Таблетка раздора

Фонд устойчивого развития (ФУР) «Казына» предлагает централизовать систему госзакупок лекарств. По мнению инициаторов новации, это позволит сбить цены на медикаменты и оптимизировать использование бюджетных средств. Коммерсанты опасаются возникновения монополии

Таблетка раздора

С начала октября на фармацевтическом рынке Казахстана царит переполох. Дистрибьюторы, аптекари, производители лекарств и руководители общественных ассоциаций, представляющие интересы пациентов, заговорили о том, что на рынке грядет монополия. Повод для тревоги дали предложения ФУР «Казына» организовать единый государственный центр дистрибуции лекарств, построить в стране шесть-семь фармацевтических складов, с которых медикаменты будут оперативно (в течение суток) доставляться больным. Участники рынка заподозрили фонд в стремлении перераспределить денежные средства, выделяемые государством на закупку лекарств в рамках гарантированного объема бесплатной помощи, создать неравные условия конкуренции на рынке. Если бы эти издержки были платой за улучшение снабжения больных лекарствами, на наш взгляд, они были бы оправданы. Но эксперты, представляющие независимые фармацевтические компании, утверждают, что меры, предлагаемые «Казыной», лишь разрушат существующую и, на их взгляд, отлаженную систему дистрибуции лекарств, не создав взамен ничего, равного по эффективности. Мы попытались разобраться, так ли эффективны рыночные механизмы снабжения лекарствами населения и насколько оправданны меры, предлагаемые ФУР «Казына».

Фармцуют все

До 1995 года в Казахстане система дистрибуции лекарственных средств осуществлялась госкомпанией «Фармация». Наличие одного субъекта, осуществляющего закуп медпрепаратов по госзаказам, способствовало монополизации фармацевтического рынка и завышению цен на лекарства. По словам начальника отдела лекарственного обеспечения департамента здравоохранения Алматы Ларисы Кузнецовой, «именно тогда цены на медикаменты в стране иногда достигали 300% от номинальной стоимости препарата, а количество лекарств было ограниченным».

С 1995 года Казахстан отказался от монополии. Новая схема предполагала децентрализацию рынка, развитие конкуренции и закуп лекарств на тендерной основе. Сейчас 20% лекарств закупается на республиканском уровне, остальные – на региональном.

В «Казыне» уверенно отвергают доводы о несостоятельности модели, предлагаемой фондом. Обещают сделать систему закупок максимально прозрачной, участников проекта отбирать на открытых конкурсах, что исключит коррупционные моменты

Участники рынка утверждают, что за последние 12 лет в стране создана сеть представительств известных мировых брендов, крупных казахстанских компаний-дистрибьюторов, а также небольшая группа отечественных фармпроизводителей. Взаимоотношения между игроками рынка складывались следующим образом. «Фармацевтические компании заключали договор с дистрибьютором на поставку лекарственных препаратов, – поясняет “Эксперту Казахстан” директор по маркетингу представительства “ЛЕК д.д.” Анара Досмамбетова. – И когда государство объявляло тендер по областям на определенную лекарственную позицию, то фармкомпании по своему прайс-листу поставляли дистрибьютору тендерный продукт, взяв на себя посредническую функцию. Дистрибьютор закупал препараты непосредственно на заводе».

Дистрибьюторская сеть сегодня представлена 15 компаниями республиканского и более 50 компаниями регионального уровня с филиальной структурой в регионах и необходимой складской инфраструктурой. О степени развития тендерной схемы говорит такой факт: в прошлом году в тендере на закупку лекарств для лечебно-профилактических учреждений участвовало 54 поставщика, из них победителями стали 34 фирмы, в текущем – 52 и 31, соответственно.

По данным дистрибьюторских компаний, объем казахстанского рынка лекарств в 2006 году составил 550 млн долларов по ценам производителя, из них 62 млн приходятся на производителей Казахстана. Они поставляют лекарства не только на внутренний рынок – в прошлом году было экспортировано медикаментов на 7 млн долларов.

«Наш рынок небольшой, но динамично растущий, – говорит г-жа Досмамбетова. – За последние полгода он вырос на 30%». Причем отечественное производство лекарственных средств на внутреннем рынке выросло с 3% в 1995-м до 11% в 2007 году.

Пятнадцатилетний капитал

Не все разделяют оптимизм участников рынка. Как рассказал «Эксперту Казахстан» зампредседателя ФУР «Казына» Максат Кабашев, фонд провел анализ рынка лекарств, закупка которых финансируется из госбюджета. «Мы обнаружили, что 75% роста рынка приходится на ценовой фактор. Это, кстати, относится и к коммерческому рынку», – говорит он. По данным «Казыны», децентрализация системы госзакупок привела к удорожанию лекарств и операционных затрат на логистику. «По официальным данным, разница в цене между регионами на одинаковые лекарства достигает 200%», – констатирует г-н Кабашев. По его словам, у рынка есть и другие «узкие» места. «На рынке отсутствуют компании, которые обладают достаточными мощностями для обеспечения всех регионов складами, отвечающими международным требованиям и способными сгладить диспропорции в распределении лекарственных средств», – утверждает он.

Пытаясь найти рецепт решения этих проблем, фонд «Казына» предложил изменить систему дистибуции и закупа лекарств государственным медучреждениям. Основная идея фонда – централизация системы госзакупок, переход на открытые электронные тендеры и автоматизированная система связи между больницами, складами и поставщиками лекарственных средств. Для этого будут созданы системы автоматизированного учета и проведения закупок, как это принято во многих странах мира. Новая система будет строиться на принципах концессии. Как обещают в «Казыне», новации не затронут участников коммерческого сектора рынка лекарств. Более того, их будут привлекать на принципах государственно-частного партнерства.

Концессионер будет обязан инвестировать в создание автоматизированной системы закупок и учета, а также в создание сети самых современных складов. Построить новую систему дистрибуции планируется при помощи частных инвесторов, в том числе и иностранных с опытом реализации подобных проектов в своих странах. Одним из возможных партнеров может стать малайзийская компания, которая уже 15 лет является концессионером на рынке своей страны и имеет опыт реализации системы, подобной той, что предлагает «Казына». Максат Кабашев объясняет выбор партнера следующим образом: «Пятнадцать лет назад стартовые условия в этой стране были похожими на наши. Они реализовали похожий проект и добились успеха. Цены на лекарства в стране растут в среднем на 2% в год».

Название иностранной фирмы не раскрывается. Зато г-н Кабашев сообщил, что рассматривается вариант создания СП, в которое войдут фонд, а также малайзийская и казахстанская компании. Окончательный состав участников СП пока не определен. «Однозначно, что контрольный пакет акций, а следовательно и контроль над проектом, будет у казахстанской стороны», – пообещал Максат Кабашев.

Новая модель поможет снизить цены на лекарства для госмедучреждений и в дальнейшем удержать их на уровне инфляции, устранить ценовые перекосы между регионами, создать систему складов, соответствующих мировому стандарту GDP (good distribution practice). Да и вся система закупок будет отвечать мировым стандартам, применяемым в Европе, уверяют в «Казыне».

Никто не хотел уходить

Эти аргументы убедили премьер-министра РК Карима Масимова, который дал поручение изучить предложения фонда. Участники рынка уже вынесли свое решение – отрицательное.

Противники чиновничьей инициативы опасаются монополизации рынка, а также сомневаются в эффективности предлагаемой системы дистрибуции. По их мнению, предложения «Казыны» грозят дефицитом лекарственных средств и ростом коррупции в структуре единого закупщика. Есть опасения и в том, что большая часть заказов достанется игрокам, близким к «Казыне». «По сути, государство собирается организовать своеобразный стоковый центр, – утверждает Анара Досмамбетова, – куда попасть будет нелегко. Сложность процедуры – не проблема, однако есть опасения, что сток будет распихиваться среди наиболее лояльных фонду фармкомпаний. Последние и будут делать обороты и определять присутствие того или иного лекарства на полках аптек».

[inc pk='2009' service='media']

Участников рынка смущает экономическая составляющая предлагаемого проекта. Малайзийской компании, предполагающей потратить в рамках концессии 140 млн долларов на инфраструктуру, придется в течение определенного времени «отбивать» свои инвестиции. «Почему не с нашей компанией? – спрашивает президент Ассоциации поддержки и развития фармдеятельности Зурият Сыбынкулова. – Мы спрашивали у них (в “Казыне”) и поняли, что никто и не думал обращаться к нашим компаниям. Между тем у нас есть нормальные структуры, с транспортом и проработанной логистикой». Сейчас же, говорят эксперты, государство будет фактически дотировать малайзийскую компанию. Коммерсанты не уверены в реальности сроков доставки лекарств, заложенных в проекте. Лечебно-профилактические организации (ЛПО) должны их получать ежедневно, а сельские населенные пункты – в течение 24 часов. Если эта модель применима в Малайзии, то вряд ли окажется эффективной в Казахстане. Ведь наша страна в восемь раз больше, а плотность населения в 14 раз меньше. Ко всему прочему расстояние от уже имеющихся складов до ЛПО колеблется от 50 до 800 км. «Разве этого достаточно? – говорит о намерениях построить 6–7 складов в стране в рамках проекта г-жа Сыбынкулова. – Даже в советское время в каждом регионе было по складу. Если они собираются за 24 часа доставлять из складов лекарства в любую точку страны, то за счет доставки цены на препараты резко вырастут». Фармкомпании, исходя из имеющихся логистических проблем, предлагают завозить лекарства в крупные медицинские учреждения в городах – по заказу, ЛПО и села – один раз в месяц.

В «Казыне» уверенно отвергают доводы о несостоятельности модели, предлагаемой фондом. Обещают сделать систему закупок максимально прозрачной, участников проекта отбирать на открытых конкурсах, что исключит коррупционные моменты. И, что сегодня особенно актуально, рост цен будет контролируемым при помощи рыночных механизмов. Компании это не убеждает. «Уровень коррупции не изменится с принятием новой модели. Хорошо, если не увеличится», – говорит один из бизнесменов.

Ломать – не строить

По мнению экспертов рынка, нынешняя система дистрибуции имеет потенциал для реформирования. Сейчас представительства иностранных фармкомпаний фактически являются провайдерами между реальным фармацевтическим производством и казахстанскими дистрибьюторами. «Мы даем им (казахстанским фармкомпаниям) права представлять наши интересы, – утверждает Анара Досмамбетова. – В свою очередь набираем штат медпредставителей, осуществляем маркетинг, организуем ритейл и занимаемся регистрацией препаратов. Фактически создаем спрос. У нас были четкие завязки с дистрибьюторами по тендерным поставкам. Сейчас (после решения реформировать систему дистрибуции) этот вопрос абсолютно непонятен».

Также участники рынка предлагают усовершенствовать схему проведения тендеров. До сих пор тендерная практика была довольно проблематичной. «Все отдается на откуп чиновникам, – говорит г-жа Досмамбетова. – Обычно они закупают лекарства по очень хорошей цене у отечественного производителя, хотя прекрасно понимают, что, к примеру, английский или немецкий аналоги эффективнее и по ценам вполне приемлемые».

На сегодняшний день тендер на закупку лекарств по госзаказам проводится один раз в год. Фармацевтическое сообщество предлагает проводить его один раз в три года в два этапа. На первом этапе провести тендер поставщиков, по результатам которого есть возможность выбрать надежного партнера. На втором этапе провести тендер непосредственно по лекарственным средствам, а по его итогам можно отобрать наиболее эффективные медикаменты по приемлемым ценам.

Еще один путь снижения ценового бремени – это введение страховой медицины. «Это так называемый список референтных цен, – уточняет Анара Досмамбетова, – когда фармкомпании, в частности оптовики, не имеют права задирать цены выше, чем указано в референтном списке, и при этом уровень рентабельности остается приемлемым».

Сегодня в Казахстане страховая медицина подменяется так называемыми государственными программами. В фармацевтике они охватывают такие заболевания, как туберкулез, диабет, онкология, психиатрия и так далее. К чему эти программы привели? Если фармкомпания сумела свои лекарства подвести под эти госпрограммы, то медпрепараты автоматически входят в список жизненно важных. Государство централизованно закупает их, а счастливчики получают гарантированную прибыль. В то время как ряд очень важных лекарственных средств не имеют никаких шансов на развитие. Так, например, госпрограммы не покрывают ряд программ по кардиологии и психиатрии, в результате чего новейшие препараты или не завозятся в страну, или их применение сильно ограничено. Поэтому и возникают трудноразрешимые проблемы в вышеуказанных сферах.

Фармкомпании предлагают усовершенствовать ценообразование за счет введения единой торговой надбавки на лекарства, как считает исполнительный директор Ассоциации дистрибьюторов фармацевтической продукции РК Наталия Гунько, в размере 20%. Но и по надбавкам существуют разные мнения. «Цены должно регулировать государство, – соглашается Зурият Сыбынкулова. – Пусть оно определит, какую наценку сделать. Все говорят, что цены на рынке сейчас высокие. Но никто не наценивает чрезмерно. У оптовых компаний она не превышает 20%. Конкуренция на рынке жесткая, и никто не даст завысить цену. Все следят друг за другом, оставляют цены конкурентоспособными». «Цены на лекарственные препараты по закону 2004 года должны быть санкционированы государством, – подтверждает г-н Локшин. – Оно должно их регулировать. Пока этого нет, но Минздрав сейчас определяется».

Джин в красивой упаковке

Выбор между двумя моделями – централизованной и рыночной – действительно непрост.

Децентрализация лекарственного обеспечения привела на рынок фармкомпании, которые работают по рыночной схеме, где прибыль – основная цель. Поэтому не случайно в аптечной сети почти исчезли недорогие, но эффективные лекарства, уступив место дорогим и престижным. Но предлагаемая «Казыной» централизация закупок грозит монополизацией рынка и возвратом к временам хронического дефицита лекарств. «Когда нет конкуренции, нет альтернативы – это всегда застой, – заявляет Анара Досмамбетова. – Даже если предлагаемую модель запустят, появится необходимость ее постоянного реформирования, то есть фармацевтический рынок войдет в новую стадию нестабильности и постоянных ценовых колебаний».

Мы думаем, что время революций безвозвратно ушло. Систему обеспечения населения лекарственными средствами надо реформировать не методом революций, а путем естественной эволюции. Нет ничего сложного в том, чтобы попробовать модернизировать нынешнюю систему дистрибуции. К примеру, ввести торговую надбавку, систему референтных цен, усовершенствовать схему проведения тендеров и ужесточить график завоза лекарств в медицинские учреждения.

Комитет фармации Минздрава РК ответил «Эксперту Казахстан», что как орган государственного управления, уполномоченный по вопросам лекарственного обеспечения населения, Министерство здравоохранения воздерживается от однозначного ответа о приемлемости малайзийского опыта для страны. «По поручению правительства создается рабочая группа из представителей разных министерств и ведомств для разработки оптимальной модели лекарственного обеспечения граждан республики». Теперь важно, чтобы, как подчеркивает Анара Досмамбетова, «работа по реформированию закупа велась открыто, и ею занимались не чиновники, а специалисты-фармацевты».

«Эксперт Казахстан» будет следить за ходом реформы.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики