Кадровый вопрос

Редакционная статья

Кадровый вопрос

После того как премьер-министр публично зачитал письмо, полученное им от президента, все поняли, что следует ожидать решений по вопросам не только и не столько строительно-хозяйственным, сколько кадровым.

Когда глава государства отдает команду – давайте создадим специальную комиссию и выясним, кто виноват в безобразиях, которые происходят в этом городе, то, конечно, есть вероятность, что комиссия придет к выводу о виновности инопланетян или специфики рыночных отношений. Но она исчезающе мала. Фактически вопрос уже заключает в себе ответ. Виноват главный управляющий – мэр, аким, то есть Имангали Тасмагамбетов. Человек, которого смело можно было ставить во главу списка потенциальных преемников Нурсултана Назарбаева, если бы недавние поправки в Конституцию не сняли этот вопрос с повестки дня.

Понятно, что в государстве со слабыми политическими институтами (а их сила приходит со временем и в ходе постоянной борьбы, как и 8-часовой рабочий день) система сдержек и противовесов выстраивается с участием конкретных лиц на персональном уровне. Никто не должен усиливаться чрезмерно. И в этом смысле смещение Имангали Тасмагамбетова было бы логичной рокировкой, совмещенной с давно ожидаемым возвращением из Москвы Нуртая Абыкаева. Другое дело, что такого рода кадровые вопросы решаются буднично, без скандалов и создания правительственных комиссий. Одно из проявлений сильной президентской власти, которая, предполагается, существует в Казахстане, – это возможность принимать необходимые политические решения (в том числе и кадровые), не камуфлируя их заботой о природе или необходимостью соблюдения соответствующих законов.

Что касается законов, то есть основания полагать, что комиссары вряд ли смогут обнаружить и доказать их прямое нарушение. Если и были какие-то несоответствия в документах, то наверняка они были устранены в ходе недавней легализации имущества. Вот если бы вопрос о строительстве в предгорьях поручили рассмотреть мажилису, результат мог бы быть иным. Наши депутаты, опираясь на свой любимый закон о национальной безопасности, приняли бы необходимые поправки, дающие госорганам право отменять ранее выданные разрешения, пересматривать условия контрактов и многое другое – если, конечно, будет замечена угроза национальным интересам.

Конечно, вопрос о том, кого персонально коснутся выводы комиссии, не так однозначен. Если сооружения, на которые намекнул президент в открытом письме премьер-министру, построены незаконно, то под ударом могут оказаться и их хозяева. Ранее Карим Масимов уже заявлял, что нарушители – «люди известные», и предлагал им добровольно сдать государству незаконно приобретенное и построенное. Поскольку о добровольной сдаче до сих пор ничего не известно, то в действие может быть приведен план «Б», озвученный тогда же премьером: «прокуратурой будет проведено расследование и передано в суд». Теоретически именно это и может произойти.

Почему же никто не ждет громких судебных дел? Ответ до обидного прост: потому что история с Нурбанком еще раз показала, что судебное решение обычно является производным от решения кадрового. Отношение суда к собровцам и банкирам радикально менялось в зависимости от того, был ли Рахат Алиев зятем и послом или же был с этих постов смещен. Потому что политическое решение у нас первично, а судебное – вторично.

А поскольку политика давно уже стала политикой кадровой, то признание каких-то действий незаконными связано на самом деле не с решением суда, а с вертикальными и горизонтальными перемещениями представителей политической и управленческой элит.