Парламент Extra Light

В истории казахстанского парламента мажилис четвертого созыва стал первым, сформированным исполнительной властью путем тщательного отбора. Точно так же выглядят и маслихаты

Парламент Extra Light

18 августа 2007 года в Казахстане была избрана нижняя палата парламента – мажилис 4-го созыва, уже шестой состав парламента за годы независимости. Через полтора десятилетия с лишним история повторилась: новый мажилис оказался однопартийным. Народно-демократическая партия «Нур Отан» получила более 88% голосов избирателей, а остальные не смогли преодолеть 7-процентный барьер.

Причин того, что после многочисленных реформ по демократизации само понятие «многопартийность» приобрело у нас несколько издевательский оттенок, достаточно много. Среди основных – высокая популярность президента Назарбаева, организационная и идеологическая слабость оппозиции, а также явные злоупотребления административным ресурсом в регионах. Сыграло свою роль и то, что Казахстан в течение 70 лет жил в условиях однопартийной системы, и по прошествии достаточно болезненных реформ 90-х и периода «развитого капитализма» 2000-х у населения сложилось несколько идеализированное представление о роли политических партий (точнее, партии). Некоторые клише прошлого, такие как «стабильность», «дисциплина», «демократический централизм», не только подпитывались ностальгическими воспоминаниями, но и прекрасно совпали с PR-стратегией «Нур Отана». Плюс традиционное чинопочитание, принятое в восточном обществе.

Можно даже сказать, что «Нур Отан» выиграл выборы сам у себя. С одной стороны, партия постсоветской номенклатуры, не слишком любимой и уважаемой в народе, с другой – партия, которая единственная из всех производила впечатление силы, способной навести порядок и «призвать к ответу» зарвавшихся чиновников. Получается, что население почти единогласно проголосовало за «административный ресурс» в чистом виде.

Добавили свои проценты к победе и региональные акимы. В условиях, когда оценка деятельности областного руководства проводится не на основе анализа социального, политического, экономического развития региона, а по числу голосов, поданных за нужного кандидата или партию, практически невозможно требовать от них электоральной пассивности. Как видно по региональным данным, особенно постарались сплотить электорат те акиматы, которые были аутсайдерами на прошлых выборах.

Депутатский корпус – это слепок с образа современной номенклатуры и результат кулуарных соглашений между региональными элитами и центром

Оппозиция, вновь загнавшая себя в традиционное амплуа, не производила впечатления серьезной силы, способной изменить ситуацию в стране. Те партийные проекты Астаны, которые были призваны несколько расцветить выборную кампанию, вызывали жалость даже у своих творцов, вследствие чего также оказались за бортом.

Как бы то ни было, новый парламент избран и, даже если среди депутатов не появятся новые борцы за политический прогресс и реформы, в ближайшие пять лет будет играть отведенную ему роль. Изменения в Конституции и выборное законодательство серьезно поменяли схему формирования депутатского корпуса. Сначала кандидаты избираются на съезде (в данном случае на съезде президентской партии «Нур Отан»), затем утверждаются Центральной избирательной комиссией, а после выборов руководящие органы партии выбирают тех из ранее утвержденного списка, кто, по мнению партийного руководства, достоин заседать в парламенте. Вряд ли есть смысл расшифровывать понятие императивного мандата в условиях однопартийной системы. Девять депутатов были избраны по квоте Ассамблеи народа Казахстана, формируемой президентом страны. Те, кто помнит выборное законодательство 1989 года, могут найти немало интересных параллелей. В тот период две трети парламента избирались по одномандатным округам, а треть – напрямую от «общественных организаций» (КПСС, профсоюзы, комсомол, женсоветы и т.д.).

Учитывая то обстоятельство, что на всех стадиях партийного естественного отбора присутствовал – прямо или косвенно – глава государства, который к тому же являлся главным агитатором за «Нур Отан», можно сказать, что новый парламент был слеплен им, как говорится, по своему образу и подобию. Очень интересно определить качественные параметры вновь избранного депутатского корпуса, сочетающего в себе признаки правильного с точки зрения Астаны парламента, слепка с образа современной номенклатуры и результата кулуарных соглашений между региональными, отраслевыми элитами и центром.

Парламентские звезды

Основной проблемой прошлых трех созывов мажилиса была, если можно так выразиться, их неяркость. В депутаты выдвигались представители партий, акиматов, региональных элит, крупного и мелкого бизнеса, а выбирались с одной-единственной установкой – победу должны одержать представители конструктивных сил. Поскольку данное понятие являлось достаточно расплывчатым, а партий раньше было много больше, то состав парламента не был сбалансирован ни по гендерному, ни по национальному признаку. Кроме того, несмотря на победу указанных сил, руководящий состав парламента формировался по явочному принципу, а в СМИ солировали так называемые независимые депутаты. Причем число «независимых» к концу работы очередного созыва исправно пополняли бывшие представители правящей партии. Особенно остро эта ситуация проявилась в мажилисе 3-го созыва, где «Отан», формально получив конституционное большинство (даже без учета союзников), практически не проявил себя именно в качестве партии большинства.

Законодательные инновации исправили это упущение, а официальные итоги сформировали новую политическую реальность, тем более что новый мажилис оказался весьма и весьма представительным.

Большинство депутатов – сложившиеся политики и управленцы со своим видением тех или иных проблем и заведомо критичным отношением к наспех приготовленным реформам

Администрация президента, правительство и центральные органы управления делегировали в его состав более 20 руководящих работников, включая вице-премьера Аслана Мусина, министра труда и социальной защиты населения Гульжану Карагусову, заведующего отделом АП Серика Баймагамбетова, советника президента Айткуль Самакову, представителя правительства в сенате Кабибуллу Джакупова, представителя президента в парламенте Рахмета Мукашева, председателя Комиссии по правам человека Сагинбека Турсунова и других.

Почти столько же в парламенте оказалось представителей местной исполнительной власти, в том числе 6 районных акимов, 1 аким города, 3 заместителя акимов областей и города Астаны, 2 секретаря областных маслихатов.

Переизбраны на новый срок 39 депутатов мажилиса 3-го созыва, включая спикера Урала Мухамеджанова, вице-спикера Сергея Дьяченко и председателей комитетов Кенжегали Сагадиева, Ромина Мадинова и Ерлана Нигматулина. А руководитель парламентской фракции «Нур Отана» Амзебек Жолшибеков и его предшественник Амангельды Таспихов в новый парламент не попали, как и руководитель крупнейшей депутатской группы «Аймак» Дарига Назарбаева.

По числу действующих и бывших руководящих работников новый мажилис сопоставим только с Верховным Советом 12-го созыва (1990–1993 гг.). В числе избранных – экс-председатель Госфинконтроля и министр социальной защиты населения Сейсултан Аимбетов, экс-аким ЗКО Кабибулла Джакупов, экс-министр здравоохранения Жаксылык Доскалиев, экс-аким Костанайской области Токтарбай Кадамбаев, экс-председатель Национальной комиссии по ценным бумагам (НКЦБ) и министр труда и социальной защиты Гульжана Карагусова, экс-аким Актюбинской и Атырауской областей, министр экономики и бюджетного планирования, вице-премьер Аслан Мусин, экс-министр охраны окружающей среды Айткуль Самакова, бывший министр экономики и руководитель канцелярии премьер-министра Алтай Тлеубердин, бывший председатель КНБ, начальник службы охраны президента и министр обороны Сат Токпакбаев, экс-аким Талдыкорганской области, посол в Австрии, Германии и Венгрии, руководитель администрации президента Сагинбек Турсунов, бывший председатель НКЦБ и член Конституционного совета Серик Темирбулатов, экс-зампред КНБ Ержан Исакулов.

В отличие от своих предшественников, Сергея Терещенко и Амангельды Ермегияева, в состав нового парламента вошел и первый зампред партии «Нур Отан» и руководитель ее предвыборного штаба академик Бакытжан Жумагулов, которому предстоит лично контролировать работу нового мажилиса, практически полностью укомплектованного представителями его партии.

Можно отметить, что следить за дисциплиной в парламенте будут и три генерала – Сат Токпакбаев, Серик Баймагамбетов и Ержан Исакулов. Примечательно, что в прошлом созыве генералов было только двое – Тохтар Аубакиров и Токтархан Нурахметов, а вот в позапрошлом генерал-полковник юстиции Жармахан Туякбай был спикером, но это уже совсем другая история…

Вместе с тем не следует переоценивать готовность парламента принимать на ура любые инновации исполнительной власти. Большинство высокопоставленных в прошлом депутатов – сложившиеся политики и управленцы со своим видением тех или иных проблем и заведомо критичным отношением к наспех приготовленным реформам.

Что касается бизнес-лоббистов, то с явным преимуществом победили строительные компании, представители которых прошли и по списку «Нур Отана», и по квоте Ассамблеи народа Казахстана, а также получили места практически во всех маслихатах. Учитывая нынешнюю ситуацию в экономике, их успех был вполне очевиден. Нефтяникам и банкирам повезло меньше.

Партийно-депутатское прошлое

Новый депутатский корпус новым, в общем-то, назвать сложно. Большинство депутатов мажилиса 4-го созыва уже избиралось ранее в депутаты парламента. Из 39 представителей 3-го мажилиса 17 были депутатами и 2-го.

Сагинбек Турсунов и Гульмира Исимбаева избирались депутатами Верховного Совета 12-го созыва. Депутаты нового мажилиса Марал Итегулов и Урал Мухамеджанов были еще и депутатами Верховного Совета 13-го созыва. Два Виктора – Киянский и Рогалев – также заседали в 13-м Верховном Совете, однако до этого года депутатами больше не избирались. Рамазан Сарпеков был депутатом мажилиса 2-го созыва, а Гульжана Карагусова, Серик Темирбулатов и Айткуль Самакова назначались депутатами сената по президентской квоте, причем Карагусова возглавляла бюджетный комитет, а Самакова была вице-спикером.

К сожалению, в Казахстане нет депутатов, которые заседали во всех созывах парламента подряд, но среди нынешнего созыва есть ветераны. Рахмет Мукашев был депутатом Верховного Совета двух созывов и 2-го мажилиса; в 3-й он не прошел, зато являлся представителем президента в парламенте. Тито Сыздыков был депутатом Верховного Совета 12-го созыва и мажилиса 2-го и 3-го созывов.

«Чемпионами» являются Уалихан Калижанов и Мухтар Тиникеев, которые были депутатами Верховного Совета 12–13-го созывов и мажилиса 2–3-го, проведя, таким образом, в стенах парламента более 10 лет каждый. Тиникеев, впрочем, мог поставить и абсолютный рекорд, но он проиграл выборы в мажилис 1-го созыва, а во 2-й созыв нижней палаты смог попасть только на довыборах.

Кроме того, некоторые новые депутаты безуспешно «штурмовали» парламент на прошлых выборах – Наталья Геллерт, Жексенбай Дуйсебаев, Бауыржан Смаилов, уже упомянутый Рахмет Мукашев.

Следует отметить, что нынешнее монолитно-нуротановское большинство собралось из представителей различных партий, как вошедших в «Нур Отан», так и оставшихся на свободе.

Нынешний первый зампред партии Бакытжан Жумагулов в свое время возглавлял Республиканскую политическую партию труда, а Ромин Мадинов был лидером Аграрной партии и блока АИСТ.

Наталья Геллерт на прошлых выборах баллотировалась по списку партии «Ауыл», а Узаккали Елеубаев был депутатом от партии «Асар». Ныне он единственный, кто остался из этой партии в парламенте. Как известно, Дарига Назарбаева, Вера Сухорукова и Сергей Кисилев не были даже выдвинуты в новый парламент, а вошедшие в список Алина Хаматдинова и Валерьян Землянов так и остались в партийном резерве «Нур Отана».

Аманжан Жамалов до выборов 2004 года возглавлял областной комитет Гражданской партии, а Еркин Рамазанов в мажилисе 2-го созыва представлял Аграрную партию, а в 3-м – уже «Отан». Также перешел перед прошлыми выборами из Гражданской партии в «Отан» и Александр Милютин. Кроме Мадинова в «Нур Отан» вошел экс-депутат от Аграрной партии Нурбах Рустемов, а также бывшие представители Гражданской партии Мухтар Тиникеев, Тито Сыздыков и Иван Чиркалин.

Впрочем, после вхождения «Асара», ГПК и АПК в 2006 году в «Нур Отан» автоматически отпал и вопрос, кто и где раньше заседал. Тем более что если возникнет необходимость, партийная номенклатура с готовностью вступит в любую другую партию.

Регионы и центр

«Нур Отан» перед выборами (и сразу после них) неоднократно декларировал тезис о том, что в новом парламенте регионы будут представлены «пропорционально». Полученная картина показывает несколько иные результаты. Абсолютным лидером в новом составе мажилиса («Нур Отан» + АНК) является Астана, 35 жителей которой вошли в состав нового парламента, т.е. 32,7% – почти треть. Для сравнения: доля столичного электората партии власти составила 1,7% от общего числа тех, кто поддержал «Нур Отан» по стране в целом. На втором месте по представленности в парламенте идет южная столица – 14 депутатов (13%) при доле в «нуротановском» пироге в 2,6%. На третьем месте – Южно-Казахстанская область – 11 депутатов (10,3% против «нормы» в 14,4%). Прочие регионы представлены 2–6 депутатами. (Подсчет производился по фактическому месту работы, кроме депутатов 3-го созыва.)

В результате практически окончательно разорвана связь между местными элитами и парламентом, которая и без того в последние годы была слабой. Раньше, на прошлых выборах, акимы активно продвигали своих выдвиженцев в парламент, вполне закономерно рассчитывая влиять через них на распределение бюджетного пирога и решение многих других вопросов. При этом в случае смены акима выдвинутые им депутаты «зависали», лишаясь возможности как переизбраться по своему прежнему округу, так и получить нормальную должность на родине. В итоге многие экс-депутаты оседали на небольших должностях в парламентском аппарате или других столичных структурах. Как уже говорилось, только 19 депутатов (17,7%) нового мажилиса работали в составе предыдущих двух созывов.

Тем не менее в новый парламент попали почти 20 представителей местных органов власти – акимы районов и городов, заместители акимов областей, секретари маслихатов и т.д., в том числе и по квоте Ассамблеи народа Казахстана. Вдобавок еще 11 депутатов 3-го созыва работали в местных органах власти. В среднем получается, что каждый регион (акимат) представляют один-два человека.

В условиях, когда региональные элиты фактически лишились еще одного канала продвижения своих кадров в центр, потеряли с созданием СПК значительный источник доходов (официальных и теневых), оказались не в состоянии бороться с экспансией столичного и иностранного капиталов на основные бюджетообразующие предприятия, остается только удивляться высокому числу голосов, полученных партией власти в регионах. С другой стороны, именно эти показатели (от 90% и выше) являются надежной гарантией того, что центр будет более благосклонно относиться к соответствующим акиматам и меньше вмешиваться в их дела.

Обезопасив себя от центральных органов, акимы, как показывает анализ новых составов маслихатов, по образу и подобию центра сформировали полностью лояльные себе представительные органы. В их новом депутатском корпусе явно доминируют все виды местной номенклатуры – руководители КГП, больниц, школ, местных вузов, государственных СМИ и т.д. У некоторых депутатов почти в каждом регионе фамилия и отчество совпадают с аналогичными паспортными данными акимов областей, городов и районов. К сожалению, мало кто обратил внимание на то, что за несколько дней до выборов по республике было снято с выборов очень большое число кандидатов в депутаты маслихатов, особенно в важных для «своих» кандидатов округах.

Результат – что в центре, что на местах – одинаков: исполнительная власть получила лояльную и профессиональную представительную власть, которая способна обеспечить стабильность, спокойствие и даже развитие в течение ближайших пяти лет – до 2012 года, о котором самые смелые футурологи стараются даже шепотом не говорить.

Впрочем, все происходящее является вполне закономерным итогом развития политической системы страны за последние 15 лет. Правящая элита, проводя реформы и подавляя социальные и национальные противоречия, постепенно и неотвратимо цементировала вертикаль власти, пока не заняла все возможное пространство, не оставив другим силам и мнениям места под солнцем. К сегодняшнему дню истеблишмент эволюционировал в совокупность закрытых и малосвязанных друг с другом закрытых систем, которых легитимизирует только авторитет главы государства и нежелание центра всерьез навести порядок в самом себе и в регионах.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности