Музыка освобождения

Музыка освобождения

Swing Girls («Девчонки, играющие свинг») режиссера Синобу Ягути рассказывает о японских особенностях восприятия джаза.Фильм был показан в рамках фестиваля японского кино в Алматы. На первый взгляд это непритязательная молодежная комедия о том, как не очень удачливые ученицы, неуспевающие по математике, превращаются в дружный и не лишенный оригинальности и таланта джаз-бэнд. Инициатором создания этого девичьего ансамбля и его руководителем становится такой же неудачник, парень по имени Накамура. Как он сам написал на самодельной афише во время одного из спонтанных выступлений: «Swing Girls and boy». Накамура не везет – изредка он бьет в литавры во время выступления школьного оркестра и при этом умудряется оплошать и получить взбучку от дирижера. Нехитрый сюжет завязывается сразу – Накамура хочет подать заявление об уходе из оркестра, но робеет; оркестр уезжает на матч по бейсболу, забыв захватить обеды. Скучая на уроке математики для отстающих, за всем эти наблюдает ученица Томоко. Она подбивает остальных в классе прогулять урок под предлогом доставки коробок с обедом для музыкантов. Девчонки, зазевавшись, проезжают остановку и вынуждены возвращаться под палящим солнцем. В результате оркестр, наевшись испортившихся обедов, попадает с пищевым отравлением в больницу. Везет только Накамура, чей завтрак еще в электричке съедает все отрицающая, нахальная Томоко. Об этом парень узнает по рисинке, прилипшей к ее подбородку. В сложившихся обстоятельствах он берет руководство на себя и принимает решение заменить заболевших музыкантов виновными в этом разгильдяйками, ни разу не державшими в руках инструментов...

Используя приемы иронии и тонкого юмора, комедия акцентирует внимание на взаимодействии японской культуры, особенностях национальной психологии и этики с привнесенными еще в начале прошлого века западными веяниями. Интерпретация феноменов другой культуры дает возможность увидеть особенности и специфику собственной. Джаз, как известно, тоже своеобразный синтез, результат диалога африканской и европейской культур.

Исторически сложилось, что джаз в Японии стал восприниматься как второстепенный развлекательный жанр, и этот стереотип до сих пор работает. На японской эстраде в основном выступают женщины, образуя уникальную субкультурную нишу певиц-идолов «айдору». Во многом это связано с патриархальным укладом общества. Но в последнее время модным становится образ решительного, сексапильного певца-идола. И хотя в фильме Синобу Ягути джаз играют девчонки, их роли не сводятся к представлению на экране хорошеньких мордашек. Каждая из героинь обозначает определенный психологический тип и преодолевает комплексы. Джаз для них – это возможность самоутверждения и социально-психологического раскрепощения, а не бизнес и развлечение публики. Об этом свидетельствует сцена, когда бэнд раскалывается из-за того, что часть девчонок тратит заработанные в супермаркете деньги, предназначенные для покупки подержанных инструментов, на модные вещицы от дорогих дизайнеров и отправляется гулять с туповатыми, косящими под рэпперов, парнями. Их легковесности и слабости противостоят настойчивость и энтузиазм другой половины бэнда. В итоге последних ждет успех, а первые спешат продать свои побрякушки, чтобы купить инструменты и присоединиться к триумфу подруг. Таким образом, режиссер проводит не совсем патриархальную мысль – для самореализации девчонке нужнее тромбон, чем сумка от кутюр. До такого уровня эмансипации не доходит даже легендарная голливудская комедия «В джазе только девушки», в которой героиня Мэрилин Монро Душечка только и думает, как поскорее выскочить замуж за миллионера.

Другая ценная мысль – искусство рождается спонтанно, снизу, из внутренней потребности и энтузиазма, а не по указке сверху. Дух импровизации не заменишь правильной игрой по нотам. Настоящий джаз по силам только вот таким девчонкам – оторвам и непоседам. Можно сказать, что в японском понимании свинг передает определенный психологический настрой. Японские джаз-исполнители долгое время не имели успеха за пределами Японии, поскольку считали, в силу специфики менталитета, высшим пилотажем подражание лучшим образцам. Каждый японец, играющий джаз, всегда старался максимально копировать фирменный стиль известного западного джазиста. Это было целью, и в этом заключалось развитие японского музыканта. Самый большой комплимент, который мог сделать один японский джазмен другому: «Ты играешь как.....». Дальше называлось имя кого-то из великих.

Но с другой стороны, особенность японского менталитета в точности следовать заданным образцам открыла другой ракурс восприятия джаза. Как известно, японское общество характеризуется строго регламентированным этикетом, где каждое слово и поступок имеют точное значение. Зажатый в повседневной жизни японский музыкант раскрепощается на сцене и может экспериментировать. Это приводит к пониманию фри-джаза (который в Европе и США больше используется для обогащения фактуры аранжировки или композиции и поиска интуитивных путей взаимодействия между музыкантами во время исполнения) как свободы собственного выражения, независимо от результата, даже если получается откровенная какофония. Джаз помогает японцам внутренне освободиться и расслабиться. Свобода ритмического выражения, огонь импровизации, лежащие в основе свинга, присутствует в любом джазовом стиле. Может быть, именно ее, так не хватавшую им в западном обществе свободу и легкость, чувствовали придумавшие и исполнявшие эту музыку африканцы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики