Кашаганский излом

О вероятности очередного переноса срока промышленной добычи нефти на месторождении Кашаган итальянская Eni, возглавляющая консорциум Agip KCO (единый оператор по освоению Кашаганского месторождения), заговорила еще в 2006 году. Однако официальные переговоры правительства с консорциумом начались только сейчас

Кашаганский излом

Июль текущего года принес крупнокалиберную сенсацию в казахстанском топливно-энергетическом комплексе (ТЭК) – компания Eni, выбранная в 2001 году оператором Северо-Каспийского проекта, официально уведомила Министерство энергетики и минеральных ресурсов Казахстана об изменении параметров разработки месторождения Кашаган. Срок начала промышленной нефтедобычи перенесен с 2008-го на конец 2010 года. При этом, по расчетам компании, пик добычи придется не на 2016-й, а на 2019 год и составит не 1,2 млн, а 1,5 млн баррелей в сутки. Компания также повысила оценку расходов первой фазы проекта до 19 млрд долларов (первоначально объем инвестиций для этого этапа был запланирован на уровне 5 млрд долларов, в 2004 году возрос до 10,3 млрд, а в 2006-м – до 15 млрд). В целом общий объем затрат увеличивается с 57 до 136 млрд долларов, соответственно, откладывается и срок окупаемости проекта.

Компания называет множество причин этих изменений: уникальная сложность месторождения (малые глубины воды и большие – залегания нефтеносных пластов, высокое содержание серы и высокое давление, сложная ледовая обстановка зимой и широкий набор экологических проблем), ослабление доллара, рост расходов на закупки и обеспечение безопасности работающих на Кашагане людей. Впрочем, весь этот набор звучал и раньше, правда, сейчас консорциум делает акцент на необходимости обеспечения безопасности технологических процессов и работников, в связи с чем «возникли определенные конструкционные изменения на морских объектах».

Мнения экспертов

Безусловно, и увеличение сметы, и отсрочка промышленной добычи связаны с объективными факторами. Так, аналитик Argus Рауф Гусейнов отмечает, что в 2008 году проект еще не получит «транспортного решения». Для подключения Кашагана к трубопроводу Баку–Тбилиси–Джейхан (БТД) необходимо создать казахстанскую каспийскую систему транспортировки нефти стоимостью 3 млрд долларов, которая предполагает строительство трубопровода Ескене–Курык (порт на побережье Каспия), терминалов в Казахстане и Азербайджане, создание системы морских перевозок и пункта перевалки нефти в Азербайджане. Прокладка трубопроводной системы, соединяющей месторождение Кашаган с заводом в Карабатане, где будет осуществляться подготовка нефти для дальнейшей транспортировки, идет с отставанием от графика. На самом заводе смонтировано лишь около четверти оборудования.

И все же при всей объективности существующих проблем не исключено, говорит руководитель проектов НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Севастьян Лейбе, что Eni взяла передышку, чтобы подтвердить запасы месторождения. Поскольку инвестиции в разработку месторождения выросли почти втрое, соответственно снизились прогнозируемые доходы. И нельзя исключать, что запасы Кашагана, предварительно оцененные в 4,8 млрд тонн, несколько преувеличены.

А вот Андрей Зорин, аналитик ИК «Баррель», считает, что речь идет о торге: «Конечно, увеличение расходной сметы почти в два с половиной раза – довольно внушительная сумма… стороны будут выторговывать друг у друга отдельные условия. И я не думаю, что это окончательные цифры». Аналитик ИГ «Атон» Артем Кончин соглашается с таким объяснением происходящего – при нынешних ценах на нефть подрядчик легко окупит затраты, а Казахстан найдет рычаг воздействия, чтобы увеличить свою долю в прибыли.

Андрей Громадин из МДМ-Банка недоумевает: «Неужели ТЭО проекта было настолько плохо проработано, ведь участники консорциума – компании с большим опытом».

Некоторые аналитики очередное будирование проблемы освоения Кашагана связывают с политическими вопросами: в прошлый раз Кашаган оказался в центре внимания в связи с президентскими выборами, сегодня – с парламентскими.

Эксперты российского ВНИИгаза полагают, что время активной разработки Кашагана и сходных с ним по геологии месторождений придет не раньше, чем лет через 20, когда мировое потребление газа вырастет в два, а нефти – в 1,5 раза по сравнению с нынешним уровнем. Вполне вероятно, что эта перспектива – одна из причин «притормаживания» разработки месторождения. Можно предположить и то, что желание подрядчика «тянуть кашаганскую резину» связано с конъюнктурой на мировых нефтяных рынках: к 2011–2012 годам станет ясно, какие инструменты станут наиболее влиятельными в нефтяном ценообразовании.

Кашаганская резина

Новый (уже третий) перенос сроков освоения месторождения вызвал недовольство казахстанских властей. Так, глава НК «КазМунайГаз» Узакбай Карабалин заявил, что руководство национального нефтегазового оператора инициирует расследование причин невыполнения Agip KCO контрактных обязательств «с привлечением независимых международно признанных консультантов». Премьер-министр республики Карим Масимов предупредил консорциум о том, что правительство может заменить ENI на другого оператора и пересмотреть контракт. Возможными претендентами на операторство могут стать такие компании, как американская ExxonMobil и французская Total, имеющие 18,52% доли в проекте. В частности, Total уже практически стала оператором в проекте разрабатываемого для консорциума маршрута по экспорту нефти из Карабатана через порты Актау и Курык до БТД. Но смена оператора произойдет лишь в крайнем случае.

[inc pk='2062' service='media']

Что касается условий контракта, то говорить об их незыблемости уже не приходится. За прошедшие годы в нем можно насчитать целый ряд изменений: менялся состав консорциума, оператор, размеры долей, сроки выдачи первой нефти, механизм формирования подлежащих возмещению затрат, механизм финансирования работ участниками проекта и т.д.

По словам главы Министерства энергетики и минеральных ресурсов страны Бахтыкожи Измухамбетова, начавшись 6 августа, переговоры с консорциумом продлятся месяц и «в случае, если будет найден консенсус, будут определены и параметры проекта». Однако, судя по темпам развития событий (Астана, похоже, не спешит включить кашаганскую нефть в мировой энергетический баланс), результаты мы сможем узнать не раньше следующего года.

Недовольство правительства понятно. Нефтяной сектор – локомотив экономики республики, что отражено в основных программных документах развития страны. Но Минэнерго уже пришлось пересматривать прогноз добычи нефти. Теперь новое перетряхивание экспортных планов: за счет Кашагана и освоения других каспийских блоков Казахстан рассчитывал к 2015 году более чем удвоить ежегодную добычу нефти и довести ее до 150 млн тонн. Кроме того, став одним из акционеров консорциума, республика приняла на себя и обязательство нести все затраты солидарно с остальными его участниками.

В феврале 2004 года консорциум достиг договоренностей с правительством Казахстана о переносе срока начала разработки с 2005-го на 2008 год. В качестве компенсации потерь с консорциума потребовали полмиллиарда долларов, но после долгих переговоров согласились на 150 млн (по 50 млн долларов за каждый год отсрочки). Какой будет сумма на этот раз, еще не ясно. По словам главы энергетического ведомства, «пока рано говорить о каких-либо конкретных штрафных санкциях в отношении компаний, участвующих в проекте. Объем компенсации зависит от размера упущенной выгоды, который мы сейчас считаем».

Несомненно, теперь руководство страны потребует большего. Казахские власти уже заявили о повышении своей доли в прибыльной нефти (доля профит-ойла) с 10 до 40%. Следует отметить, что подобный пересмотр соглашения – обычное явление международной бизнес-практики, когда правительство страны стремится увеличить свои доходы. Для этого оно «по-дружески» ставит иностранного инвестора перед выбором: поделиться долей прибыли или вообще потерять возможность работать по контрактам в стране. Власти России выставляли подобные условия в переговорах с Shell по Сахалину-2, что закончилось передачей контроля над проектом «Газпрому». Конечно, «КазМунайГаз» не российская газовая монополия, и финал не будет столь впечатляющим.

Цитрамон для правительства

Анализируя историю Северо-Каспийского проекта, приходишь к выводу, что правительство само себе создало головную боль. По мере развития экономики страны режим СРП – соглашение о разделе продукции в нефтегазовой отрасли как способ, создающий исключительные экономические и юридические льготные условия для отдельных инвесторов – выглядит все более архаичным. Когда 18 ноября 1997 года подписывали СРП по Кашагану, то условия соглашения приняли просто на веру, согласившись со всем, что написали западные консультанты. При этом срок действия СРП сразу установили на 40 лет, а не разбили, как это принято, на периоды разведки и освоения. Выделив период разведки и получив затем объективные данные по характеристике месторождения и технологии его разработки, государство могло заключить СРП по освоению, избежав многих ошибок. А теперь можно ли при непрозрачности механизма затрат рассчитывать в будущем на достойную прибыль, которую инвесторы разделят с государством?

Доля государства в Кашаганском проекте невелика – 8,33%, а от объемов добычи Казахстан, согласно подписанному соглашению, будет иметь лишь 10% до полного погашения затрат консорциума. Исходя же из последней оценки консорциумом своих затрат, Казахстану достанутся лишь крохи от каравая прибыли. Если же Eni согласится на увеличение доли Казахстана в прибыльной нефти, то значительно растянется срок возмещения затрат для подрядчика. И тем не менее, несмотря на все сложности и очевидное противоречие целей участников проекта – консорциума и государства, по Кашагану нужно договариваться как можно быстрее – потери понесут обе стороны.

Существенное изменение параметров Кашаганского проекта ведет не только к изменению экономики крупнейших в регионе транспортных проектов и возможному пересмотру планов игроков в Каспийском регионе, но и заставляет задуматься: а есть ли стратегическая необходимость в форсированной разработке каспийских ресурсов углеводородов и вовлечении их в мировой энергетический рынок?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики