Жизнь между ценой и качеством

Некоторые пациенты уже живут в условиях централизованного распределения лекарств. Например, больные диабетом. В этой системе есть свои плюсы – государство гарантирует надежность поставок и качество лекарств. Но есть и минусы – сложности с учетом индивидуальных особенностей пациента, нерациональная система доставки лекарств больным. О позитивных и негативных сторонах жизни под опекой государства рассказывает президент Диабетической ассоциации РК Наталья Тукалевская.

Жизнь между ценой и качеством

– Наталья Николаевна, вам приходится сталкиваться с проблемами при обеспечении лекарствами?

– Безусловно. Система государственного обеспечения инсулином больных диабетом позволила нам получать лучший инсулин. Это человеческий генноинженерный инсулин мировых производителей. На наш рынок пытаются войти компании, предлагающие продукцию дешевле, но ниже качеством. К счастью, государство жестко соблюдает требования по качеству. Другое дело, что врачи не дают четкой картины потребностей, и поэтому реальное количество закупаемого инсулина не превышает 80% от необходимого. Прежде всего это касается отдаленных районов. Тут целая цепочка проблем – не хватает самих эндокринологов, у нас около 300 специалистов, а нужно в два раза больше. Не обеспечивается доставка в эти самые удаленные районы.

С таблетированными препаратами сложнее. Их закупка обеспечивается из региональных бюджетов. В некоторых областях, например Алматинской, официально покрывается 100% потребностей, но это – по количеству таблеток. А вот ассортимент сильно страдает. В других обеспечение не доходит и до 20%. Недостающие лекарства больные вынуждены закупать за свой счет. Это не всем по карману, особенно если речь идет о лекарствах, имеющих положительные, а не отрицательные побочные эффекты.

– То есть в целом система тендеров себя оправдывает? Были бы деньги?

– Не совсем так. Часто на тендерах цена оказывается важнее качества. В конкурсные комиссии, закупающие лекарства, включают экспертов, но довольно часто их рекомендации в пользу более дорогих, но при этом более качественных препаратов не учитываются.

Кроме того, к сожалению, система тендеров не позволяет учитывать индивидуальные особенности пациентов. У тысячи человек может болеть голова или печень, но при этом только у десяти – по одной причине. Диабет – капризная и коварная болезнь. У всех пациентов разные противопоказания. А на тендере лекарства закупаются оптом.

Если бы существовала другая система – больные сами покупали бы таблетированные препараты, какие им нужно, а затем государство компенсировало расходы, подобных проблем не возникало бы. А сейчас врач вынужден давать пациенту то, что ему закупили, или иди в аптеку – бери за свой счет. Недельный курс лечения осложнений может обойтись более чем в 100 тысяч тенге! Хорошо хоть в стационаре лекарства для лечения осложнений предоставляются бесплатно. Но препараты нужны и на амбулаторном уровне. Прежде всего это касается таблетированных препаратов по профилактике и лечению осложнений. Большинство больных диабетом погибает не от диабетической комы – от осложнений. Если бы был достаточный выбор качественных и доступных лекарств, многих смертей можно было бы избежать.

– Скольких людей касается эта проблема?

– По официальным данным на 1 января 2007 года, у нас 143 083 человека с диабетом. В действительности в несколько раз больше, до полумиллиона. Многие живут с диабетом и не знают об этом, или болезнь выявляется уже на поздних стадиях, когда дело доходит до серьезных осложнений. Количество больных, погибающих каждый год, подсчитать сложно – эта информация считается секретной. В мире ежегодно умирает более 3,5 миллиона больных диабетом.

– Проблемы с нехваткой инсулина в отдаленных районах, с подбором таблетированных препаратов можно решить, развивая собственные производственные мощности?

– Я категорически против строительства завода по выпуску инсулина. И всегда была против. Вот смотрите: мы можем построить мини-завод. Он будет обеспечивать инсулинозависимых больных – это 20–40 тысяч человек в год. Для этого заводу нужно будет отработать два-три месяца. А что он будет делать остальное время? Я сомневаюсь, что инсулин можно будет направить на экспорт соседям – если препарат будет качественным, он по цене не уступит предложениям, существующим на мировом рынке. К тому же больным нужны разные виды инсулина: ультракороткого действия, короткого, среднего, пролонгированного, ультрапролонгированного. Затраты на оборудование для этого окажутся слишком велики, завод себя не окупит. И нет уверенности, что все пациенты смогут использовать инсулин одной компании. Сейчас их на рынке три.

Что касается таблетированных препаратов и средств самоконтроля, их выпуск можно и нужно наладить в Казахстане. Но здесь возникает вопрос соотношения цена/качество. У нас были прецеденты, когда построили завод, выпускающий сахароснижающие лекарства. Пока они были качественными, их цена практически совпадала с ценой импортных. Начали снижать цены – упало и качество. Этот вопрос нужно очень хорошо и вдумчиво проработать. Тут помогла бы поддержка со стороны государства.

Интервью взял Юрий Дорохов

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее