Из башни на берег

Бахыт Бапишев стал первым казахстанским художником, чья картина вошла в коллекцию одного из крупных музеев Африки

Бахыт Бапишев расписывается в гостевой книге Музея цивилизаций в присутствии директора музея, г-жи Сильвии Мемел
Бахыт Бапишев расписывается в гостевой книге Музея цивилизаций в присутствии директора музея, г-жи Сильвии Мемел

Картины известного казахстанского художника Бахыта Бапишева находятся в национальных музеях многих стран: Казахстана, Кыргызстана, России (в частности — в Третьяковской галерее), Японии, Германии, а также во многих частных коллекциях. Казахстанец передал также свою работу в дар Музею цивилизаций Кот-д’Ивуара в конце прошлого года. Это стало не только культурным, но и политическим событием. Ведь у нашей республики с этой страной еще не налажены политические, культурные и экономические связи. Как судьба забросила нашего соотечественника на далекий африканский Берег Слоновой Кости?

Союз франкофонов

Бахыт Бапишев учился в Париже (см. «ЭК» №11 за 19 марта 2007 г. «Меланхолия перспективы») и часто бывает во Франции, где у него немало друзей и знакомых. Одна из них — советник официальных институций и консультант по развитию бизнеса Малгожата Туар, которая дружит с нашей страной более 20 лет и считается во Франции специалистом по Казахстану. «Когда приезжает Бахыт, мы организовываем интересные встречи и посещаем различные мероприятия. Я его знакомлю с новыми людьми», — рассказывает она. Малгожата организовала уже немало престижных событий, которые стали мостом между странами. «Когда я тронута художником, его творчеством, я стараюсь познакомить с ним окружающих, подключить других для организации события. Мне это по силам, поскольку я вращаюсь в кругу бизнес-элиты. Делаю я это по собственному желанию — так проявляется моя независимость. Бизнес — жестокий мир, поэтому для внутреннего комфорта мне важно представлять ценности и культурные блага страны, для которой я работаю», — поясняет свои мотивы консультант.

Кот-д’Ивуар был французской колонией, а сейчас это независимая республика с демократической системой выборов. Но связи с Францией, которая продолжает оказывать влияние на развитие страны, по-прежнему очень тесны. В Кот-д’Ивуаре проживает немало французов, язык общения французский, хотя есть и свои местные диалекты. Международная организация франкофоничных стран учреждена на основе общего языка и ценностей. Сейчас она насчитывает 56 государств-членов и 19 стран-наблюдателей. Малгожата, сотрудничающая с этой организацией, познакомила Бахыта с ивуарским бизнесменом Кадером Куаме, занимающемся добычей полезных ископаемых и прилетевшим в Париж в поисках специалистов по развитию этого бизнеса. Художник и бизнесмен рассказали друг другу о своих странах и о том, что каждый хотел бы сделать для страны. Бахыт подарил г-ну Куаме свой каталог. А тот пригласил его посетить Кот-д’Ивуар. Бахыт сразу загорелся поездкой в Африку. Это стало бы для него открытием континента. Перед их приездом Кадер Куаме передал каталог министру культуры и франкофонии господину Морису Куаку Бандаману. Тот очень заинтересовался и попросил своих специалистов заняться творчеством казахстанского художника. «Министр культуры Кот-д’Ивуара — известный писатель, автор многих книг и статей. Господин Бандаман открыт культуре и искусству, и он по достоинству оценил творчество Бахыта. Нас пригласили посетить министерство», — рассказывает Малгожата. Бахыт захотел подарить свою картину. Сразу было решено передать ее в коллекцию Музея цивилизаций. Для этого была организована официальная церемония. Событие освещалось в прессе и на телевидении.

Шелковый путь в Африку

Министерство культуры готово к дальнейшему сотрудничество и обмену. Возможно, мы первыми откроем двери для встречи между двумя народами, надеется Малгожата. Картина Бахыта — гуманный жест, имеющий глубокий смысл: он сочувствует стране, коллекция которой была расхищена, и готов подключить к сотрудничеству других художников. Возможно, это начало будет иметь интересное продолжение. Казахстанские художники приедут в Кот-д’Ивуар, а ивуарские, в свою очередь, — в Казахстан. Культура, таким образом, подготовит дорогу политике и бизнесу. «Культура кочевников — открытие для мира. Шелковый путь — не только коммерция и торговля; прежде всего это встреча разных культур и цивилизаций. Сейчас номад Бахыт добрался до Африки; возможно, вслед за ним потянутся и другие», — надеется Малгожата.

Абиджан, где находится Музей цивилизаций, — пятимиллионный город на берегу Атлантического океана. В нем расположены министерства и культурные институции страны. И хотя официальная столица Кот-д’Ивуара — Ямусукро, Абиджан — финансовый и культурный центр, вроде нашей Алматы, поясняет художник. Бахыт Бапишев оказался не только первым казахстанским, но и первым советским художником, чья картина попала в коллекцию африканского музея. «Если про СССР в Кот-д’Ивуаре слышали, то про Казахстан — нет. Здесь у Казахстана нет ни посольства, ни консульства. Из постсоветских стран там знают Россию и Украину. В этой африканской стране много украинцев. Это адаптивный народ; можно сказать, по всей Африке разбросаны его колонии. Украинцы хорошо понимают, что Кот-д’Ивуар — место, где можно заработать», — рассказывает Бахыт. Независимость это государство получило 60 лет назад. Сейчас Кот-д’Ивуар считается развитой страной Африки. Общего с Казахстаном мало. Разве  что, как и Казахстан, Кот-д’Ивуар экспортирует полезные ископаемые, и его население так же полиэтнично. Помимо африканских племен, в стране много белых, в частности — французов и итальянцев. Есть и ливанцы. Большая часть населения страны — католики, но немало и мусульман.

По стопам кумира

С современным искусством дела в Кот-д’Ивуаре обстоят замечательно, считает художник, который месяц путешествовал по стране. Ивуарские художники работают в традиционной «европейской» живописи, в объемной живописи, видео и скульптуре. «Современное искусство — просто обалденное. Художники используют технику 3D-живописи: изображение представлено под разными углами. Такого я даже в Европе не видел, — восхищается Бахыт. — Есть и политическое искусство. Художники говорят в своих произведениях о коррупции. По словам ивуарцев, после свержения предыдущего тирана ее стало меньше, и жизнь налаживается».

Образцом современного африканского искусства может служить творчество известного в мире ивуарского художника Ваттара Воттса (Ouattara Watt), пишущего в стиле неоэкспрессионизма. Он родился в 1957 году в Абиджане. Учился в Высшей национальной школе изящных искусств в Париже. Там на открытии своей выставки в 1988 году он встретился с американским художником граффити, неоэкспрессионистом Жаном-Мишелем Баския, который был очень впечатлен картинами Ваттара и убедил его переехать в Нью-Йорк. У них был короткий, но важный период сотрудничества. В документальном фильме под названием «Баския, Une Vie» мы видим Ваттара, работающего в своей мастерской и рассказывающего о Баския. В произведениях Уотса соединились музыка, искусство коллажа и живопись, а также подручные материалы повседневной жизни.

[inc pk='1018' service='media']

Знаменитый Жан-Мишель Баския — тоже африканского происхождения. «Он сдал ДНК, чтобы выяснить свои корни. Как оказалось, генетически он близок племени сенуфо, и его предки происходили из Корого — города, расположенного на севере Кот-д’Ивуара», — поясняет Бахыт. Баския предпринял путешествие на свою историческую родину, жил и работал там некоторое время. К сожалению, он рано скончался, в 27 лет, оставив после себя потрясающие работы. Бахыт считает Баскиая своим кумиром, и поэтому он решил посетить места, где тот жил и работал.

Корого находится в 600 км от Абиджана. В проводники и охранники художнику дали парня с автоматом. Но от воровства это не спасло. В последний день пребывания Бахыт пошел на рынок, где работают африканские художники. Там у него украли телекамеру, фотоаппарат и телефон. В стране в регионах небезопасная обстановка. «Два года назад экс-президент Лоран Гбагбо продул выборы, но не хотел уходить и держался за кресло. Его свергли военным путем: над городом летали вертолеты и бомбили президентский дворец из пушек, — рассказывает Бахыт. — Сейчас в Кот-д’Ивуаре провозглашены демократия и конституционный строй. Нового президента Алассана Уаттара выбрали на пять лет».

Охота и общение

У художника есть хобби: подобно знаменитому американцу Эрнесту Хемингуэю, он — заядлый охотник. Правда, до этого охотился только в Казахстане. Теперь перед Бахытом открылись новые перспективы: власти Кот-д’Ивуара обещали охоту на антилоп в Буркина-Фасо. Художник собирается в Африку на полгода — ему предложили пожить в доме на берегу океана, где он мог бы работать для следующей выставки. Бахыт пока не знает, что будет писать, — вероятно, как и раньше, пейзажи.

Язык искусства интернационален, уверен Бахыт. «Не может быть речи о сходствах и различиях казахстанских и ивуарских художников. Это универсальный язык. Поэтому и те, и другие говорят об одних и тех же волнующих настоящих художников вещах: о жизни, обществе, коррупции и прочем. Формы, возможно, используют разные, но идеи одни и те же», — уверен он. Бахыт надеется, что культурный обмен между Казахстаном и Берегом Слоновой Кости на нем не закончится и ивуарцы узнают о других казахстанских художниках. А казахстанцы, в свою очередь, о современном искусстве Кот-д’Ивуара. Бахыт подчеркивает, что имеет в виду не соотечественников, «рисующих цветочки и посиделки в кафе или батыров местного разлива и политиков в парадных позах». Речь идет о современных художниках — Всеволоде Демидове, Саиде Атабекове, Елене и Викторе Воробьевых, Оксане Шаталовой, а также о телодвижениями творящем искусство Канате Ибрагимове, уточняет он.

Бахыт и Малгожата рассчитывают на налаживание культурного обмена, установление политических и деловых отношений между двумя странами. Многое зависит и от казахстанской стороны. Прежде всего от казахстанских чиновников и от их понимания ситуации. Бахыт также надеется, что освещение такой темы в прессе поможет продвижению этого вопроса. «Художники должны знать друг друга не только по публикациям, они должны общаться, пить вместе водку, обмениваться идеями, совместно творить. В конце концов, мир не такой уж большой и с годами становится все меньше», — резюмирует он.

Таким образом, художник, который, по словам одного известного казахстанского искусствоведа, однажды заперся в башне из слоновой кости, теперь достиг берега. И, не желая оставаться в одиночестве, он планирует высадить на нем целый художественный десант.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом