Графика в Европе и США

Графика в Европе и США

Австриец Петер Фельх, куратор по связям с общественностью фонда культурного развития «Артилек Евразия», организатор симпозиума, рассказывает, по каким причинам в Европе упал интерес к печатной графике. «В послевоенные годы некоторые художники с громкими именами стали печатать свои работы большими тиражами. Возможно, здесь можно усмотреть и хорошее намерение – сделать искусство доступным широким массам. Но когда художник не ограничивает свои тиражи для коллекционеров и покупателей, каждый экземпляр теряет в цене. С развитием технологий люди перестали различать: где оригинал, где просто репродукция, а где просто постер. Подписи художников продавались. Это сильно повлияло на Европу. В Америке по-другому, там графика процветает – отчасти, может быть, и потому, что там нет таких старых традиций и гравюр, а привыкли покупать современные работы. В Европе доверие к современной графике утеряно, больше покупают старинную XVII–XIX веков, часть рынка ушла в антиквариат. От этого пострадали современные художники-печатники, которые делали ту же самую работу качественно, но столкнулись с меньшим интересом рынка».

– Как вы можете оценить современный уровень технологий печатной графики, открываемые ими эстетические возможности? Можно ли сказать, что печатная графика – это современное искусство?

– Это старинная техника. Ксилография начинает свое существование еще с Древнего Китая. В Европе гравюры изобрели в XV–XVI веках, а литографию – в XIX веке. Но все это до сих пор развивается. Основы остаются те же самые, но используются другие материалы. Вместо камня в литографии теперь можно использовать сплавы и пластмассу. Это облегчает работу и открывает новую химию красок. Если в Европе печатная графика развивается больше в экспериментальном ключе на уровне ремесла – сами художники пробуют делать новое, то в США она обрела более наукообразный характер. В Америке художники-печатники и ученые тесно сотрудничают между собой. Отделы искусства расположены в университетах, и художнику-печатнику легко обратиться к ученым, химикам, физикам и т.д. и получить новые технологии. Но главное, как в любом виде искусства, это содержание, мысль, исходя из которой художник решает, в какой технике ее лучше выразить. Некоторое время считалось, что и живопись умерла, но она жива. И графика, и скульптура тоже будут жить, несмотря на моду в области видео, инсталляции, перформанса и т.д. Часть внимания рынка устремляется в эти сферы, но важно сохранить и старые методы. Несмотря на материально-промышленное производство, нельзя забывать о ремеслах. Это передается от мастера к ученику, и этому очень трудно научиться из книг.

– Как можно оценить уровень представленных работ?

– Это должны оценить искусствоведы. Конечно, это эксперимент. Просто художники пробовали. Некоторые пытались перенести собственные живописные эффекты в графику. Другие делали это в первый раз. Так что это незаконченная работа. Возможно, нужно больше обращать внимания на идею и сюжет. Даже тех, кто уже участвовал в наших семинарах раньше, нельзя научить тому, чему другие художники учились целую жизнь.