Ценность страхования

По словам Алмаса Мынбаева, страховые продукты должны обладать реальной ценностью для потребителя: простотой в получении возмещения и размерами возмещения

Алмас Мынбаев
Алмас Мынбаев

В Казахстане работают две крупные страховые компании: «Номад Life» и «Номад Иншуранс», причем первая начала деятельность только с прошлого года и уже составила конкуренцию игрокам, которые присутствуют на этом рынке несколько лет. Мы решили, что будет интересно поговорить с руководством этих компаний. Не откладывая дела в долгий ящик, договорились о встрече с председателем совета директоров группы страховых компаний АО КСЖ «Номад Life» и АО СК «Номад Иншуранс» Алмасом Мынбаевым. Он нам и рассказал, почему в Казахстане люди не любят страховаться и каким образом страховщик может добиться от них взаимности, как использовать в развитии рынка перестрахования государственные СК и что ждет страховой сектор в будущем.

— Как вы оцениваете сегодняшнее состояние страхового рынка? И, раз уж мы встретились накануне Нового года, поделитесь, пожалуйста, своими прогнозами его развития в будущем.

— Несмотря на непростое положение экономики, страховой рынок показывает в целом неплохую динамику роста. Основными драйверами роста в 2012 году стали, в моем понимании, два вида продуктов. Во-первых, продукты, связанные с пенсионным аннуитетом. Он и в прошлом году продавался относительно неплохо, но в нынешнем совершил серьезный скачок. Вторым драйвером я бы назвал так называемое «околобанковское» страхование. Банки, особенно ориентированные на потребительское кредитование, активно продавали свои продукты населению. Лидеры этого рынка — Кaspi bank, Евразийский банк — существенно увеличили свои кредитные портфели, и, как следствие, выросло страхование, связанное с банковским кредитованием. Иные классы страхования также показали рост, но не столь существенный. Цифры идентичны росту ВВП — может быть, чуть больше. Рост достаточно консервативный, тем не менее  уверенный.

Что касается перспектив на будущий год и шире: на ближайшее будущее я вижу, что страховой рынок в любом случае продолжит расти. Потенциал роста рынка достаточно серьезный, он еще не исчерпан. В следующем году также активно будут расти «околобанковские» продукты. Думаю, мы увидим определенные подвижки на рынке медицинского страхования, потому что компании, занимающиеся этим сегментом, делают серьезные инвестиции в инфраструктуру, что даст свои результаты в ближайшее время. В целом неплохо будут расти традиционные продукты. Это прежде всего страхование ответственности автовладельцев; думаю, хорошую динамику покажет и КАСКО. Хотя  отмечу, что у нас соотношение между ГПО ВТС и КАСКО пока удручающее даже по сравнению с Россией. В больших городах — Москве, Санкт-Петербурге — рынок КАСКО в разы больше, чем ГПО. В Казахстане — диаметрально противоположная ситуация: доминирующим сегментом является обязательный вид; КАСКО остается вторичным продуктом, больше носит вспомогательный характер. Но я вижу большой потенциал у этого продукта, и мы внутри нашей компании наблюдаем хорошую динамику роста КАСКО. Надеемся, что эта динамика сохранится и даже увеличится в следующем году.

— Удары стихии в прошлом году и в нынешнем, я имею в виду прошлогодний ураган в Алматы и окрестностях города и недавний снегопад, когда пострадало много автомобилей, повлияли на этот вид страхования?

— К сожалению, из-за низкой страховой культуры население пока не очень понимает разницу между обязательным страхованием ответственности автовладельца и добровольным страхованием автотранспорта. Многие считают, что автостраховка, то есть ГПО ВТС, должна покрывать и ущерб автомобилю при названных вами случаях. На самом деле это два разных вида страхования. Ответственность автовладельца — это его ответственность перед третьими лицами, КАСКО же относится непосредственно к его машине: что бы с ней ни произошло, будет решаться вопрос о возмещении убытков, связанных с причинением ущерба застрахованному автомобилю. Страховщикам нужно проводить разъяснительную работу, чтобы потребитель четко понимал разницу между этими двумя видами автострахования. Это непростая работа по поднятию страховой культуры, которая потребует определенного времени. Наша компания, во всяком случае, пытается это делать, и я думаю, мы движемся в правильном направлении.

Двигатель рынка — грамотный страхователь

— Что мешает эффективному развитию страхования в Казахстане?

— Если говорить о степени важности, то я вижу проблему в первую очередь в отсутствии культуры страхования у большей части населения. Пока страхование воспринимается не как потребность, а как некая обязанность. У нас есть обязательные виды страхования, а также вмененное страхование — это, например, необходимость покупать страховку при кредитовании, о чем я упоминал выше; но мы пока не можем сказать, что у людей существует осознанная потребность страховаться. Перевернуть эти представления можно только с помощью кропотливой работы по разъяснению населению преимуществ страхования, чтобы люди воспринимали страхование не как исполнение каких-то обязательств перед государством или финансовым институтом, а как защиту на все случаи жизни, чем, собственно, страхование и является. Большое значение будет иметь работа самого страхового сообщества: оно должно продвигать страховую культуру в массы согласованно и системно. Потенциал развития страхового рынка я вижу прежде всего в воспитании грамотного потребителя страховых услуг.

Чтобы повысить привлекательность страхования как такового, я думаю, необходимы законодательные новации. Группа компаний «Номад» предлагала и продолжает предлагать определенные изменения касательно обязательного страхования ответственности автовладельцев и накопительного страхования жизни. В частности, мы предлагаем на законодательном уровне решить вопросы упрощения выплат по ГПО ВТС. На наш взгляд, процедуры сильно забюрократизированы, в результате сроки выплат затягиваются, что также влияет на положительное восприятие страхования. Мы, конечно, понимаем, что требуется соблюдение определенных процедур, но все-таки нужно делать выбор в пользу интересов клиентов и максимально, насколько это возможно, упрощать все процедуры, особенно связанные с получением возмещения. Человек, который быстро получит деньги, еще раз убедится в выгодности страхования.

Также есть вопросы и в части накопительного страхования жизни. Как известно, затраты на накопительное страхование жизни относятся на вычеты, а подоходный налог удерживается от страховой выплаты. Но на практике происходит так называемое двойное налогообложение, при котором налог удерживается и с заработной платы, и с выплаты, получаемой от страховой компании. Такое обстоятельство возникает в следующих ситуациях:

1) расходы на накопительное страхование относятся на вычеты только в случае, если договор заключен в пользу страхователя, тогда как обычно договоры накопительного страхования заключаются в пользу детей или других иждивенцев;

2) часто клиент приходит в банк и оплачивает страховые премии наличными деньгами или с карточки, т.е. со средств, по которым уже был удержан налог;

3) большинство бухгалтеров при исчислении ИПН не относят на вычеты страховые премии, уплачиваемые работниками по договорам накопительного страхования, по причине незнания норм законодательства и нежелания обременять себя дополнительными расчетами.

Устранение двойного налогообложения является важным шагом в развитии данного класса страхования.

Кроме этого, мы считаем, что необходимо повысить привлекательность этого классического продукта путем создания льгот. В нашем понимании, это прежде всего определенные налоговые послабления.

— Что это за льготы?

— Льготы — основной момент с точки зрения создания законодательной инфраструктуры для увеличения привлекательности этого продукта и его продвижения.

Необходимо отменить подоходный налог при выплате из КСЖ по договорам долгосрочного накопительного страхования. Сегодня налоговых поступлений в бюджет от такого вида деятельности практически нет, отмена подоходного налога с выплаты придаст новый импульс дальнейшему развитию долгосрочного накопительного страхования жизни. Кстати, во многих развитых странах мира накопительное страхование имеет налоговые послабления. Думаю, это разумно, так как поощряются люди, которые самостоятельно заботятся о социальной защищенности своих детей, и их долгосрочные накопления являются источником длинных денег для экономики.

Нам необходимо продвигать с самых низов именно этот классический продукт, который в развитых и развивающихся странах показывает невероятную динамику, очень востребован и является одним из основных сегментов в страховании. У нас же классическое накопительное страхование находится на задворках.

Государственные игроки

— Говоря о страховом рынке, нельзя обойти вниманием перестрахование. В чем причины его отставания?

— У нас нет специализированной компании, которая была бы ориентирована только на перестрахование. Все этим занимаются, но наряду с основной деятельностью. Поэтому мне кажется, что кто-то должен на этом сфокусироваться. Если говорить о крупных рисках, которые уходят из страны, в Казахстане просто нет соответствующей емкости, не хватает капитала, чтобы удерживать существенные риски, хотя имеется привлекательный рынок больших рисков, связан он с добывающим сектором: нефтегазовыми месторождениями, с той же урановой отраслью, а также с энергетическими проектами, достаточно масштабными. Потенциал у рынка перестрахования большой, и было бы хорошо, если бы кто-то на нем сфокусировался, удерживая риски внутри страны. Сейчас в рамках мероприятий по повышению казсодержания СК обязываются и стимулируются удерживать риски внутри страны, но это чревато тем, что из-за недостаточной капитализации они не смогут ответить по своим обязательствам.

— Вы видите компанию, которая могла бы взять на себя функцию перестрахования?

— Сейчас такой компании нет, но ее можно создать. Сейчас серьезными игроками в сегменте общего страхования и страхования жизни являются государственные компании — вернее, контролируемые государством через различные институты. Это «Казэкспортгарант», ГАК, страховые компании БТА Банка. Они действуют независимо, подчинены разным ведомствам, у каждой из них своя стратегия, при этом работают они абсолютно разнонаправленно, несмотря на то что косвенный хозяин у них один. Я думаю, что государство должно определить более четкую позицию в отношении этих компаний, поскольку они занимают существенную долю на рынке, особенно в части собственного капитала — это высококапитализированные компании. В свое время государство тратило большие деньги, чтобы сделать их жизнеспособными, но, к сожалению, отдача не очень большая: многие из этих СК хронически убыточны. Некоторые собирают очень мало премий — исходя из их возможностей, подкрепленных высоким капиталом.

— Они должны были выполнять государственный заказ?

— Каждой из этих компаний отводится своя роль. Например, «Казэкспортгарант» должен покрывать риски казахстанских экспортеров за рубежом. Но мы все понимаем, что несырьевой экспорт у нас не очень большой, поэтому не думаю, что этот продукт, то есть страхование экспортных рисков казахстанских производителей, будет скоро востребован. Или возьмем Государственную аннуитетную компанию, которая создавалась для продвижения этого продукта. Она свою миссию уже выполнила, и я, честно говоря, не вижу перспектив участия этой компании в рынке. Сейчас она просто конкурирует с частными игроками, и, мне кажется, в дальнейшем компания должна переформатироваться и отвечать новым требованиям. Группа БТА изначально состояла из частных компаний, но вот уже три года она контролируется государством, и сейчас нужно определиться с судьбой этих компаний. Мне кажется, в отношении компаний, контролируемых государством, нужна единая позиция и политика.

— Какая именно?

— Мое видение состоит в следующем. Учитывая, что все госкомпании хорошо капитализированы, их можно было бы объединить под одной крышей. Это была бы большая, хорошо капитализированная компания, которая в дальнейшем не конкурировала бы с частными игроками, а стала бы для них перестраховочной компанией, то есть осуществляла бы для них сервис, связанный с перестрахованием рисков. Почему большая часть рисков уходит за рубеж? Потому что емкости казахстанского рынка не хватает, чтобы удерживать риски внутри. Государство, создав единую сильную компанию, могло бы запустить внутренний рынок перестрахования.

В Казахстане, вы, наверное, знаете, есть компания «Евразия», которая принимает перестрахование из-за рубежа. У нее уже есть наработки, клиентская база. Если бы группа высококапитализированных госкомпаний, объединенных в лице одной СК, а также «Евразия» и «Виктория», обладающие высоким капиталом, сформировали казахстанский перестраховочный пул, они решили бы две очень серьезные задачи: обеспечили большую долю удержания казахстанских рисков внутри страны, простите за тавтологию, безрисково благодаря высокому капиталу, а также создали хороший плацдарм для экспортного потенциала казахстанского страхового рынка. Мы могли бы принимать зарубежные риски, то есть экспортировать не только нефть и газ, но и финансовые услуги. Казахстан и сейчас уже это делает, но если выстроить государственно-частное партнерство в этой сфере, эффект был бы существенно большим.

Я вижу еще несколько возможных шагов со стороны государства. В свое время было введено несколько видов обязательного страхования, но жизнеспособность показали только два из них: ответственность автовладельцев и страхование НС на производстве. Остальные, в принципе, не работают. Вернее, не работают содержательно, потому что не отстроена соответствующая технология. Мне кажется, что важно перегруппировать сегмент обязательного страхования: абсолютно не подтвердившие свою жизнеспособность виды сократить, сконцентрироваться на тех, которые обладают масштабом и влиянием на рынок. Это ГПО ВТС и ОСНС. В качестве третьего вида я бы назвал обязательное медицинское страхование: и по масштабу серьезный продукт, и по воздействию на рынок. Существуют различные мнения по поводу ОМС: вспоминают неудачный опыт ФОМС, говорят о неготовности инфраструктуры. Я считаю, что обязательное медицинское страхование нужно вводить в ближайшее время. И не потому, что это будет дополнительным рынком для СК. Я помимо страхового бизнеса еще занимаюсь медицинскими услугами, фармацевтикой, так что вижу эту ситуацию несколько шире. Страховые компании станут экспертами между потребителями и медучреждениями. Я думаю, повысится качество контроля за расходованием средств: платить будут СК, и не в их интересах перерасход средств. Сегодня из госбюджета выделяются колоссальные средства в рамках бесплатного объема медицинской помощи, а бесплатное никогда не будет эффективным. Контроль за расходованием госсредств, который осуществляет комитет Минздрава, при всем моем к нему уважении, никогда не будет столь же действенным, как контроль независимых компаний, которые отвечают за это деньгами. Внедрение ОМС и передача функций контроля страховым компаниям на первом этапе точно не ухудшат ситуацию, а в среднесрочной перспективе значительно ее улучшат.

Одним словом, если грамотно систематизировать все виды обязательного страхования, то государство могло бы отказаться от тех, которые показали свою невостребованность и, скажем так, небольшой объем, и сконцентрироваться на тех видах, которые были и будут реальным драйвером рынка добровольного страхования.

— Давайте от обязательных и добровольных видов перейдем к обсуждению корпоративного и розничного страхования. У какого вида — корпоратива или розницы — больше перспектив? «Номад», кстати, начинал с обслуживания корпоративных клиентов, а затем стал развивать ритейл. Почему?

— Мы действительно начинали с корпоративного страхования, потому что оно более легкое с точки зрения управления. Обслуживать небольшой круг корпоративных клиентов легче, чем миллион автовладельцев. Начиная с корпоратива, мы исходили из своих возможностей на тот момент. Мы не могли немедленно заходить в розницу, потому что цена ошибки очень высока, нам потребовалось время, чтобы трансформироваться в универсальную компанию. Вместе с тем мы уже при создании ставили перед собой цель со временем развиваться как универсальная компания, которая будет покрывать потребность в страховании как юридических лиц, так и населения. Этапность и логика предполагали, что мы должны начинать с корпоративного сегмента, но постепенно заходить в розницу, не теряя качества, эффективно управляя всей сетью. Необходимо было создавать соответствующую инфраструктуру. Сегодня у нас в портфеле примерное соотношение корпоративных и розничных клиентов 50 на 50.

Что касается перспектив — у розничного они всегда есть, но сложность в том, что это более трудоемкий сегмент. Тут существует большая инерция, требуется больше времени, больше усилий в построении инфраструктуры, в продвижении продуктов, как новых, так и классических. Считаю, что с развитием экономики и повышением уровня благосостояния розничный сегмент будет развиваться.

Опережая закон

— В последнее время очень хорошую динамику показывает класс пенсионного аннуитета. Но регулятор намерен внести изменения в законодательные нормы, касающиеся единовременной выплаты из СК. Повлияет ли это на развитие аннуитетного страхования? Какие новые продукты здесь можно предложить?

— Пенсионный аннуитет действительно сейчас очень востребованный, очень популярный продукт. По нему была проведена серьезная разъяснительная работа. Его название звучит достаточно ново для потребителя, тем не менее пенсионный аннуитет можно привести в качестве примера развития страховой культуры. Два-три года назад никто не слышал об этом продукте; сейчас, я думаю, о нем известно любому пенсионеру, особенно если у него есть соответствующие накопления. Этот факт, по-моему, свидетельствует о том, что продвигать можно любой продукт при соответствующем отношении к нему.

Пенсионный аннуитет особенно востребован в регионах с высоким уровнем доходов: это прежде всего запад и обе столицы. Пенсионеры активно им пользуются. Сейчас пенсионные фонды показывают не очень высокую доходность, и их вкладчики пенсионного и предпенсионного возраста взяли свою судьбу в собственные руки и сами решают, что будет с их деньгами. Существует и другое мнение: если люди в один момент получат свои накопления и их растратят, то что с ними будет потом, на что они будут жить? Этим вопросом задалось и государство, и сейчас в мажилисе находится законопроект, ограничивающий единовременную выплату по пенсионному аннуитету.

Страховое сообщество, несмотря на то что закон еще не принят, среагировало с опережением: 2 ноября текущего года все компании, участвующие в этом сегменте, заключили меморандум, который уже отражает условия пока не принятой нормы и согласно которому страховщики приняли на себя обязательство не осуществлять выплаты по пенсионному аннуитету в размере более 30 процентов. Меморандум действует уже второй месяц. Здесь нужно отметить и активную роль регулятора: комитет финансового надзора организовал встречу с участниками рынка и способствовал заключению меморандума.

Эти меры позволяют получать более качественный продукт, потому что неограниченность суммы выплаты вела страховые компании к деятельности ради деятельности. Фактически СК стали посредниками в выдаче пенсионных накоплений. При ограничениях это настоящий аннуитет.

— Расскажите, пожалуйста, о конкретных шагах вашей группы по решению проблем, которые затормаживают развитие страхового рынка?

— К вышесказанному хочу добавить, что уже сформирован пакет предложений по изменениям законодательства в части обязательных видов страхования. Мы сейчас будем его обсуждать на уровне Ассоциации финансистов, на других площадках, и постараемся его продвигать. Суть очень проста. Мы пытаемся улучшить сервис для потребителей, упростить порядок выплат, увеличить ответственность, чтобы человек почувствовал реальные преимущества страхования, чтобы страхование стало для него ценностью. Часто бывает так, что, сталкиваясь с проблемой, страхователь не получает того, что должен получать. Это касается скорости выплат, что у нас, к сожалению, излишне зарегламентировано, а также самого возмещения. Страховка не всегда покрывает ущерб как имуществу, так и здоровью в полной мере. Лимиты не очень большие. Суть изменений, которые группа намерена продвигать, заключается в наполнении продукта реальной ценностью: простотой в получении возмещения и размером возмещения.

Аналогичная идеология и у предложений по страхованию жизни, где мы присутствуем с прошлого года: сделать продукты максимально выгодными, удобными как для потребителей, так и для тех, кто вовлечен в этот процесс, тех же работодателей. Одной из болезненных проблем на рынке страхования жизни, в частности по продукту ОСНС, являются профбольные. В настоящее время по ОСНС возникает обязательство выплат профбольным. Здесь не в чистом виде страховой случай, потому что профессиональные болезни могут быть накоплены в течение многих лет. Увязывать страхование от несчастного случая с накопленными за десять-двадцать лет болезнями — значит рушить систему ОСНС, вносить элемент, которого не должно быть в этой системе. Если серьезно подходить к этому вопросу, то все фонды, которые страховые компании могли накопить в рамках этого продукта, могут быть потрачены на профбольных, а пострадавшие от несчастного случая на производстве могут остаться без компенсации только потому, что произошло вот такое асимметричное распределение. Вопросы, связанные с профбольными, мне кажется, должны решаться отдельно от этого продукта. И должны они решаться государством: ведь этими работниками в течение многих лет осуществлялись социальные отчисления, в том числе и на этот случай.

— Ваши пожелания читателям «Эксперта Казахстан» в новом году.

— В наступающем новом году хочу пожелать всем казахстанцам мира, тепла, добра и спокойствия. Пусть в доме каждого казахстанца царят уют и благополучие, а наш общий дом — Казахстан — обходят стороной катаклизмы и ненастья.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики