уплаты. А введение нового ИПН предлагают рассмотреть в 2010 году.

«Сейчас работодатель платит зарплату и социальный налог на каждого работника персонально. А плоская шкала дает возможность не считать по каждому работнику, то есть существенно упростить порядок уплаты налога. Налоговый агент у источника выплаты взимает 10% ИПН, одновременно будет взимать и социальный налог. Здесь единственная проблема – перенос налога на физических лиц. Какая будет ставка – 8 или 10% – еще неизвестно, но в любом случае это приличное увеличение. Значит, сначала надо поднять зарплату как в частном секторе, так и бюджетной сфере. Здесь надо как-то «мягко-принудительно» воздействовать на бизнес. Ведь он может сказать – это ваше дело, поскольку вы государство, вы и решайте эти вопросы». Понятно, что со стороны предпринимателей эта налоговая новация найдет, скорее всего, полную поддержку. Не случайно при крайне критическом отношении НЭП «Атамекен» к предложенному варианту поправок и изменений по этому поводу возражений не слышно. Но если новации вступят в силу, они станут лакмусовой бумажкой для определения степени сознательности или так часто упоминаемой социальной ответственности казахстанского бизнеса. Поскольку он получит реальное серьезное снижение налогового бремени, а следовательно, возможность полностью отказаться от использования «конвертных» схем и практики уплаты минимально возможной по закону заработной платы.

Специальные режимы

В Казахстане действует фактически три специальных режима налогообложения, касающиеся как юридических, так и физических лиц. Во-первых, это режим разового талона, он в идеале должен распространяться на эпизодическую деятельность. Предполагается, что работать в режиме разового талона можно в течение 90 дней в году. Вводился он прежде всего для фермеров и мелких крестьянских хозяйств, которые должны были реализовывать товары собственного производства. Во-вторых, режим работы по патенту. Он распространяется на физических лиц и уплачивается при покупке патента как два процента от заявленного оборота. Ясно, что при этой схеме предприниматели активно занижают оборот, а проконтролировать его весьма проблематично. Что на руку нечистоплотным налоговикам, которые могут активно использовать ситуацию с разницей между реальным и заявленным оборотом для получения мзды. Третий режим – упрощенной декларации – распространяется как на физических, так и юридических лиц. Работая в этом режиме, налогоплательщик платит 3% с оборота при некоторых пороговых ограничениях (для физлиц – оборот 40 млн тенге в год, для юрлиц – 100 млн). Несмотря на вроде бы прогрессивный характер, на практике выяснятся, что такой режим больше всего интересен и выгоден малому и среднему бизнесу, работающим в торговле, где есть быстрая оборачиваемость капиталов и достаточно высокая рентабельность. А наименее выгоден для предприятий с длительным циклом, то есть для производственников. Даже в отсутствии прибыли при наличии оборота они будут вынуждены платить налог. Министерство экономики и бюджетного планирования в своих среднесрочных планах предлагает серьезно реформировать существующий порядок. «Спецрежимы – это очень болезненный вопрос. Мы хотим их в 2009 году пересмотреть и перевести в общеустановленный режим. Правда, нам говорят – не трогайте малый бизнес. Дескать, во всем мире с малого бизнеса никто не берет налоги. Это, конечно, ерунда. Везде налоги есть, но или по меньшим ставкам, или отчетность снижена», – объясняет Вера Кнюх. По ее мнению, одна из самых больших проблем – торговля на рынках. Поскольку «там сидит 2 млн граждан, которые ничего не платят или мало платят государству, не платят в пенсионный фонд». Минэкономики планирует со следующего года совместно с Мининдустрии и торговли начать работу по упорядочиванию ситуации на рынках, внеся изменения в Закон о торговле. Деятельность будет происходить в два этапа: в 2009 году будут ликвидированы стихийные рынки в областных центрах, Алматы и Астане, а в 2010 году – в городах областного значения. При этом исключительно для физических лиц, торгующих на рынках, будут отменены режимы патента и разового талона, а введен режим упрощенной декларации. Эти новации не коснутся районных центров и аулов. Кроме того, в рамках специальных режимов для предпринимателей появится ряд новшеств, которые, правда, вступят в силу предположительно с 2009–2010 года. Так, юридических лиц предполагается перевести с упрощенной декларации на общеустановленный режим уплаты налогов. В Минэкономики понимают, что введение данной нормы вызовет негативную реакцию среди предпринимателей, поэтому стараются изыскать механизм, позволяющий минимизировать издержки. «На первом этапе, наверное, нужно сделать режим проще, ввести упрощенную форму отчетности, но при этом сохранить базовый принцип оплаты налога с прибыли, то есть КПН, может быть, лишь по несколько меньшей ставке», – считает Еркин Сагиев. Собственно, на таких мерах настаивают и эксперты Всемирного банка, предлагая, правда, для стимулирования перехода предусмотреть возможность предпринимателей получить налоговый зачет. То есть не платить налог в полном объеме некоторое время, аккумулируя при этом необходимые средства, например, для ведения бухгалтерского и налогового учета. Такой вариант готовы рассматривать и в Министерстве экономики. «Это большая работа – надо изучить мнение бизнеса, а также степень его готовности, – говорит Вера Кнюх, – поскольку и мы, и ассоциации – это надстройка. Желательно же решать его в рамках форума предпринимателей».

[inc pk='372' service='table']
Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?