Золотые горы Рудного Алтая

Горнорудное предприятие «Секисовское» в Восточном Казахстане приступило к эксплуатации золотоносного месторождения, до сих пор считавшегося бедным и непригодным для промышленной добычи

Золотые горы Рудного Алтая

Английская инвестиционная компания Hambledon Mining Company LTD (HMC LTD) выиграла тендер на разработку, решив изменить устоявшиеся представления, и привлекла новые австралийские технологии, при которых предлагается строить компактные перерабатывающие фабрики непосредственно на месте добычи и тем самым добиваться рентабельности.

Неоправданное варварство

Месторождение открыл змеиногорский шахтмейстер Зубарев еще в 1883 году. Он приезжал в старообрядческое село Секисовку сосватать себе невесту. Попутно нашел за околицей в горе Седуха россыпи золотого песка и даже небольшие самородки. Разрабатывать зубаревский прииск начинали не раз, потом бросали и снова начинали. Дело в том, что золото в каменистом грунте давалось трудно, а в округе Риддера более податливых ручьев и горок на долю старателей и так хватало. Примерно такая же тенденция сохранялась и в период Советской власти. Предприятие «Алтайзолото» выкачало из горы 3,5 тонны желтого металла, брав руду с богатым содержанием практически с поверхности. А бедные породы бросило, зачислив месторождение в разряд неперспективных. Многие годы початая Седуха стояла как напоминание о недобросовестной политике прежних недропользователей.

– Такие месторождения надо разрабатывать комплексно, – говорит заместитель директора Секисовского ГРП Георгий Дудукалов. – Брать и бедную, и богатую руду одновременно. Тогда разработка входит в разряд рентабельных. А если снимать только пенки – это варварство. Месторождение содержит еще 25 тонн золота и 36 тонн серебра, которые требуют больших финансовых и трудовых вложений. И это только разведанных запасов! Возможно, под землей спрятано еще немало золота.

Расчетный срок эксплуатации месторождения 14 лет, пока не иссякнут запасы либо содержание драгметаллов не достигнет очень малого процента. Период разработки разбит на 2 этапа. Первые 5 лет – добыча руды открытым способом на новом и запасном старом карьере. На втором этапе – добыча шахтным способом, несмотря на то что это повлечет увеличение капитальных вложений. Зато содержание золота в руде прогнозируется примерно 4,8–5 граммов на тонну.

По проекту, предложенному инвестором, в Секисовке созданы 2 фирмы: ТОО «ГРП “Секисовское”», которое занимается добычей руды, и ТОО «Алтай-Кен-Байтыу», ведущее ее переработку. Для второй фирмы строится обогатительная фабрика, дробильный комплекс и складские помещения. После 14 лет эксплуатации рудника фабрику не закроют. Компания планирует производить постоянную доразведку, углубляясь в недра. Кроме того, она оформила патент на разведку нескольких участков в окрестностях Секисовки. Перспективен район горы Церковка, где, по заверениям старых геологов, должно содержаться золото в легкодоступных соединениях и в таком же объеме, как на Седухе. Гора располагается в 7 километрах от Секисовки в северо-западном направлении. За время эксплуатации секисовского рудника компания надеется отыскать в окрестностях еще ряд подобных месторождений. Если эти прогнозы подтвердятся, то фронт работ значительно расширится, а рентабельность предприятия увеличится.

– Теоретически золотосодержащие участки должны идти по всему разлому на многие километры, – говорит г-н Дудукалов. – Но проявления золота в них могут так и остаться проявлениями, а его содержание для промышленных разработок так и не достигнуть заветных процентов. Тем не менее мы имеем реальное Секисовское месторождение и экономику строим по уже подсчитанным запасам. Все, что не разведано, пока в наши реальные планы не включается. Но разведку ведем активно.

По рецепту Австралии

На вопрос о принципах менеджмента предприятия директор ТОО «ГРП “Секисовское”» Бауыржан Еркеев пояснил:

[inc pk='2072' service='media']

– Наш инвестор – английская компания Hambledon Mining Сompanу LTD – с момента основания ТОО «ГРП “Секисовское”» и ТОО «Алтай-Кен-Байтыу» осуществляет 100-процентное финансирование работ. Конечно, и англичане привлекают деньги акционеров, но отвечают за них полностью. Все, что профинансировала HMC LTD, остается в ее владении, включая добытое золото. Оба наших предприятия наделены ею самостоятельным юридическим правом принимать решения по организации работ и ведению бухгалтерской отчетности. Мы имеем юридический адрес, счет в банке и т.д. Золото и серебро будут извлекаться на нашей фабрике в виде сплава «доре» примерно в пропорции 5/6. Полный аффинаж будет проводить швейцарская компания Metalor. По международным экспертным данным, никто в мире лучше них аффинаж не делает. Плюс к этому они лучшие и в биржевых продажах. Кстати, маленькая Швейцария имеет огромный опыт и продает на мировом рынке до 70% всего добытого золота. К ним и доверия больше, чем к нам, новичкам рынка.

Технология переработки секисовской руды заимствована в Австралии. Она давно опробована и представляет собой достаточно простую схему: дробление, гравитационное обогащение, цианирование. Порода дробится на мелкую фракцию, а цианидное выщелачивание проводится в больших чанах, вмещающих по 1100 кубов раствора, что позволяет вести закрытый химический процесс. Затем цианиды обрабатываются активированным углем, чтобы на нем высадился драгоценный металл. А дальше идет алювирование, то есть отделение золота от угля. После этого пульпа обеззараживается и идет на хвостохранилище, а вода по замкнутому циклу после отстаивания возвращается в процесс. Заканчивается все электролизом и аффинажем. Технология предусматривает тщательное соблюдение режима химических процессов и неукоснительное соблюдение экологической безопасности. Особенность – в применении древесного угля, который производится в Австралии по особым рецептам. Он будет использоваться многократно: обжигаться в специальных печах и вновь возвращаться в процесс.

В основе – экономия

Производственная площадка «Секисовского» располагается компактно. Чтобы снизить затраты, при проектировании учитывали плодородие почв, высокую цену земли и суровый климат, требующий много топлива на прогрев больших помещений. По той же причине – в целях экономии – долго ждали очень крупную мельницу российского производства. Из-за своих основательных габаритов она бы не вошла ни в какие ворота. Поэтому возведение стен и основные монтажные работы начались только после установки мельницы на фундамент. Ее назначение – измельчать руду в пыль, чтобы ускорить извлечение драгметаллов. К счастью, другого такого габаритного оборудования в цехах не предусмотрено.

Чтобы вписаться в бюджет и создать рентабельно работающее предприятие, компании пришлось пойти на риск: экономить на строительных материалах, заключать контракт с фирмой, предлагающей более дешевые услуги. Сейчас золотодобытчики вынуждены констатировать, что риск себя не оправдал: они столкнулись с недобросовестным выполнением обязательств и затягиванием сроков строительства.

– Мы выставили штрафные санкции в 10%, – прокомментировал ситуацию руководитель ГРП. – Но от задержки строительства мы теряем гораздо больше. Заключать контракты с более жесткими условиями не принято, да и законодательная база не позволяет этого. Потому, когда мы поняли, что ошиблись с подрядчиком, то вынуждены были самостоятельно выполнять значительную часть работ. Доходит до казусов: перечисляем деньги целенаправленно на покупку металлоконструкций, ждем начала строительства – никто не шевелится. Спрашиваем: почему? Отвечают: деньги не поступили. Проверяем – неправда, деньги дошли, но истрачены на нецелевые нужды. Перечисляем на покупку стеновых панелей – опять та же проблема. Время затягивается, строительство еле движется, несем убытки, которые нам никто не восполнит. Поэтому вынуждены контролировать подрядчиков по всем вопросам.

По мнению австралийской партнерской стороны, в свое время подобные казусы заставили правительства многих стран мира принять жесткие законы. Фирма-нарушитель обречена на баснословные штрафы, подорванную репутацию и, в конечном счете, разорение. У нее в обязательном порядке была бы отозвана лицензия. Кроме того, на Западе имеется исторический многолетний опыт страхования проектов от рисков. Если бы практика такого страхования была перенята Казахстаном, горняки смогли бы рассчитывать на возмещение потерь банками. А те в свою очередь сняли бы затраты с виновника.

По мнению г-на Еркеева, в Казахстане слишком мягкие законы. Подрядчик может нахватать контрактов, получить деньги и нигде толком не работать. Практически безнаказанно. Конечно, рано или поздно такие строители окажутся без заказов. Но пока, как это ни парадоксально звучит, их держат на плаву… добросовестные компании. Дело в том, что услуги отечественных фирм, имеющих репутацию надежных, квалифицированных строителей, сдающих объекты в срок, на сегодня очень дороги. Их расценки выше, чем услуги европейских, канадских и австралийских строительных компаний. Тому же ГРП «Секисовское» они не по карману. Горняки хотели бы привлечь зарубежных строителей – получить объекты, выполненные по мировым стандартам. Но это запрещено казахстанским законодательством. Искать нового партнера – тоже накладно. Новой компании необходимо провести ревизию произведенных работ, проанализировать качество. Иначе она не сможет дать гарантию. Это потребует много времени и в итоге приведет к дополнительному удорожанию объекта. Поэтому горняки вынуждены привлекать собственные ресурсы, а проще говоря, сами браться за стройку.

Риски инвестора

Большинство казахстанских месторождений сложны для переработки, так как содержат упорные руды. Поэтому многие залежи, гораздо большие по объему, не разрабатываются. Секисовское месторождение в этом плане просто идеальное. Местная руда содержит золото и серебро в чистом виде. Нет даже побочных металлов, которые могли бы создать дополнительные проблемы. Очевидно, это стало одним из привлекательных для инвестора факторов, решившего вложить средства в проект без 100-процентной гарантии успеха. «Рынок золота непредсказуем, – поясняет Бауыржан Еркеев. – В любой момент цена может упасть. Такое уже случалось не раз. Но инвестор верит в казахстанский бизнес – у нашего предприятия реальная основа, а не дутые цифры. И компания видит в этом честную игру, снижающую риски».

Hambldon Mining Compаny LTD пошла также на риск вложения средств в геологоразведку. В Казахстане мало желающих разведывать новые месторождения – можно потратить значительные средства, но так и не получить отдачу. Изыскательные работы могут позволить себе крупные корпорации, которые уже имеют успешный бизнес на территории республики. Но и они занимаются в основном доразведкой. Секисовские предприятия не относятся к крупному бизнесу, тем не менее только на разведку Церковской залежи инвестор ежегодно расходует порядка 700 тыс. долларов. Геологические исследования включают весь комплекс работ (поисковые маршруты, бурение, геохимию, геологию и т.д.) и ведутся с применением современных методов. Например, при бурении используется снаряд «лонгир», который дает точный выход керна, не нарушая структуры залежной породы. Если в старых бурах выход керна в 60% считался достоверным, то «лонгир» выдает от 95 до 98% ненарушенного керна. Это позволяет сделать высокоточный прогноз в любом пласте и, в конечном счете, корректный подсчет запасов.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности