Бремя беглого человека

Переселенцы из развивающихся стран пытаются попасть в благопол учные государства Европы. С каждым годом их будет встречать там все более суровый прием – издержки от принятия мигрантов начинают перевешивать пользу для национальных экономик

Бремя беглого человека

«Не дури!» – эти слова сами вырвались у меня, когда я узнал, что моя знакомая, начинающий стоматолог-ортопед из пригорода Шымкента, записалась на курсы немецкого языка и теперь каждый вечер допоздна зубрит учебник. И даже разругалась на этой почве со своим другом.

– Ну зачем тебе немецкий? Где ты в Шымкенте встретишь немца? Замуж хочешь выйти за иностранца? Учи лучше английский, – посоветовал ей я.

– Сам ты дурак. Я в Швейцарию уеду жить, – отрезала она.

Замечу, что судя по прекрасному восточному разрезу глаз, ни капли немецкой, а тем более швейцарской крови в моей приятельнице нет.

– Кто там тебя ждет? Кому там нужен дантист из Казахстана? Там своих хватает! – пытался урезонить ее я. Дело кончилось тем, что со мной она тоже поругалась.

Моя знакомая, похоже, не догадывается, что с каждым годом уехать в Швейцарию ей будет все труднее. «В Швейцарии становится неуютно», – констатируют переселенцы, переехавшие в центральноевропейскую страну из стран третьего мира. 21 октября состоялись очередные выборы в парламент конфедерации. Победу на них одержала Швейцарская народная партия Кристофа Блохера, имеющего репутацию политика националистического толка. Выступая под лозунгами ограничения иммиграции, она набрала почти 29% голосов – для Швейцарии это рекорд.

Хотя официальные оценки ситуации, звучащие из уст представителей ЕС, рисуют достаточно благоприятную картину, успех Народной партии Швейцарии показывает, что проблема «свои – чужие» еще долгие годы будет одной из самых острых в Евросоюзе. И это несмотря на то, что практически никто из экспертов не отрицает положительное влияние, как минимум краткосрочное, миграции на экономику ЕС. «Найти новый баланс» – так недавно сформулировал задачу, стоящую перед британскими иммиграционными властями, Лиам Берн, министр по делам иммиграции этой страны.

Индекс радушия

Успехи европейских стран в процессе интеграции иностранной рабочей силы с 2004 года оцениваются с помощью индекса миграционной интеграции (Mipex). Индекс представляет собой итог работы консорциума из 25 организаций, куда входят университеты, неправительственные организации и аналитические группы. Деятельность по составлению Mipeх координируется British Coucil и британской организацией Migration Policy Group. Впервые индекс был составлен в 2004 году и получил самые высокие оценки и официальных органов Евросоюза, и широкого спектра правозащитных организаций. Усилия, которые прилагают 28 европейских стран (25 членов Евросоюза плюс Норвегия, Канада и Швейцария) в создании благоприятных условий для участия иммигрантов в жизни европейских обществ, и, как венец этого участия, получение гражданства принимающей страны оцениваются по 140 критериям. Критерии призваны дать объективную картину в шести основных сферах, влияющих на процесс успешной интеграции мигрантов: доступ к рынку труда; возможность объединения с семьей; возможность получения долговременного вида на жительство; возможность принимать участие в политической жизни страны; возможность получения гражданства; антидискриминационное законодательство.

Рейтинг, составленный на основе Mipeх, возглавляет Швеция, которая набрала 88 баллов из 100 возможных. В этой стране, по мнению исследователей, мигрантам – и особенно трудовым мигрантам – предоставляются наиболее благоприятные условия для интеграции в шведское общество. Скандинавское государство набрало наибольшие баллы практически во всех шести сферах. Составители Mipeх признают, что только Швеция может быть классифицирована как государство, полностью благоприятное для интеграции мигрантов. В то время как другие страны, также имеющие определенные успехи, имеют значительные пробелы как минимум в одной из шести сфер. Только девять стран проводят в отношении мигрантов политику, которую можно назвать частично благоприятной.

Самую нижнюю строчку рейтинга занимает Латвия. Как считают составители индекса, власти этой балтийской страны ограничивают права иностранных рабочих и практически не допускают их к участию в политической жизни страны. Пять европейских стран с самыми большими иммигрантскими общинами – Великобритания, Испания, Германия, Италия и Франция – находятся в верхней части рейтинга. Из них выше всех поднялась Италия – она на седьмой позиции рейтинга. Великобритания, которая продолжает считаться целью номер один для иммигрантов как из Европы, так и остального мира, занимает 9-ю строчку. Но, как полагают эксперты, имеет все шансы опуститься ниже в следующем рейтинге, если предлагаемые ее властями меры по контролю за миграцией найдут широкую поддержку в обществе.

Добро пожаловать…

На первый взгляд для антииммиграционных настроений нет оснований. По крайней мере если говорить об экономике. Как показывают данные опубликованного недавно доклада министерства внутренних дел Великобритании «Экономическое и финансовое влияние иммиграции», миграция ежегодно добавляет около 6 млрд фунтов стерлингов к ВВП страны. За 2003–2004 налоговый год налоги с иммигрантов составили около 10% всех доходов правительства Великобритании, в то время как на удовлетворение социальных нужд этой категории населения было потрачено только 9,1% от правительственных расходов в этой сфере. В докладе цитируется оценка «ценности трудового мигранта», проведенная американскими экономистами в 1997 году. Так, среднестатистический иммигрант в конечном итоге приносил стране 80 тыс. долларов прибыли (в долларах 1996 года). Эта величина варьируется от 180 тыс. для высококвалифицированных мигрантов до отрицательной величины в -13 тыс. долларов для мигрантов с неполным средним образованием.

По оценке британского Национального института экономических и социальных исследований, примерно пятая часть экономического роста Соединенного Королевства в 2004 и 2005 годах могут быть отнесены за счет иммиграции. Данные министерства труда и пенсионной защиты Великобритании также указывают на то, что хотя доля иммигрантов в составе трудовых ресурсов страны за последнюю декаду увеличилась почти вдвое (до 12,5%), это никак не сказалось на уровнях заработной платы и безработицы среди местного населения. Более того, с 2001 года средняя недельная заработная плата коренного британца увеличивалась, в то время как аналогичный показатель для рабочего-иммигранта снижался. Как считают специалисты министерства, это происходит потому, что недавние иммигранты имеют тенденцию занимать менее хорошо оплачиваемые позиции, чем это было в прошлом.

В любой динамичной и гибкой экономике всегда будет ощущаться недостаток рабочей силы в различных секторах. И в некоторых эта нехватка всегда будет более эффективно заполняться с помощью миграции. Конечно, можно обойтись и без нее, и экономика будет продолжать функционировать и в конце концов найдет точку баланса, но в результате станет менее гибкой, менее производительной и динамичной. «Другими словами, для нашей страны и ее государственной казны будущее с иммиграцией лучше, чем будущее без нее», – уверен Лиам Берн.

…но посторонним вход запрещен

На этом фоне может показаться странным, что правила въезда в Туманный Альбион ужесточаются. В прошлом году количество депортированных из страны мигрантов, которым было отказано в предоставлении статуса беженца, впервые превысило количество отклоненных заявлений на предоставление этого статуса. За последние пять лет 180 тыс. незаконных мигрантов были сняты с авиарейсов, направлявшихся в Великобританию – это примерно два реактивных лайнера в неделю. За прошедшие 12 месяцев из страны было депортировано 16 тыс. нелегальных иммигрантов – по одному каждые полчаса.

Но, как полагают в правительстве страны, тех мер, которые предпринимаются сегодня, недостаточно. В течение следующего года британская иммиграционная система будет подвергнута самой кардинальной перестройке за всю ее историю: «Через 12 месяцев система будет преобразована до неузнаваемости», – говорит г-н Берн. Прежде всего через четыре месяца начнет действовать балльная система отбора трудовых мигрантов, аналогичная той, которую сегодня используют Австралия и Новая Зеландия. «Она будет гарантией того, что на работу и учебу в Британию попадут только те люди, в ком страна действительно нуждается». Кроме того, будет введена обязательная процедура снятия отпечатков пальцев для трех четвертых, желающих получить британскую визу. Все иностранцы будут снабжены специальными идентификационными карточками. В планах правительства и создание единого ведомства с самыми широкими полномочиями, которое будет отвечать за безопасность британских границ.

Все дело в том, что помимо бонусов, получаемых от мигрантов, английская экономика сталкивается и с серьезными издержками. Сэр Эндрю Грин, председатель влиятельной неправительственной организации Migrationwatch UK, полагает, что миграция в тех пропорциях, которые наблюдаются сегодня, оказывает на общество влияние, экономическое оправдание которого очень незначительно. «Доклад министерства еще раз подтверждает, что коренное население страны почти не ощущает никаких выгод от иммиграции. Та прибавка к ВВП, которую дает иммиграция, практически совпадает с ростом численности населения страны за ее счет», – говорит бывший британский дипломат. Сэр Грин особенно подчеркивает необходимость снижения числа иммигрантов из стран – не членов Евросоюза: «Мы ничего не можем сделать с восточноевропейцами, потому что они входят в ЕС. И по мере того, как экономическая ситуация у них на родине будет улучшаться, их количество уменьшится. Но три четверти мигрантов попадают в Великобританию из других частей света».

Таким образом, в то время как процессы глобализации набирают силу, правительства развитых стран мира вынуждены решать деликатную политическую задачу – поиск баланса между потребностью местных экономик в иностранной рабочей силе и страхом перемен среди местных жителей. Последние все чаще начинают требовать от своих правительств гарантии того, что в страну попадут только «правильные иммигранты», то есть способные к быстрой и безболезненной иммиграции, приносящие экономические дивиденды принимающей стране и не ложащиеся бременем на локальные системы социальной помощи.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом