Стальная хватка «Миттала»

Группа ArcelorMittal, в 1995 году ставшая владельцем Карагандинского металлургического завода, планирует построить в Казахстане завод по выпуску стального проката мощностью 400 тыс. тонн в год

Стальная хватка «Миттала»

Предшественником ArcelorMittal (ранее Mittal Steel Company N.V.) была компания Ispat International, через которую семья Митталов владела третьесортными металлургическими предприятиями лишь в Индии да близлежащей Индонезии. Но в апреле 1989 года, когда Ispat заключила контракт с правительством Тринидада об аренде с последующей продажей металлургического завода Iscot, ситуация резко изменилась. Это соглашение стало первым шагом на пути создания транснациональной империи Миттала.

 Согласно ряду источников, при проведении сделки Миттала консультировали два специалиста из СССР, которые и разработали схему приобретения промышленных активов и их последующей «экономической раскрутки».

В дальнейшем по такой же схеме проводилась скупка сталелитейных активов в Мексике, ЮАР, Румынии, Чехии, Польше. Одновременно приобретались угольные шахты и разрезы. Дешевый труд и недорогая энергия обеспечивали высокую прибыльность подобных капиталовложений. Сегодня на компанию ArcelorMittal, производственные отделения которой расположены в 26 странах мира, приходится около 10% мирового производства стали. «Фактор Миттала» начал работать на глобальном рынке стали – во многом благодаря его усилиям росли цены на сталь в 2003–2005 годах. В 2006-м выручка компании составила 58,87 млрд долларов, чистая прибыль – 5,41 млрд. Принадлежащий Митталам, занимающим ведущее место в рейтинге богатейших семейств планеты, 45-процентный пакет акций ArcelorMittal оценивается в 33 млрд долларов.

В будущем Лакшми Миттал видит черную металлургию отраслью, в которой доминируют 3–4 мощные компании, способные при падении спроса снижать не цены, а объемы производства.

Три источника и составные части империи Mittal

Практика работы компании в странах Тихоокеанского региона, Восточной Европы, где в основном расположены активы компании, показывает, что при принятии решений Миттал редко руководствуется соображениями политкорректности и прозрачности сделок. На всем пути возникновения империи Миттала за ним тянется шлейф коррупционных скандалов, среди участников которых президенты, премьер-министры и прочие птицы отнюдь не низкого полета.

По мнению аналитиков, каждому заходу компании Mittal в ту или иную страну предшествуют договоренности с местными правительствами. О сути этих «договоренностей» рассказал Джоханес Ситар, бывший помощник Лакшми Миттала. Он публично заявил, что Миттал дал взятку в 100 млн долларов за право купить Карагандинский металлургический комбинат. Получила широкий резонанс в Европе (когда выяснилось, что компания Миттала – активный спонсор лейбористской партии Великобритании) и история с «рекомендацией» премьер-министра Великобритании Тони Блэра властям Румынии продать металлургические активы именно Лакшми Митталу.

[inc pk='2046' service='media']

Еще одна составляющая бизнес-стратегии Миттала – минимизация налоговых издержек. Основная часть его активов зарегистрирована в офшорных зонах. Так, корпорация Ispat International после получения льгот под монтаж трубного завода в Актау оказалась под двойной офшорной юрисдикцией – по месту регистрации (нидерландские Антильские острова) и по месту деятельности (Актау). Дальше – фантастический экономический эффект.

Третья составляющая – предельная минимизация производственных и социальных издержек. Возникающие волнения рабочих на заводах компании в Восточной Европе, Казахстане и Украине говорят о жесткой ориентации руководства на получение прибыли, а не на выполнение социальных обязательств. Даже интересы миноритариев своих предприятий Миттал учитывает в последнюю очередь. Таким образом, секрет успеха Миттала в быстром воскрешении купленных по дешевке проблемных предприятий прост: повышение рентабельности за счет максимальной оптимизации производства и сокращения издержек.

В первую очередь это отражается на зарплатах персонала. По словам представителей профсоюзов, Mittal Steel не стесняется экономить и на текущих ремонтах, что приводит к значительному износу оборудования, ухудшению условий и безопасности труда. Польская Gazeta Zachodnia пишет, что, помимо техники безопасности, на металлургическом заводе Mittal Steel Poland экономят даже на уборке и гигиене рабочих. Несмотря на высокую прибыль, по итогам 2004 года она составила 1,3 млрд евро, корпорация отказалась повысить уровень зарплат.

Проверенная схема по реанимации заводов дала сбой лишь в Соединенных Штатах в 1998 году, где Миттал купил Inland Steel – шестую по величине металлургическую компанию страны. Все попытки бизнесмена сократить социальные расходы встретили сопротивление профсоюзов и были отвергнуты. Миллиардеру, попытавшемуся ввести свои правила игры в «бастионе империализма», пришлось отступить. Однако на остальных заводах корпорации порядки остались прежними. Более того, согласно обнародованным Mittal Steel планам, в целях снижения себестоимости продукции численность персонала к 2010 году будет «оптимизирована» со 150 до 110 тыс. человек. Увольнять людей будут в Румынии (18 тыс.), Польше (15 тыс.), Чехии (12 тыс.) и ЮАР (10 тыс.). Большие сокращения пройдут и в Казахстане.

 Безусловно, объяснять успех Лакшми Миттала только подкупом и потогонной эксплуатацией неверно. Индийский бизнесмен по максимуму использует эффект глобализации. Приобретая в основном заводы, имеющие собственную рудную базу, и направляя значительные инвестиции в развитие базы заменителя металлолома – железа прямого восстановления, он может затем переносить производство из одного региона в другой. В частности, если какое-то из предприятий испытывает недостаток сырья, оно перебрасывается буквально с другого конца света. Специально для этого он обзавелся собственным флотом океанских рудовозов. Столь развитая система взаимодействия обеспечивает снижение производственных издержек заводов как минимум на 10%.

Миттал в Казахстане

Подписанное в 1995–1996 годах соглашение сделало Лакшми Миттала собственником Карагандинского металлургического комбината (мощность которого составляет 5,5 млн тонн продукции в год) и 15 угольных шахт и железорудных рудников, электростанции и железнодорожных тупиков.

Сделка обошлась Митталу почти даром – в 450 млн долларов, при этом все хозяйство перешло Mittal Steel полностью очищенным от долгов, которые переложили на государственный бюджет. Таким образом, комбинат с более чем 30 тыс. рабочих, дававший 10% ВВП страны и оценивавшийся в несколько миллиардов (Криворожский меткомбинат был продан за 4,78 млрд долларов), отдали за бесценок по закрытому контракту. Через несколько лет предприятие стало «жемчужиной» корпорации Миттала и одним из главных центров прибыли: около 95% объема продукции отправлялось на экспорт, а с ней уходили и 150–200 млн долларов прибыли. Но каким путем это было достигнуто?

С момента приватизации до последнего времени затраты на обеспечение безопасных условий труда были ничтожными. При сохранении прежнего уровня зарплаты резко возросла интенсификация труда. Следствием всего этого стал постоянный травматизм рабочих, численность которых к 2005 году сократилась до 20 тыс. и продолжает планомерно сокращаться. Понятно, что на предприятии стали возникать трудовые конфликты. В 2005 году акции протеста против социального произвола Mittal Steel охватили Караганду, Темиртау, Шахтинск и ряд рабочих поселков. Протестующие требовали увеличения заработной платы, обеспечения безопасных условий труда.

[inc pk='2047' service='media']

 Однако государству невыгодно ссориться с транснациональной корпорацией: налоговые отчисления Mittal Steel Temirtau составляют около 40% бюджета Карагандинской области. Парламент в считаные дни принял ряд поправок к закону «О порядке проведения митингов», многократно увеличив сумму штрафов за участие в протестных акциях. Затем принимается закон «О противодействии экстремизму», в котором к экстремизму фактически приравниваются и выступления рабочих. Тем не менее Миттал решил не нагнетать обстановку и пообещал профсоюзам повысить зарплаты на 20% и даже к Дню шахтера выдал «сногсшибательные» (примерно по одному доллару!) годовые дивиденды на принадлежащие работникам акции. Поразительная щедрость, учитывая, что карагандинские шахтеры получали самую низкую зарплату по сравнению с коллегами из Чехии, Польши, Румынии и России.

20 сентября 2006 года произошло новое ЧП: взрыв метана на шахте имени Ленина, жертвами которого стал 41 шахтер. Тысячи шахтеров и металлургов, работавших в компании Миттала, вновь объявили забастовку и вышли на улицы с требованиями улучшить условия и безопасность работы, поднять заработную плату. И впервые за последние 10 лет им удалось добиться частичного удовлетворения своих требований: шахтеры и работники Mittal Steel Temirtau получили повышение зарплаты и некоторые социальные гарантии.

Анализ состояния промышленной безопасности, проведенный в январе текущего года по итогам 2006 года на коллегии в Министерстве по чрезвычайным ситуациям РК, показал рост производственного травматизма и аварийности. Так, на объектах АО Mittal Steel Temirtau было зарегистрировано 217 несчастных случаев, в том числе 48 со смертельным исходом и 17 с тяжелыми последствиями, что в 8 и в 2,4 раза больше по сравнению с 2005 годом (6 и 7 соответственно). Причинами несчастных случаев на угольных шахтах стали отсутствие надежных современных систем контроля газопылевого режима в шахте, слабая модернизация оборудования и механизмов, невыполнение графиков замены отработавшего нормативный срок шахтного оборудования, низкая технологическая дисциплина промышленного персонала.

 Выход из сложившейся ситуации с охраной и оплатой труда многие рабочие находят для себя в смене места работы. Целыми бригадами они покидают предприятие, уезжая в Россию или переходя на выкупленные российскими предпринимателями местные предприятия. В декабре 2006 года более 700 работников металлургического предприятия АО Mittal Steel Temirtau подали заявления о приеме на работу в российскую «Северсталь». Там почти вдвое большая зарплата (500–600 долларов), регулярные выплаты премиальных, обеспечение жильем, выход на пенсию в 50 лет. «Экономика» Миттала дорого обходится республике: страна безвозвратно теряет золотой фонд профессиональных кадров.

Но финансовой отдачей от деятельности предприятия в настоящее время не удовлетворены не только его рабочие, но и государственные фискальные службы. В ходе состоявшегося в июне прошлого года 15-го пленарного заседания Совета иностранных инвесторов при президенте РК глава Агентства по борьбе с экономическими и коррупционными преступлениями Сарыбай Калмурзаев огласил информацию о том, что в производство поступили материалы налоговой проверки АО Mittal Steel Temirtau, проведенной Министерством финансов РК, по начислению налогов и финансовых санкций на сумму 16,6 млрд тенге. По его словам, суть этих материалов в том, что налогоплательщик по своему усмотрению по налогам, где ставка за последние годы была снижена, применял текущее законодательство, а в остальных случаях – на момент подписания договора. В результате налоговая накрутка компании составила 1,8%.

Разворот на внутренний рынок

Как известно, продажа «КарМета» иностранным инвесторам привела к резкому снижению доли поставок его продукции на внутренний рынок республики. А вступление ряда стран бывшего соцлагеря, в которых Миттал активно скупал заводы, в Европейский союз негативно отразилось на доходах Миттала. Согласно правилам ЕС, во избежание перенасыщения рынка страны – члены этого европейского клуба обязаны ограничивать производственные мощности. И в 2001 году Митталам пришлось закрыть завод в Ирландии.

Сталелитейная группа Mittal Group (сейчас ArcelorMittal) столкнулась с проблемой сбыта своей продукции. По словам генерального директора казахстанской «дочки» сталелитейного гиганта – Mittal Steel Temirtau – Сатиша Тапариа, «если раньше мы экспортировали около 120 тыс. тонн металла в месяц, то сейчас отгружаем всего 10–15 тыс. тонн. Китай превратился из импортирующей страны в экспортирующую и в нашей продукции не нуждается».

Ситуация на внешнем рынке – трудности с реализацией продукции в США (высокие пошлины на ввоз стали), в Евросоюзе (квоты), странах Юго-Восточной Азии (большие транспортные издержки), потеря китайского рынка – заставили руководство АО Mittal Steel Temirtau разворачивать вектор поставок продукции на страны СНГ. В компании «вдруг» заметили, что «экономика в России и Казахстане очень хорошо развивается, и это обеспечивает нам хорошие рынки для сбыта продукции». Планируется, что производство стали на металлургическом комплексе в 2008 году достигнет 6,8 млн тонн.

 О том, что Mittal Steel Temirtau действительно обращает взор в сторону внутреннего рынка Казахстана, говорит ввод в строй осенью прошлого года завода по производству спирально-шовных сварных труб в Актау. Но «бросать чепчики в воздух» от радости, что Миттал озаботился проблемами Казахстана, повода нет: реализуя этот проект, он руководствовался прежде всего своими интересами. Дело в том, что у входящего в империю Миттала предприятия «Испат Мексикана», особенно у расположенного в мексиканском городе Ласаро-Карденас завода по производству стальных труб, дела пошли неважно, и надежд на улучшение ситуации не было. Тогда Миттал предложил казахстанскому руководству построить в Актау завод по строительству труб для нефтегазовой промышленности страны. Официальная Астана предложение приняла, Миттал демонтирует расположенный в Мексике завод и собирает его на берегу Каспийского моря близ Актау.

Очередным проектом компании становится строительство в Темиртау сортопрокатного завода мощностью 400 тыс. тонн сортового проката (арматура, швеллер, уголок) в год с созданием 600 новых рабочих мест. Планируется, что завод будет введен в строй в 2009 году.

Без внимания Миттала не останется и нефтегазовый сектор экономики Казахстана. В прошлом году, давая интервью телеканалу CNBC, Миттал заявил, что активно интересуется нефтегазовым комплексом и ведет переговоры о возможных сделках с 21 нефтегазовой компанией мира. Безусловно, углеводородные ресурсы Казахстана также окажутся в сфере его интересов, и республика в очередной раз почувствует стальную хватку Миттала.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики