Новый Казахстан на фоне старых проблем

Выступление президента в ООН показало, что за прошедшие 15 лет позиции Казахстана в системе международных отношений существенно укрепились, а ни одна из проблем, в решении которых он участвовал, не была решена до конца

Новый Казахстан на фоне старых проблем

Вфевральском послании народу Казахстана Нурсултан Назарбаев сказал: «Для того чтобы уже через 10 лет представлять новый Казахстан в новом мире, мы должны своевременно и адекватно ответить на вызовы нового времени».

В реальности презентация мировому сообществу нового Казахстана прошла гораздо раньше – 25 сентября. В своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН президент впервые выступил как лидер государства, которое смогло воплотить в жизнь те проекты, о которых было заявлено 15 лет назад, и потому ее новые инициативы вызывают не только интерес, но и доверие.

За эти годы Казахстан продемонстрировал миру, что его политический режим является стабильным, правительство полностью контролирует ситуацию в стране, а также делает все возможное для поддержания стабильности во всем регионе. Рыночные реформы обеспечили приток иностранных инвестиций, а растущие цены на большинство видов сырья – быстрый рост казахстанской экономики. Нурсултан Назарбаев в своем выступлении подчеркнул, что Казахстан из получателя зарубежной помощи уже превратился в донора для своих соседей. Причем еще большее значение для наших соседей имеет не собственно помощь, а наши прямые инвестиции и участие в крупных энергетических и транспортных проектах.

А вот глобальные и региональные проблемы, к решению которых призывал президент, остались практически теми же, что поднимались 15 лет назад. Некоторые из них стали даже более острыми и трудноразрешимыми.

Азиатская безопасность

От выступлений представителей многих других стран речь казахстанского президента отличалась уже тем, что в ней отсутствовали обвинения в адрес какого-либо государства или правительства. Нурсултан Назарбаев даже не упомянул ни Судан, ни Мьянму – главных «героев» этой сессии. Лишь Афганистан был назван в контексте оказания помощи бедным странам, да выражена надежда на мирное разрешение «так называемого кризиса вокруг Ирана». Официальная позиция в отношении международных проблем была, как обычно, подчеркнуто взвешенной.

В то же время это выступление было обращено к ООН как международной структуре, обладающей серьезным потенциалом для решения различных вопросов – при условии, что члены организации продемонстрируют политическую волю, способность к компромиссу и способность преодолеть национальный эгоизм. Это еще одна особенность (наряду с отсутствием обвинительной риторики) выступлений представителей Казахстана в ООН, ставшая уже традиционной.

5 октября 1992 года состоялась презентация Казахстана в качестве независимого государства. Выступая на 47-й сессии Генассамблеи, Нурсултан Назарбаев сказал: «Современный миропорядок трудно представить без ООН. С этим уникальным международным институтом мировое сообщество связывает многие надежды, главная из которых – формирование надежного механизма стабильности и безопасности». И предложил созвать Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), которое функционально было бы сходно с Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе, тогда еще не превращенным в международную организацию. Это предложение было встречено с нескрываемым скептицизмом даже соседями и союзниками Казахстана.

Оснований для скепсиса было более чем достаточно. Само существование новых независимых государств, появившихся после распада СССР, многими тогда ставилось под сомнение. Но, забегая вперед, стоит отметить, что наиболее успешными из заявленных 15 лет назад проектов оказались отнюдь не те, что выглядели более реалистичными (да и являлись таковыми). СВМДА получило статус президентского проекта, то есть попало в число самых приоритетных программ нашего МИДа – как его центрального аппарата, так и загранпредставительств. Это предполагало как постоянный мониторинг и контроль процесса, так и выделение специальных ресурсов (поначалу, впрочем, довольно скромных).

За первые пять лет работы казахстанский МИД смог подготовить встречу стран, выразивших готовность участвовать в совещании, на уровне министров иностранных дел. А также первый совместный документ, который эти министры подписали – Декларацию принципов СВМДА. Это был серьезный прорыв – не потому, что страны-участники брали на себя какие-то обязательства, формат декларации этого не предполагал, а потому, что некоторые из государств, севших за общий стол совещания, находились в состоянии если не войны, то глубокого конфликта. В этот период авторитет министра иностранных дел Касымжомарта Токаева как дипломата (то есть умелого переговорщика) вырос настолько, что предпринимавшиеся прежде аппаратные интриги с целью его смещения были признаны бессмысленными и прекратились навсегда. А в глазах зарубежных политиков Токаев остался главным куратором казахстанской внешней политики даже в период пребывания в кресле премьера и спикера сената парламента.

В 2002 году прошел первый саммит СВМДА, итоговый документ которого – Алматинский акт – стал плодом консенсуса и представлял собой скорее общий взгляд на состояние системы международных отношений, глобальные и региональные угрозы и вызовы, чем конкретную программу действий. Разумеется, все содержащиеся в нем обязательства носили политический, а не международно-правовой характер. А запомнился этот саммит тем, что на нем была сделана попытка примирить Индию и Пакистан, в тот момент близких к войне.

На втором заседании министров иностранных дел были приняты уже не «декларации принципов», а уставные документы – Каталог мер доверия и Правила процедуры (регламент СВМДА). И разработаны они были специальной рабочей группой, а затем рассмотрены Комитетом старших должностных лиц, то есть совещание к тому времени уже переросло рамки международной инициативы Казахстана и развивалось как коллективный проект всех стран-участниц, число которых стало увеличиваться и сегодня составляет уже 18. Что касается ООН, то она, наряду с ОБСЕ и Лигой арабских государств, имеет статус наблюдателя.

В 2006 году прошел второй саммит, третий назначен на 2010 год. Начал работать секретариат совещания. День 5 октября объявлен официальным праздником – Днем СВМДА, и Нурсултан Назарбаев принимает заслуженные поздравления с 15-летием начала деятельности совещания от глав государств и правительств стран-участниц.

 Конечно, скептические оценки совещания звучат и сегодня, они базируются прежде всего на отсутствии видимого вклада СВМДА в предотвращение конфликтов, не говоря уже об их мирном урегулировании. Но совещание не является механизмом проведения миротворческих операций, по словам самого Нурсултана Назарбаева, «это открытый диалоговый форум, по сути, большой стол переговоров». А переговоры – единственная реальная альтернатива войне в условиях конфликта. Это заметил еще Уинстон Черчилль во время Корейской войны, что и было неоднократно доказано впоследствии. И это относится не только к сфере межгосударственных отношений.

Диалог цивилизаций

25 сентября Нурсултан Назарбаев напомнил, что хотя большинство из предсказаний о неминуемом столкновении цивилизаций пока не сбылось, «межконфессиональная напряженность питает социальную базу международного терроризма и религиозного экстремизма».

Пять лет назад ответом на это стал еще один президентский проект, в чем-то схожий с СВМДА – съезд лидеров мировых и традиционных религий, проводимый каждые три года в Астане. Это тоже открытый форум, площадка для встреч и обсуждения проблем – но с точки зрения духовных, а не политических лидеров.

Попытки наладить диалог между мировыми конфессиями (точнее, религиозными лидерами) по ключевым вопросам современного мироустройства начались в 2003 году как самостоятельный проект. Но фактически они принимаются в расчет и поддерживаются в рамках СВМДА. В декларации второго саммита указывалось, что «содействие межкультурному и межрелигиозному диалогу и партнерству, нацеленным на укрепление терпимости, взаимного уважения и взаимопонимания как на национальном, так и на международном уровнях, станет основополагающим принципом» в развитии отношений между странами-участницами.

Учитывая высокий уровень координации своих позиций у стран-участниц СВМДА, озвученное на 62-й сессии Генассамблеи предложение казахстанского президента о проведении третьего съезда в 2009 году под эгидой ООН вполне может быть принято.

Сегодня СВМДА (саммиты, заседания Комитета старших должностных лиц, совещания министров иностранных дел), дополненное съездами религиозных лидеров, создает практически непрерывный процесс встреч и консультаций представителей Казахстана со своими зарубежными коллегами и партнерами на официальном и неофициальном уровне. Следовательно, обеспечивает нашей стране рост доверия и упрочивает позиции модератора в международных делах.

Энергетическая безопасность

В отличие от азиатских государств коррекция Запада в отношении к Казахстану и в отношениях с Казахстаном за прошедшие 15 лет была связана в большей степени с безопасностью энергетической. Нетрудно проследить преемственность позиции нашей страны, заявленной в февральском послании президента, а затем подтвержденной на Генеральной Ассамблее. В феврале президент говорил про обеспечение стабильности, предсказуемости и долгосрочности интересов тех, кому мы поставляем энергоресурсы. В ООН Нурсултан Назарбаев указал на то, что к 2017 году наша страна войдет в десятку крупнейших производителей и экспортеров нефти и газа в мире. При этом Казахстан в полной мере осознает свою ответственность за обеспечение глобального энергетического баланса и безопасности, а в целях предоставления гарантий для производителей энергоресурсов предлагает принять Евразийский пакт стабильности энергопоставок.

В сентябре западные информагентства упоминали Казахстан в основном в контексте информационной войны вокруг Кашагана. Шла активная обработка как общественного мнения, так и конкретных политиков, чиновников и экспертов, которых пытались склонить на свою сторону и наше правительство, и компания Eni. Нефтяные компании замирали от ужаса в ожидании введения Каримом Масимовым в действие «плана Б». Поэтому подтверждение того, что Казахстан осознает свою ответственность за обеспечение энергоресурсами и будет учитывать законные интересы своих зарубежных партнеров и иностранных инвесторов, было весьма своевременным. И все же оно несколько диссонировало с тем, что принято обсуждать и обсуждалось в рамках ООН. Конечно, Казахстан как энергетическая сверхдержава – это тот самый новый Казахстан, с которым сегодня вынуждены считаться, к мнению которого прислушиваются. Но политическая риторика на международном саммите, безусловно, не могла обойтись без ядерной проблемы. Тем более что, как сказал президент, «обладая крупными запасами урана, мы станем играть важную роль в развитии атомной энергетики».

Нераспространение

Необходимость пересмотра Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) по причине его асимметричности, о чем заявил Нурсултан Назарбаев, в целом уже давно поддерживается большинством государств. ДНЯО предусматривает применение санкций к неядерным странам, а требования к членам ядерного клуба крайне размыты и не направлены на их практическое разоружение. Казахстан (наряду с Украиной и Белоруссией) разоружился добровольно. И при каждом удобном случае напоминает и мировому сообществу в целом, и главному контролеру процесса нераспространения – Соединенным Штатам – о том, что он в свое время закрыл Семипалатинский ядерный полигон, а затем отказался от доставшегося ему в наследство от СССР ядерного арсенала. Это могло бы выглядеть несколько навязчиво, если бы тема распространения не сохраняла свою актуальность. Поэтому нелишне напоминать время от времени миру, что он перед нами, как говорится, в неоплатном долгу.

Непрерывный процесс встреч и консультаций в рамках СВМДА обеспечивает нашей стране рост доверия и упрочивает позиции модератора в международных делах

Но вот прозвучавший с трибуны Генассамблеи ООН призыв следовать примеру Казахстана, который в результате только укрепил свою независимость, получив гарантии безопасности от всех ядерных держав, несколько настораживает. Буквально воспринятый совет пойти путем Казахстана предполагает, что гарантии безопасности можно получить лишь в обмен на отказ от ядерного оружия, а не от его разработки. То есть для того чтобы отказаться от ядерного оружия (и получить все связанные с этим преимущества в виде доверия международного сообщества, притока инвестиций и т.п.), надо прежде его создать. Чем, собственно, ряд стран сегодня и занимается. А адаптация ДНЯО, а также и ДВЗЯИ (Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний) к современным реалиям требует от мирового сообщества поистине титанических усилий, на которые оно, похоже, сегодня просто неспособно.

Что касается путей решения иранской ядерной проблемы, то позиция Казахстана, помимо прочего, отражена еще и в третьем пункте декларации саммита СВМДА-2006: «Мы полагаем, что прямая или косвенная угроза или применение силы в нарушение Устава ООН и международного права, направленные против суверенитета, территориальной целостности и политической независимости государств, представляют угрозу для регионального и международного мира». И вместе с Казахстаном эту позицию разделяют еще 17 государств Азиатского континента.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности