Верной дорогой великого кормчего

Редакционная статья

Верной дорогой великого кормчего

Одна из любимых страшилок националистов, живущих на пространствах бывшего Советского Союза, – китайская экспансия. Синофобы старательно подсчитывают количество приезжих из Поднебесной, рассчитывают, сколько баррелей нефти из наших недр выкачали соседи за прошлый год, передают из уст в уста рассказы о китайских учебниках истории, в которых якобы желтым цветом закрашена территория Евразии чуть ли не до Черного и Балтийского морей.

На самом деле все гораздо проще. Нашим соседям нет нужды выплачивать огромные субсидии своим гражданам, решившим переселиться в неуютные степи или готовым вдесятером снимать хибары на окраинах чужих городов. Очарование китайской культуры настолько велико, что мы сами постепенно подпадаем под ее влияние, берем на вооружение китайские стратегии развития и выстраиваем тип общества, комплиментарный китайскому. Причем речь идет о конкретном этапе в жизни Поднебесной – 50–60-х годах ХХ века, времени экономических экспериментов Мао Цзэдуна.

Доказательства этому найти нетрудно. Прежде всего, в подходах к управлению экономикой. Маоистские тенденции проявляются здесь совершенно отчетливо. Только вслушайтесь в названия стратегий, которые «Ак Орда» предлагает в качестве прорывных для страны:

– «Тридцать корпоративных лидеров»;

– «Пятьдесят конкурентоспособных стран»;

– «Казахстан 2030».

Заметим, что к тройке явно прослеживается особая любовь. Может быть, потому что в истории Казахстана (тогда еще – Казахской ССР) были «тридцатитысячники» – коммунисты, которых направляли руководить колхозами и поднимать целину. Очевидно, что число три постепенно приобретает сакральное значение: недавно правительство предложило вывести на фондовый рынок 33 крупные компании. Считается, что это поможет рынку выйти на качественно новый уровень развития.

Все это живо напоминает знаменитые призывы товарища Мао: «Три года упорного труда – десять тысяч лет счастья!», «Идти путем трех знамен» (новой генеральной линии партии, «большого скачка», народных коммун), «Осуществить четыре модернизации» (промышленности, сельского хозяйства, науки, армии) и «Пусть расцветают сто цветов и тысяча школ состязаются между собой!». Остается надеяться, что дело у нас не дойдет до «Ликвидации четырех вредителей» (крыс, воробьев, мух, комаров).

Мы искренне надеемся, что проекты правительства РК будут успешно реализованы и помогут стране войти в число «пятидесяти конкурентоспособных стран» и сделают, наконец, «десять шагов навстречу простым людям». Очень хочется верить, что к 2030 году Казахстан действительно станет, говоря словами президента Нурсултана Назарбаева, «центральноазиатским Барсом и будет служить примером для других развивающихся стран». Форма способна влиять на содержание, и китайский опыт действительно может оказаться необычайно полезен для Казахстана. Правда, это должен быть опыт другого Китая – не председателя Мао, а товарища Дэн Сяопина, который и дал Поднебесной импульс, позволивший ей выйти в лидеры мировой экономики. Но для этого Дэн Сяопину пришлось несколько пересмотреть подходы Мао Цзэдуна к управлению страной. Путь к расцвету лежал через ликвидацию «банды четырех», и на этом пути товарищу Дэну пришлось «три раза умереть и потом три раза воскреснуть». Хочется надеяться, что мы обойдемся без подобных эксцессов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее