Кондоминиум в законе

Татьяна Квятковская знает проблемы жилищной реформы лучше многих сегодняшних политиков: она занималась ими с 1996 года, будучи заместителем председателя Государственного антимонопольного комитета, а потом и депутатом мажилиса. По ее мнению, КСК являются оптимальной формой управления собственностью, а попытки правительства реформировать систему КСК бессмысленны.

Кондоминиум в законе

– Татьяна Григорьевна, как вы относитесь к намерениям правительства не просто продолжить реформирование ЖКХ, но повернуть его в иное русло, закрепив ответственность за общедомовую собственность за каждым владельцем квартиры?

– Сразу замечу, что, судя по публикациям в средствах массовой информации и толкованиям некоторых политиков, существует некоторое недопонимание сути вопроса. Говорят, что вводится совершенно новая для Казахстана форма собственности на жилье – кондоминиум. Однако это понятие дается и в Гражданском кодексе, и в законе «О жилищных отношениях», существует в законодательстве более 10 лет. Другое дело, что у нас большая часть кондоминиумов до сих пор не зарегистрирована как объект собственности в органах регистрации недвижимости. Регистрировать многоквартирный дом как кондоминиум достаточно дорого. А правительство упорно не желает провести регистрацию за счет бюджетных средств, хотя задача общегосударственная, и решение ее немаловажно для нормального управления жилым фондом.

Давайте разберемся, чего хотят неореформаторы. Они хотят, чтобы каждый многоквартирный дом управлялся отдельно, а не входил в большой КСК, где до 100 домов и где якобы трудно что-либо проконтролировать самим жильцам. У такого взгляда на проблему есть и свои плюсы, и свои минусы. Но в любом случае нельзя граждан заставлять быть счастливыми силовыми приемами. Ведь за ними было, есть и останется право выбора. Конституцией за гражданами закреплено право на заключение договора, право на объединение, право на свободу выбора. Да, при жилищной реформе в 1996 году у нас в основном были созданы кооперативы собственников квартир. Но это не значит, что иные формы управления домами невозможны. Любой дом может выйти из КСК и создать свое отдельное сообщество по управлению домом, жильцы могут нанять себе управляющего со стороны: хоть физическое лицо, хоть юридическое, могут выбрать его из числа жильцов дома... Закон это не запрещает и даже предусматривает.

– Почему, на ваш взгляд, у нас не прижились кондоминиумы?

– Что значит не прижились? Они существуют де-факто. Они просто до сих пор не узаконены. Другое дело, почему при проведении жилищной реформы 1996 года создавали КСК из многих домов, а не из одного единственного кондоминиума? Во-первых, большинство КСК создавались на базе бывших советских домоуправлений, а те обслуживали много домов. Вторая причина – финансовая. Государство объявило, что больше оно коммунальные дома не содержит. На деньги, которые кооперативы собирают с жильцов одного дома в виде целевых платежей, много не сделаешь. В КСК объединяются несколько домов, сумма собирается более значительная, и по очереди можно провести необходимый ремонт во всех домах. Теперь представьте, что все КСК заставят раздробить до одного дома. Деньги будут собирать жильцы одного дома, то есть одного кондоминиума. Размер сборов 70-квартирного дома, даже при условии что целевые составляют 1 тыс. тенге, будет всего 70 тыс. Часть этой суммы нужно направить на зарплаты управляющему, бухгалтеру и дворнику. А при нынешних зарплатах дворник еще и не согласится работать за 10 тыс. тенге. Потом из этих же денег необходимо поддерживать в рабочем состоянии внутридомовые сети, выкраивать на ремонт текущих бытовых поломок, копить оплату тепловикам за опрессовку, которую делают каждую осень накануне отопительного сезона. А это очень дорого. Где же здесь средства на капитальный ремонт? Когда мне говорят, что председатели КСК воруют, то я просто не понимаю, что они могут там украсть.

– С КСК в свое время были связаны надежды на развитие самоуправления на уровне одного или нескольких домов, однако этого не произошло…

– Проблема отсутствия реального самоуправления домами – это законодательные недоработки механизмов самоуправления. В жилищном законе четко обозначено, какие вопросы решаются только общим собранием КСК, а какие являются компетенцией правления. И в этом же законе в свое время записали, предвидя, что кворум собрать будет нереально, если на первое объявленное собрание не явился 51% членов КСК, то второе собрание действительно с любым количеством участников. Этим все самоуправление сведено до нуля.

На мой взгляд, КСК – оптимальная форма управления собственностью. А участие жильцов в самоуправлении можно обеспечить введением в закон механизма референдума КСК, то есть заочного письменного голосования по тем вопросам, которые являются компетенцией общего собрания.

Интервью взяла Светлана Грибанова

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом