Революция лотоса

Мирные антиправительственные демонстрации, которыми сегодня охвачена Бирма, могут оказаться началом «революции лотоса»

Революция лотоса

Против военного режима выступили буддистские монахи, которые своим отказом принимать пожертвования от представителей правящей элиты фактически вынесли вотум недоверия правительству. Протест монахов – серьезный вызов для властей, поскольку моральный авторитет буддизма всегда был и остается незыблемым для бирманского общества, он в известной степени даже встроен в идеологию, которой придерживался военный режим Бирмы все послевоенные годы.

Еще в начале XX века буддизм в сознании бирманской интеллигенции оказался тесно переплетен с идеями марксизма. А когда в конце 30-х годов выступления бирманцев за независимость были подавлены англичанами с помощью племени каренов, среди которых было много христиан, буддизм оказался сплавлен с национализмом. После предоставления стране независимости в 1948 году господствующей идеологией стала смесь социализма, буддизма и национализма.

На политическом же уровне властям противостоит Аун Сан Су Чжи – дочь генерала Аун Сана, лидера движения за независимость, основателя и первого генерального секретаря Бирманской коммунистической партии, создателя и главнокомандующего Армии обороны Бирмы. Он был убит своими политическими противниками 19 июля 1947 года, за полгода до провозглашения независимости, но остается национальным героем как для властей (день его гибели стал государственным праздником), так и для оппозиции.

От бирманского социализма – к дисциплинированной демократии

После предоставления независимости, в отсутствие равного Аун Сану по авторитету лидера страна оказалась втянута в многочисленные этнические конфликты, дополненные вооруженным противостоянием расколовшейся коммунистической партии.

В 1962 году Не Вин, соратник Аун Сана, возглавлявший в его армии генеральный штаб, а затем бывший и министром обороны, и премьер-министром, совершил военный переворот, создал партию бирманской социалистической программы, а все прочие партии запретил. Военный режим смог более-менее успешно бороться с проявлениями этнического сепаратизма, то есть вести гражданскую войну практически во всех провинциях. Но экономика страны, строившаяся на принципах «опоры на собственные силы», пришла в упадок. Как вспоминает премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, бирманский путь к социализму, провозглашенный Не Вином, был прост: добиться самообеспечения и избавиться от индусов и китайцев, прибывших в Бирму вместе с англичанами. Китайцы и индусы довольно быстро покинули страну, но экономике это не помогло.

В 1974 году была принята новая конституция, а сама страна была переименована в Социалистическую Республику Бирманский союз. Но экономическая стагнация продолжалась, а политические репрессии приобрели массовый характер. 8 августа 1988 года в 8 часов 8 минут (цифра 8 считается у буддистов счастливой) в столице страны Рангуне начались антиправительственные выступления, вскоре охватившие всю страну. Начали выступления докеры, к ним присоединились студенты. На какой-то период в стране установилось двоевластие. Чиновники правительственных учреждений присоединялись к протестующим. Работники кладбищ отказывались хоронить членов правящей партии и их родственников. Появилось множество независимых газет.

Вскоре военные нанесли ответный удар. Джипы с установленными на них пулеметами расстреливали группы демонстрантов, а также журналистов и телеоператоров. Потом проезжали пожарные машины, смывающие кровь с улиц. Убитых и раненых на грузовиках отвозили на кладбища и в крематории – всех их хоронили в братских могилах или сжигали. Это именно то, чего опасаются западные лидеры сегодня, предостерегая бирманский режим от применения силы.

После подавления народных выступлений 1988 года Не Вин ушел в отставку, а к власти пришла военная хунта, именуемая Государственный совет восстановления законности и правопорядка. Сам престарелый диктатор отошел от политической жизни, хотя какое-то время выступал в качестве консультанта военной хунты, которую с 1992-го и по сей день возглавляет генерал Тан Шве. Ситуацию военные попытались выправить с помощью серии переименований. В 1989 году Бирма была переименована в Мьянму, столица страны Рангун – в Янгон. Правящую хунту переименовали в Государственный совет мира и развития. Когда и это не помогло, было принято решение о переносе столицы.

В ноябре 2005 года столицей Мьянмы стал небольшой город Найпьидо (буквальный перевод – «обитель королей»), находящийся в центре страны. К тому времени Европа, Америка и Япония уже ввели все возможные санкции в отношении Бирмы, мятежные провинции, населенные этническими меньшинствами, оставались неподконтрольными центральному правительству, а надежды на развитие международного туризма себя не оправдали. В рейтинге восприятия коррупции Бирма занимает последнее место, а политические репрессии привели к почти полной международной изоляции режима.

В начале сентября 2007 года власти объявили о завершении работы национальной конференции по разработке демократических реформ, начатой еще в 1993 году, и провозгласили курс на построение демократии процветающей дисциплины.

Будущий президент Бирмы

Правящий режим Бирмы справедливо считается одним из самых деспотичных и жестоких на протяжении нескольких последних десятилетий. Однако он не является и никогда не был всемогущим. Власти, не задумываясь, перемещали со своих мест десятки тысяч людей – представителей национальных меньшинств, подозреваемых в связях с партизанами, или просто крестьян из деревень, на месте которых планировалось построить гостиничный комплекс. Но, приговорив к смертной казни сотни людей, расстреляв тысячи людей безо всякого суда, власти Бирмы так и не решились на физическое уничтожение Аун Сан Су Чжи, дочери Аун Сана.

Когда он погиб, ей было два года. В 1960 году она вместе со своей матерью, назначенной послом в Индию, переехала в Дели. На родину она не вернулась – уехала учиться в Оксфорд, после его окончания вышла замуж, родила двоих детей. В марте 1988 года Аун Сан Су Чжи приехала из Англии в Бирму к своей умирающей матери. А в августе начались антиправительственные выступления. 26 августа она обратилась к людям, собравшимся в столице на площади перед пагодой Швегадон, со словами, что это не просто кризис, а вторая борьба за независимость.

Она возглавила кампанию протеста, а после ее подавления была помещена под домашний арест. В 1990 году были проведены многопартийные выборы в парламент. Победила возглавляемая Аун Сан Су Чжи Национальная лига за демократию. Результаты выборов были отменены, сама Аун Сан Су Чжи осталась под домашним арестом.

В 1991 году она стала лауреатом Нобелевской премии мира. Самое известное ее высказывание: «Людей портит не власть, а страх. Тех, кто имеет власть, портит страх ее потерять, а тех, кто подчиняется власти, портит страх перед властью». На сегодняшний день для всех бирманцев она является единственным лидером национального масштаба, и в случае отстранения от власти военной хунты других претендентов на главный пост страны не существует. Вопрос в том, как произойдет смена власти.

Выход из кризиса

«Революция лотоса» вряд ли закончится сменой режима. Военная хунта добровольно власть не отдаст. Более вероятным выглядит вариант, предложенный в свое время Ли Куан Ю. Во время встречи с Тан Шве в 1995 году сингапурский лидер предложил воспользоваться опытом Индонезии по переходу от военной диктатуры к системе выборной президентской власти. При этом военные через представленность в государственных институтах должны были сохранить достаточно сильные рычаги воздействия на политический процесс и решения, принимаемые правительством. За армией на конституционном уровне закреплялась бы также особая роль в обеспечении безопасности и территориальной целостности страны, что более чем актуально для Бирмы, история которой отмечена непрекращающейся войной национальных меньшинств страны за независимость.

Сегодня этот сценарий вполне пригоден для вывода страны из кризиса. Ситуация во многом напоминает ту, что была 19 лет назад, хотя и в несколько смягченном варианте – армия пока применяет не пулеметы, а слезоточивый газ и дубинки. И сведений о закапываемых заживо раненых тоже не поступало. Зато реакция мирового сообщества была намного более резкой.

И США, и Европа предупредили бирманское правительство о недопустимости применения силы для подавления акций протеста. А президент Джордж Буш в своем выступлении на Генассамблее ООН объявил об ужесточении санкций и визового режима в отношении Бирмы. Впрочем, экономические санкции вряд ли испугают генерала Тан Шве – за 15 лет пребывания у власти он привык к ним и знает, чего они стоят.

Как будут развиваться события, во многом зависит не от Соединенных Штатов, а от Китая. В последние годы именно он оставался одним из главных партнеров Бирмы – партнером скорее экономическим, чем политическим, но для оказавшейся в условиях политической изоляции и ужесточающихся экономических санкций военной диктатуры жизненно необходимым. Янгун готов обеспечить Пекину выход к портам на Индийском океане, существенно сократив дорогу в Африку, куда в последние годы Китай вложил миллиарды долларов инвестиций. Но полагать, будто все в руках Китая, тоже неверно. Он может лишь подтолкнуть военную хунту к поиску компромисса.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики