Год тревоги нашей

«Эксперт Казахстан» попросил подвести основные итоги года ведущих экспертов и аналитиков и рассказать о своем видении того, как менялся Казахстан в 2012 году и какие основные общественно-политические тренды года можно выделить.

Год тревоги нашей

[inc pk='1026' service='media']

Адиль Нурмаков, политолог, руководитель проекта blogbasta.kz

Смена самого долгоиграющего главы правительства и последовавшие перестановки в верхнем кадровом составе оказали минимальное влияние на политическое измерение в целом. Реформ, качественных сдвигов в подходах не произошло и не произойдет. Система продолжает свое движение по кругу, замыкая контроль над обществом, отгораживаясь от любых форм подотчетности гражданам или их участия в принятии общественно значимых решений, зачищая протестное поле и остатки независимых СМИ. Кто при этом стоит во главе аппарата президента или Кабмина — роли не играет, поскольку генеральная линия неизменна и определяется из неизменного центра политической жизни страны. Следовательно, главный тренд был связан с ним: речь — о консолидации культа личности, логическом завершении трансформации правящей партии в политического левиафана, претендующего на роль противовеса различным кланам, и о целенаправленной информационной политике государства по отрыву населения страны от реальности. Этот тренд можно условно обозначить как возвращение в КазССР.

С ним сопряжен и внешнеполитический тренд: после десятилетия, проведенного в погоне за международным признанием, членством или председательством в авторитетных организациях и заигрывании с европейским вектором, 2012 год показал явные амбиции Кремля на восстановление постсоветского блока не только в экономике. Казахские элиты были не совсем готовы к этому, но по итогам последнего саммита Таможенного союза можно предположить, что в Москве обладают даром убеждения. И последний тренд тесно связан с первым, потому что обозначает характер взаимоотношений власти и общества. Здесь можно сказать и о замкнутости, непрозрачности силовиков, из-за которой общество не знает и, скорее всего, никогда не узнает, что случилось в стране в прошлом году, — серия терактов или, в этом году, «Аркан-Керген», Иле-Алатауский заповедник, и продолжающийся волюнтаризм властей ради полировки имиджа, стоящий бюджету миллиарды долларов, к примеру Expo-2017.

[inc pk='1027' service='media']

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»

Для Казахстана 2012 год был очень насыщенным на политические события, начиная с прошедших в январе досрочных парламентских выборов и заканчивая неожиданно озвученным в декабре президентом страны посланием народу «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства».

Лично я выделяю то, что перманентное противостояние между различными группами влияния внутри правящей элиты Казахстана не просто нарастает и обостряется, но и фактически выходит за рамки традиционных привычных аппаратных интриг и «информационных войн». След этого противостояния имеет место в уничтожении личного состава пограничного поста «Аркан-Керген» и массовом убийстве группы граждан на территории Иле-Алатауского национального природного парка. Кто-то явно заинтересован в нагнетании в стране атмосферы страха и напряженности, рассчитывая, видимо, на этой волне добиться дискредитации и ослабления позиций своих оппонентов.

Причем соответствующие внутриэлитные процессы постепенно выходят из-под контроля руководства страны. Беспрецедентный демарш группы депутатов парламента и маслихатов Атырауской области в защиту экс-акима Бергея Рыскалиева является наглядным подтверждением этому. С учетом еще и прошлогодних событий в Жанаозене можно говорить о тенденциях противопоставления центру региональных элит. При этом последние фактически дали понять, что располагают серьезными ресурсами для создания каких-либо инцидентов, посредством которых они могут оказывать давление на центр.

Естественно, что на все это последовала реакция со стороны главы государства. Первой серьезной мерой стали большие изменения руководящих кадров в президентской администрации, правительстве и НДП «Нур Отан». Это позволило устранить определенный дисбаланс внутри правящей элиты, который произошел вследствие усиления экс-руководителя аппарата президента Аслана Мусина и бывшего премьера Карима Масимова на их прежних постах. Затем в ноябре последовали: сообщение заместителя руководителя администрации президента РК Бауыржана Байбека о намерении сократить количество политических государственных служащих почти в 6,5 раза, а именно — с 3277 до 538 человек. Представляется, что такая мера позволит умерить определенную амбициозность у должностных лиц, пока еще имеющих статус политических госслужащих, и сделать их деятельность более подконтрольной главе государства и его администрации;

— принятие парламентом Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственной службы». Наиболее серьезным его моментом является сильное сокращение возможностей для высокопоставленных чиновников формировать вокруг себя команду постоянно находящихся в их личном распоряжении и передвигающихся за ними на любые участки работы людей;

— утверждение концепции развития местного самоуправления в Республике Казахстан, которая, в частности, предусматривает введение в 2013–2014 годах выборности акимов в городах районного значения, аульных (сельских) округах, аулах и селах районными маслихатами. Судя по всему, Акорда стремится к сокращению властных полномочий областных акимов. Одновременно будет усилен контроль за формированием корпуса акимов городских и сельских населенных пунктов и их деятельностью со стороны возглавляемой президентом партии «Нур Отан», которая представлена максимальным большинством в депутатском корпусе маслихатов всех уровней;

— совещание по развитию регионов, в ходе которого глава государства традиционно высказал критику в адрес различных чиновников, включая акимов, и обозначил определенные направления по совершенствованию их работы. При этом неожиданно персональный выговор от президента получил аким Северо-Казахстанской области Серик Билялов. Хотя, скорее всего, он был выбран для выговора не из-за собственных просчетов и ошибок, а с целью проведения на этой волне в ближайшей перспективе перестановок среди региональных акимов. Помимо Билялова эти перестановки, видимо, затронут выдвиженцев Аслана Мусина и некоторых групп влияния.

В общем, руководство страны начало наводить порядок в системе власти. Особенно прослеживается его стремление ограничить влияние региональных элит и усилить контроль над ними. Помимо этого, власти начали довольно жесткое наступление на непримиримую часть политической оппозиции и поддерживающих ее СМИ. Апогеем этого стало осуждение лидера незарегистрированной народной партии «Алга!» Владимира Козлова на 7,5 года лишения свободы по обвинению в призывах к насильственному свержению или изменению конституционного строя и возбуждению социальной вражды.

Следующим шагом властей в обозначенном направлении стало инициирование судебных процессов, направленных на признание экстремистскими и запрещении деятельности на территории Казахстана НП «Алга!», коалиции «Халык майданы» («Народный фронт»), газет «Голос Республики», «Взгляд», интернет-портала «Стан-ТВ». Все это дает основание наблюдать проявление в политической жизни Казахстана атмосферы, которую называют политической реакцией.

[inc pk='1028' service='media']

Марат Шибутов, политолог, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества

Наиболее знаковые события в Казахстане и в регионе в целом — выход Узбекистана из ОДКБ, проект США «Новый Шелковый путь», применение 65 статьи Уголовного кодекса РК в процессах против оппозиции, появление такого феномена, как массовые убийства. Все это коренным образом меняет обстановку в регионе и внутри Казахстана.