Продукт стратегического назначения

Резкий рост цен на зерно на мировом рынке заставил АО «Продкорпорация» принимать дополнительные меры по продовольственной безопасности. Население же готовится к повышению цен на основные продукты питания

Продукт стратегического назначения

Наступление нового маркетингового года ознаменовалось беспрецедентным ростом цен на зерно. Аналитики единодушно считают это мировой тенденцией. На товарно-торговых биржах цена тонны пшеницы колеблется от 270 до 350 долларов.

Ситуация на мировых рынках не могла не повлиять на уровень цен в России и Казахстане. Обычно накануне уборки цены на зерно снижаются, но в этом году за последние три месяца пшеница подорожала почти вдвое. «Весной мы начали закуп с 12,5 тыс. тенге, в среднем тонна стоила 103–105 долларов. Никто не предполагал такого роста. Сейчас цена на пшеницу сложилась на уровне 200 долларов: от 195 до 205 долларов, – заметил президент АО «Продовольственная контрактная корпорация» Руслан Азимов. – На данный момент трудно прогнозировать ситуацию, но я думаю, что пик цен пришелся именно на сегодняшний день, в отличие от прошлых лет, когда основной рост цен наблюдался в январе-феврале».

Хлеб – всему цена

Между тем правительство решило предпринять ряд мер для предотвращения угрозы продовольственной безопасности. Понятно, что производители постараются продать зерно по максимуму. Но административными мерами – введением квот, экспортных пошлин, других запретов проблему тотального вывоза не решить. Поэтому АО «Продкорпорация» решило действовать экономическими методами и, заинтересовывая зерновиков ценой, создать продовольственный запас. Оператор закупок зерна в государственный резерв, помимо стабильных 500 тыс. тонн госзапаса, увеличит объем коммерческого закупа с 1,5 млн до 2 млн тонн.

Кроме того, решено создать стабилизационный фонд в регионах. Размер его будет зависеть от решений местных исполнительных органов, на которые возлагается ответственность за его создание и финансирование. По предварительным подсчетам, суммарный объем стабфонда по стране будет порядка 2 млн тонн. «Но поскольку средства для этого не были предусмотрены в бюджете, «Продкорпорация» закупит зерно и оставит его в областях. Оно предназначено для регулирования внутренних цен. Контроль за использованием его будет осуществляться совместно с администрацией региона», – пояснил г-н Азимов. Закуп в стабилизационный фонд планируется производить по цене 180–190 долларов за тонну. В тех регионах, где производится недостаточно зерна, запасы будут созданы и за счет подвоза из Акмолинской, Северо-Казахстанской и Костанайской областей. Для дополнительного коммерческого закупа «Продкорпорация» привлекает кредитные средства зарубежных банков-партнеров, которые, кстати, по словам г-на Азимова, согласились на финансирование несмотря на мировой кризис ликвидности. Уже получено 136 млн евро, но понадобится еще больше.

На сегодня «Продкорпорацией» профинансирован закуп 816 тыс. тонн зерна, часть которого закуплена под заключенные ранее договоры. Это лишь малая часть из 4 млн тонн запланированного запаса при объеме внутреннего потребления порядка 9 млн тонн.

Понятно, что рост цен на зерно имеет мультипликативный эффект и вызовет цепь повышений стоимости других товаров, в первую очередь хлеба и муки. Доля цены зерна в себестоимости производства хлеба составляет 25–35%, муки и макарон колеблется в пределах 80–85%, яиц – 60–65%, говядины – 20% и до 60% в птице.

Будем считать бедных

Воздействовать на рост цен государство может лишь посредством контроля над естественными монополистами и доминантами рынка со стороны отраслевых регуляторов и комитета по защите конкуренции (КЗК). Три года назад в аналогичной ситуации государство жестко ограничило цену на буханку хлеба первого сорта. Хлебопеки не обрадовались такому решению, однако смогли покрыть убытки перекрестным финансированием за счет повышения цен на весь остальной ассортимент хлебобулочных изделий. В этом году КЗК предложил в перечень товаров, работ, услуг, подлежащих регулированию доминантов рынка, внести оптовую реализацию сахара, хлеба и хлебобулочных изделий, а также деятельность элеваторов, хлебоприемных пунктов по приемке, сушке, взвешиванию и отгрузке зерна. Однако отраслевые ассоциации при поддержке Минсельхоза не согласились с этим предложением.

По словам директора департамента по развитию перерабатывающей промышленности и ВТО Минсельхоза Айны Кусаиновой, непонятен механизм регулирования и контроля оптовой реализации сахара и хлеба: кто и как будет осуществлять контроль и какие меры наказания применять. Деятельность хлебоприемных пунктов регулирует государство согласно последним изменениям в законы «О лицензировании», «О зерне». КЗК такими полномочиями не наделен. Г-жа Кусаинова также отметила, что наибольший рост цен наблюдается там, где нет субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке. Например, в Шымкенте мука стоит 82 тенге при средней цене по стране 62 тенге за килограмм.

Согласно статданным, в стране более 3 млн граждан имеют доходы меньше прожиточного минимума (в августе – 10310 тенге). При тотальном повышении тарифов на коммунальные услуги подорожание хлеба воспримут весьма болезненно и те, чей достаток немногим больше. Для защиты малоимущего населения в мире обычно применяются несколько способов, а именно: государственное субсидирование производителей, адресные дотации гражданам, жесткое регулирование верхнего потолка цен на социально значимые товары.

На последнем заседании правительства министр сельского хозяйства Ахметжан Есимов заметил: «Хлеб должен иметь достойную цену, а иначе никто бережно относиться к нему не будет. Как в советское время, станут им кормить скот. Кроме того, в странах СНГ хлеб в среднем стоит 61 тенге, в том числе в России, а у нас пока – 37. Значит, возможен массовый вывоз хлеба из страны. Мукомолы в августе шумели – нет зерна для производства муки. Акимы обращались с просьбами выделить зерно из госресурсов. Однако в августе было экспортировано 91 тыс. тонн муки, а за 8 месяцев было вывезено 975 тыс. тонн, что в 1,6 раза больше, чем в прошлом. Надо было контролировать, куда зерно идет. Неконтролируемого роста цен на хлеб не должно быть».

Министерство труда и соцзащиты населения должно проработать вопрос о субсидировании малоимущих граждан. По подсчетам Минсельхоза, лишь на возмещение возросшей на 5 тенге в среднем по стране буханки формового хлеба первого сорта надо порядка 3 млрд тенге. Но каким образом будет оказываться помощь социально незащищенным гражданам, пока не ясно. Если это выльется в увеличение пресловутого АСП, то есть адресного социального пособия, которое начисляется гражданам, живущим ниже черты бедности, то это будет простым начетничеством. Акимам невыгодно показывать реальные цифры бедного населения, поскольку это негативно характеризует работу глав администраций. На заседании кабинета министров и на селекторном совещании с областными акимами прозвучала рекомендация отслеживать увеличение цен на хлеб до разумных пределов собственными силами. Какой предел может считаться разумным, очевидно, оставлено на усмотрение акимов.

Зачистка рынка

Еще одна мера, вводимая сегодня государством, также сможет помочь контролировать объемы экспорта, а значит, работать на продовольственную безопасность страны. С 28 сентября вступает в законную силу постановление правительства, согласно которому деятельность по реализации зерна на экспорт станет лицензируемой. Для получения лицензии экспортер должен предоставить ряд документов, иметь опыт работы не менее года на внутреннем или внешнем рынках, подтвержденный документами, не иметь просроченной задолженности в бюджет и перед коммерческими банками. Кстати, в регионах на таможенных постах немного раньше времени принялись соблюдать поправки в закон «О зерне» по отношению к экспортерам и требовали от них лицензий. Хотя должны были действовать по старому закону. Пока Генпрокуратура не направила разъяснительное письмо в таможенный комитет, зерно не выпускали.

 «Лицензирование экспортеров зерна поможет навести порядок на зерновом рынке. Это метод государственной регистрации для усиления прозрачности, легализации экспортеров. Не секрет, что на рынке существует множество компаний-однодневок, которые, проведя сделку, исчезают, не заплатив налогов», – пояснила директор департамента земледелия и фитосанитарной безопасности Анна Буць.

Крупные зернотрейдеры согласны с этой мерой, которая, по их мнению, позволит очистить рынок от мелких экспортеров, зачастую демпингующих, да и добавляющих ненужную суету при железнодорожных перевозках.

На наш взгляд, при существующем высоком спросе казахстанское зерно может перейти в разряд еще одного сырьевого ресурса Казахстана. Есть немало людей в стране, которые считают, что лучше отправлять на экспорт сырую нефть, чем перерабатывать ее для нужд внутреннего рынка. Как бы не случилось того же самого и с нашим хлебом.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики