Не верю

Не верю

Что касается казахстанского кино, то «Шуга», представленная на международный конкурс, несмотря на ожидания и рекламу, не порадовала своими художественными достоинствами. Удивил и выбор сюжета – перенос истории Анны Карениной, рассказанной Львом Толстым в XIX веке, на современные казахские реалии. О чем хотел сказать зрителю режиссер? – ответ на этот вопрос остался за кадром. Ему не удалось избавиться от калькирования романа и показать особенности современного общества. Очевидно, что мораль и душевные метания героев Толстова между страстью и долгом, честью и бесчестием не отражают нравственного состояния наших современников. Коллизия между индивидуальным выбором и обыденной моральной нормой, поднятая писателем, будет актуальна всегда, поскольку касается человеческого существования. Но Омирбаеву, на мой взгляд, не удается передать, в чем же заключается моральная норма современного казахского общества. Слишком поверхностно и однобоко представлено противостояние аула и города, граница между которыми подчеркивается разницей в языках, на которых говорят герои. Выходец из аула – носитель правильной морали – рассуждает о подлинной любви на казахском языке. Представители же богатой казахской элиты из среды чиновников и бизнесменов грешат в фильме «по-русски». Но девальвация нравственных качеств происходит отнюдь не из-за потери корней и не от приобщения к «чужой» культуре. Ситуация с неясностью замысла усугубляется слабой актерской игрой, весь фильм снят на одной интонации и неоправданно затянут по времени.

«Курак корпе» («Лоскутное одеяло») – вторая игровая лента Рустема Абдрашева. В 2004 году он выступил с дебютной картиной «Остров Возрождения», получившей множество фестивальных призов. Новый фильм снят в жанре драматической комедии и повествует о жизни современного аула. В фильме много юмора и шуточных сцен. Герои Абдрашева добрые люди. Несмотря на легкость просмотра и полученное от некоторых эпизодов удовольствие, сложно сказать, что «Курак корпе» отражает социально-культурные тенденции современного Казахстана. Нужно отметить заметный рост мастерства режиссера. «Люди, которые шили лоскутные одеяла, уходят. Последних лоскутков становится все меньше. Но надеюсь, что все это возродится, когда мы станем умнее и начнем эти лоскутки, эти традиции, которые складывались тысячелетиями, собирать заново… Каким будет новое лоскутное одеяло, я не знаю», – сказал в интервью Рустем Абдрашев. Несмотря на красивый замысел, символом которого становится лоскутное одеяло, в итоге остается неясным: в чем же заключаются перемены и из каких лоскутов состоит настоящее? При просмотре обеих картин невольно вспоминается классическое изречение Станиславского.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики