Кто возьмет триллион?

Пенсионные активы могут быть альтернативой внешним заимствованиям при финансировании прорывных проектов. Но для этого нужно отработать механизм использования пенсионных ресурсов в государственно-частном партнерстве

Кто возьмет триллион?

За 10 лет существования накопительной пенсионной системы (НПС) так до конца не решена проблема эффективного использования пенсионных активов. На сегодня в накопительных пенсионных фондах (НПФ) сосредоточена значительная сумма – более одного трлн тенге. С задачей сохранения накоплений будущих пенсионеров накопительные фонды пока справляются, а вот с задачей их приумножения возникают определенные трудности, связанные с дефицитом высокодоходных надежных бумаг.

На фондовом рынке Казахстана в основном обращаются акции и облигации банков. Это находит отражение и в структуре инвестиционных портфелей НПФ, поэтому риски банковского сектора ложатся и на пенсионные фонды. Например, сегодняшняя кризисная ситуация с ликвидностью привела к падению цен на бумаги большинства банков, а основными покупателями этих ЦБ являются как раз пенсионные фонды. Джонатан Вуллет из Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в качестве проблемы казахстанского пенсионного рынка отмечает слабую диверсификацию портфелей и сделки с аффилированными лицами. «Это дает возможность управляющим компаниям манипулировать ценами на акции, а аффилированным компаниям приобретать под свои долговые бумаги финансирование на уровне или ниже уровня инфляции, что негативно сказывается на вкладчиках фонда», – считает он.

Кардинально изменить ситуацию могло бы участие НПФ в финансировании прорывных проектов с использованием схем государственно-частного партнерства.

Экономике от пенсионеров

Инструменты для инвестирования пенсионных активов должны отвечать трем основным требованиям – надежность, доходность, ликвидность. Чтобы усилить защиту пенсионных накоплений, в закон о пенсионном обеспечении внесены изменения, требующие наличия у эмитента или у самой ценной бумаги рейтинга не ниже уровня, соответствующего «ВВ–» по шкале Standard&Poor’s. Причем доля таких ЦБ должна составлять не менее 70% инвестпортфеля. Раньше пенсионные активы разрешалось вкладывать только в листинговые бумаги не ниже категории «А». Казалось бы, таким образом мы внедряем общемировые стандарты, согласно которым именно рейтинг лучше всего отражает риск дефолта бумаги или эмитента.

Но в реальности такое нововведение вновь возвращает НПФ к банкам (в основном именно они имеют рейтинги установленного уровня) и отсекает от пенсионных денег предприятия реального сектора. И именно средние предприятия. Их немного в листинге «А», но для них пенсионные деньги – хорошая альтернатива банковским кредитам, а для НПФ – это возможность диверсифицировать свои инвестиции. Не каждое из этих предприятий сможет получить рейтинг от международных рейтинговых агентств из-за дороговизны этой процедуры. А значит, стоимость ресурса НПФ для них значительно повысится. Положение усугубляется отсутствием национального рейтингового агентства.

НПФ неоднократно заявляли о том, что пенсионные активы должны работать на экономику, и призывали на эти деньги строить дороги, прокладывать линии электропередачи, запускать заводы.

Два года назад правительство решило использовать пенсионные накопления в инфраструктурных проектах на концессионной основе: их финансирование осуществляется за счет привлечения пенсионных средств под инфраструктурные облигации. Пока НПФ участвуют в двух проектах – строительстве железнодорожной ветки Шар – Усть-Каменогорск (подрядчик «Досжан темир жолы») и линии электропередачи Северный Казахстан – Актюбинская область («Батыс Транзит»).

В 2005 году первый проект с участием НПФ был широко разрекламирован. Однако все решения тогда принимались явно поспешно, не все вопросы были хорошо продуманы, что и выявилось позже. В результате, по словам Талгата Камарова, председателя ассоциации управляющих активами, «все сроки реализации этих проектов сорваны».

Основной риск при инвестировании в инфраструктурные облигации возникал из-за невозможности реализовать на практике механизм поручительства государства в силу противоречий между договором поручительства и Гражданским кодексом. Кроме того, представитель держателей облигаций вправе предъявлять требования к поручителю только в момент погашения, то есть по истечении срока обращения облигации. Поэтому поручительство не покрывает невыплату купонного погашения в период обращения этих ЦБ, что также является значительным риском. Сейчас в правительстве рассматривается вопрос разделения рисков между государством и концессионером, причем предполагается, что государство возьмет на себя риски концессионера только на время строительства, то есть на тот период, когда концессионер не может эксплуатировать объект и, следовательно, получать доход. А это противоречит уже принятым изменениям в законодательство, в соответствии с которыми государство несет ответственность за исполнение обязательств эмитента на весь период обращения облигаций. К тому же при этом страдают интересы пенсионных фондов. «НПФ на длительный срок – 15–20 лет после запуска объекта – оставляют один на один с риском концессионера как исполнителя проекта, то есть с компаниями, которые были отобраны в результате тендера и не имеют кредитной истории», – говорит г-н Камаров.

Частично перечисленные упущения уже решены, но почему-то только по одному из проектов – железнодорожному. Вопросы по второму проекту и по всем новым остаются, и число проблем, требующих срочного решения, растет. В частности, не установлен порядок определения стоимости передаваемого государству объекта концессии.

За все риски, связанные с инфраструктурными проектами, НПФ требовали адекватной доходности, однако так ее и не получили, поскольку разработчики проектов утвердили бюджет, который не предусматривает изменения рыночной конъюнктуры. Пенсионные фонды хотели бы, чтобы по новым проектам у них были все же гарантии государства вместо поручительства. У гарантирования более четкий механизм поддержки проектов. «Поручительство государства – достаточно надежная вещь, но гарантия лучше, чем поручительство. В программе развития рынка ценных бумаг на 2005–2007 годы это прозвучало, президент давал соответствующее поручение, но на сегодняшний день мы не видим облигаций, обеспеченных государственной гарантией», – говорит управляющий директор НПФ Народного банка Казахстана Кантар Орынбаев.

Прорыв на иностранные деньги

Правительство определило еще 12 инфраструктурных проектов, из которых 4–5 должны быть начаты уже в нынешнем году. Чтобы для их реализации привлечь пенсионные средства, нужно срочно решать все перечисленные проблемы, причем не внутри каких-то ведомств, как это было до сих пор, а совместно с участниками рынка.

НПФ хотели бы участвовать и в финансировании прорывных проектов холдинга «Самрук», разработанных в рамках госпрограммы «30 корпоративных лидеров». Таких проектов пока семь. Три из них инфраструктурные – строительство двух новых электростанций – Балхашской ТЭС и Кербулакской ГЭС, и расширение мощностей Экибастузской ГРЭС–2. Остальные предусматривают создание новых производств, в том числе более высокого передела.

Для их реализации необходимо 11 млрд долларов. Предполагается, что в финансировании могли бы принять участие отечественные институциональные инвесторы, в частности, и пенсионные фонды. В то же время в представленной холдингом таблице финансирования проектов процентные ставки привлечения привязаны к LIBOR, что говорит о намерении занимать деньги на международных рынках капитала.

По словам заместителя председателя правления НПФ Народного банка Нуржана Алимухамбетова, деньги пенсионных фондов вновь окажутся невостребованными. «Ориентируются либо на госресурсы, либо на зарубежные заимствования. Мы хотим разрубить этот узел, и нужно для этого разработать соответствующие механизмы. Говорят, что пенсионных ресурсов недостаточно для финансирования этих проектов. Но судите сами. Первый миллиард наш фонд капитализировал в течение 7,5 года, на капитализацию второго ушло 1,5 года, третьего – менее года. То есть мы перешли на иной качественный темп роста активов – растем в геометрической прогрессии. Если мы будем запускать такими же темпами проекты, то только наших ресурсов хватит на финансирование любых проектов», – говорит он.

Участники рынка предлагают для привлечения внутренних средств выпускать тенговые облигации, что позволит избежать валютного риска как для НПФ, так и для заемщиков. Проблему же невысокой емкости рынка, по их мнению, можно решить, одновременно размещая займы внутри страны и на зарубежных рынках. В результате будут учтены интересы внутренних инвесторов и определена конкурентная рыночная ставка.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?