Единство и борьба

Единство и борьба

Укрепление евро относительно доллара вызывает диаметрально противоположную реакцию во Франции и Германии: Париж жалуется, Берлин аплодирует. Прежде чем отыграть часть позиций на прошлой неделе, доллар упал до рекордной величины: 1,4263 за евро. Президент Франции Николя Саркози не скрывал своего разочарования продолжающимся ростом европейской валюты (сегодня в еврозону входит 11 стран ЕС). По его мнению, слишком быстрые темпы удорожания евро наносят ущерб французским экспортерам. Немецкое министерство финансов, напротив, подчеркнуло, что Германия предпочитает сильное евро слабому.

Укрепляющаяся, здоровая единая европейская валюта снижает цены на импортируемые товары, тем самым действуя в качестве своеобразного щита против инфляции. В частности, рост евро позволяет европейцам спокойнее переживать увеличение цен на углеводородные энергоносители, так как расчеты за сырую нефть ведутся в долларах. В то же время сильное евро оказывает негативное влияние на экспорт из еврозоны – увеличивается стоимость производимых в ней товаров и услуг, тем самым делая их менее привлекательными для зарубежных покупателей. Но экономика Германии, значительная часть экспорта в которой приходится на высококачественные, наукоемкие промышленные товары – на мировых рынках для них не так много конкурентов, – гораздо слабее испытывает на себе последствия удорожания экспорта.

Между тем аналитик голландского банка ABN Amro Дарио Перкинс уверен, что влияние недавнего укрепления евро, возможно, не так сильно, как опасается мистер Саркози. Евро действительно вырос относительно доллара за последний год на 12%. Но, считает Перкинс, определяющим для европейской экономики является не отношение евро – доллар, а отношение курса евро к корзине курсов других валют еврозоны. Здесь наблюдается несколько иная ситуация: с начала 2006 года рост евро составил всего 4–5%, что не выходит за рамки средних исторических значений. По мнению голландского эксперта, «укрепление евро свидетельствует о том, что международные инвесторы начинают более оптимистично смотреть в экономическое будущее региона».