Политика и жизнь

Политика и жизнь

«Персеполис» – это автобиографическая история, рассказанная иранкой Маржан Сатрапи сначала в графических новеллах-комиксах, а затем в анимации при помощи француза, полуподпольного автора нескольких короткометражек, мастера злой иронии Венсана Паронно. Пересказать содержание всех четырех книг в одном фильме авторам не представлялось возможным, но они попытались сохранить пафос и идею, так что комикс и фильм похожи лишь в общих чертах. Политика стала влиять на жизнь героини уже с самого раннего детства. 1978-й – год Исламской революции в Иране, которая получила название украденной, когда культ одной личности сменился режимом другой, рабочий класс и интеллигенция, чьими усилиями свершилась революция, подверглись репрессиям со стороны нового правительства исламистов. Затем последовали ирано-иракская война и иммиграция в Вену.

Дядю Маржан, борца с режимом шаха, обучавшегося марксизму-ленинизму в Москве, сажают в тюрьму, а знакомые гибнут и бегут из страны. Маржан вынуждена носить хиджаб, ее постоянно бранят за то, что она не до конца натягивает на глаза платок.

Жизнь Маржан превращается в протест против мешающей жить политики. Таким образом, сама жизнь становится политикой.

 Мультфильм начинается с воспоминаний восьмилетней девочки, которая еще не принимает никаких решений и не может ничего сделать. Мир вокруг нее изменился, а она свидетель больших перемен, произошедших вокруг. Начавшаяся война через некоторое время воспринимается как повседневность. Человек привыкает ко всему, все происходящее вокруг становится нормой. Адаптация – одна из центральных тем мультфильма. Трагедия и достоинство главной героини в том, что она не желает приспосабливаться, девизом ее жизни становятся слова наставления горячо любимой бабушки: «Что бы ни произошло, всегда оставайся верной самой себе». Маржан взрослеет, а внутри крепнет ощущение невозможности примирения с унижающими обстоятельствами. В тайне от блюстителей порядка, рискуя жизнью, она слушает heavy metal и носит косуху. Неудивительно, что тему бунта против мира и приспособленчества автор связала с подростковым периодом жизни героини.

Адаптация, преследуя Маржан, предстает в новом качестве в виде иммиграции. Родители, мечтая о лучшей жизни для дочери – образовании и свободе от тоталитарного режима, отправляют ее в Вену. «Когда вы оказываетесь в новой культуре, то хотите адаптировать и интегрировать с ней себя. Вы должны забыть о первой, родной культуре, поскольку она занимает все пространство внутри вас. Если вы хотите впустить другую культуру в себя, вам придется отбросить первую, а затем выбрать, что вы хотите теперь от двух культур, и поглотить их заново. В этот момент все выглядит лишенным самобытности. Вы не знаете больше, кто вы. Вы хотите интегрироваться, но в то же время обладаете внутренней целостностью. Проблема в том, что вы уезжаете, а затем возвращаетесь – и везде иностранец. Я иностранка в Иране. Я больше не рискую вернуться в свою страну, это одновременно хорошее и жестокое чувство – не привязываться больше к какому-то месту. Любой из нас, кто иммигрировал из Ирана (многие покинули его без родителей), прошел через стремление стать частью нового общества и был вынужден оставить все. Ирония в том, что все мои иранские друзья, которые покинули страну в возрасте 12, 13 и 14 лет, за все эти годы стали иранцами в еще большей степени. Когда вы молоды, то смешиваете фанатизм правительства Ирана с культурой вашей страны. Вам также трудно оправдывать себя из-за вашей национальности. Простой для всех вопрос – откуда вы, имеющий односложный ответ: “я француз”, “я немец” и т. д., у иранца займет час объяснения.  “Да, я иранец, но…” Сейчас, когда я уже не так молода, просто отвечаю: “Я иранка”. Меня переспрашивают: “Вы иранка?” – “Да, это факт, я иранка. Я родилась там, и у меня черные волосы и иранская внешность. Что я могу поделать?”

С тех пор как я написала книгу, никто не может просить меня дать некоторые пояснения. Теперь у меня оно только одно – прочитайте книгу и вы поймете сами, в чем заключается моя ситуация», – говорит Маржан Сатрапи.

Как понятно из графического романа и одноименного мультфильма, одна из основных проблем, помимо режима и адаптации, к которой хочет привлечь внимание Сатрапи, – это патриархальная культура, проповедуемая Ираном. По мнению художницы, именно по этой причине правительство существует до сих пор. Чего бы оно ни коснулось, оно интерпретирует его одним и тем же способом. Если это психология, то говорится о том, что женщины более чувствительны, чем мужчины. Если медицина – что женский мозг весит меньше, чем мужской. Подобное толкование затрагивает политику, религию, все сферы жизни иранского общества. Но все же Маржан Сатрапи не феминистка, а, как говорит она сама, гуманистка. Она не считает, что женщины лучше мужчин. «Мы слишком часто говорим “мы женщины”, “мы мужчины”. Но в действительности есть только два типа людей – те, которым не безразлична окружающая среда и которые хотят справедливого общества, и другие, кого беспокоят стяжательство и войны. Это не вопрос Востока и Запада, американцев и иранцев, женщин и мужчин. Мир сложен, – говорит Маржан, – существует столько хорошего в плохом и плохого в хорошем. Столкновение противоположных сторон – это больше вопрос политики. Политики создали это. Когда приезжаю в США, я представляю оплот зла, а они – гнездо Сатаны. Так две страны именуют друг друга. Что действительно плохо, так это то, что Джордж Буш использует те же слова, что и фанатики теократического режима».

Фильм получил приз жюри на Каннском фестивале 2007 года. Кто-то из жюри назвал Маржан Сатрапи «лучшим послом Ирана», в ответ иранское правительство разразилось бурей негодования. Сейчас Маржан Сатрапи живет во Франции. Она говорит, что любит эту страну – там она может курить в любом месте.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики