Возглавить или уничтожить

Поведение Казахстана в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) говорит о наличии у руководства страны двух несовпадающих стратегий: стать председателем этой структуры или лишить ее существование всякого смысла

Возглавить или уничтожить

В середине сентября в ОБСЕ поступил проект документа под названием «Базовые принципы организации наблюдения за общенациональными выборами по линии Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ)». Авторами документа являются Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Можно для их обозначения придумать какую-нибудь аббревиатуру – КАРТКУБ или БАРКТУК, можно обозначить их как «страны ОДКБ» или «Россия и союзники». Последнее название длиннее, зато более точно указывает на позиции этой группы стран в отношении предназначения ОБСЕ. Документ был внесен для утверждения на предстоящей в конце ноября встрече министров иностранных дел ОБСЕ в Мадриде. БДИПЧ предполагает, в частности, проведение наблюдений за выборами во всех странах-членах без исключения, подчинение деятельности БДИПЧ постоянному совету ОБСЕ, ограничение числа наблюдателей в миссиях до 50 человек, запрет на комментарии выборов наблюдателями до презентации основного отчета.

Совету министров иностранных дел (СМИД) и без того предстояло принять решение по крайне сложному вопросу – заявке Казахстана на пост председателя организации в 2009 году (сейчас председательствует Испания). Решение это должно было быть принято еще год назад, однако в силу того, что кандидатура Казахстана не получила всеобщего одобрения (решения в ОБСЕ принимаются на основе консенсуса), а других претендентов на председательское кресло не было, вопрос отложили на год.

Реформа деятельности БДИПЧ не просто отражает отношение России и союзников к базовым принципам, она имеет для них практическое значение. В декабре в России и Киргизии пройдут парламентские выборы, на которых президентским партиям («Единой России» и «Ак жолу») предстоит одержать убедительную победу. В следующем году Россия выбирает президента. И как ОБСЕ оценит эти выборы, можно предсказать заранее – хотя кое-где порой наблюдается кое-какой прогресс, в целом они не соответствуют демократическим стандартам.

Подталкивая падающего

Учитывая, что позиция России по целому ряду вопросов еще на прошлом СМИД в Брюсселе была крайне жесткой (по крайней мере, на уровне риторики), следует ожидать, что в Мадриде она может превратиться в принципиально неуступчивую. Если кандидатура Казахстана будет вновь заблокирована голосами двух-трех стран (не навсегда, конечно, а до 2011 года условно), то семерка реформаторов потребует принятия «Базовых принципов организации наблюдения». Однако последнее выглядит пока что совершенно невероятным. И тогда встанет вопрос о компенсации или даже о необходимости сохранять членство в организации, которая не желает реформироваться. И отказ присоединиться к итоговым решениям СМИД будет выглядеть не шантажом, а реакцией в духе принципа взаимности, широко практикуемого в международных отношениях.

По прошествии 30 лет с момента создания авторитет ОБСЕ если не снизился, то, по крайней мере, стал не столь востребован как мировым, так и европейским политическим сообществом, поэтому такие действия похожи на стремление подтолкнуть падающего.

Если ОБСЕ все же согласится принять одно из двух предложений, то у Казахстана шансов куда больше, чем у «Базовых принципов». Директор Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис уверен, что документ, предложенный Россией и союзниками, не будет принят в Мадриде: «Подавляющее большинство членов ОБСЕ – это страны Европейского союза, члены или кандидаты на вступление. То есть страны, твердо придерживающиеся определенных принципов – политического плюрализма, демократии, прав человека, верховенства закона. Это те принципы, те ценности, которые объединяют сегодняшнюю Европу, и они закреплены в различных документах, принятых в рамках Европейского союза и Совета Европы. Эти документы в гораздо большей степени, чем документы ОБСЕ, не говоря уже про ООН, прописывают демократический процесс, уровень развития гражданского общества и политического плюрализма. Поэтому нельзя рассчитывать на то, что исходя из каких-то геополитических или геоэкономических соображений, из нежелания испортить отношения с Россией они пойдут на выхолащивание сути работы БДИПЧ. Всем понятно, что за этими предложениями стоит желание поставить БДИПЧ под контроль, оказывать политическое влияние на процесс мониторинга и оценки избирательных процессов. Предложенный «группой» процесс подбора наблюдателей, определение их количества позволят странам группы использовать консенсусный принцип принятия решений для того, чтобы если не навязывать свое мнение, то по крайней мере блокировать неудобное».

О том, чтобы выполнить все советы и рекомендации ОБСЕ, даже не думали, но ведь на роль отличника Казахстан никогда и не претендовал, признавая наличие недостатков и отставание от Запада по части развития демократических институтов

Показателен седьмой пункт документа, где речь идет о строгом соблюдении миссией наблюдателей принципа невмешательства во внутренние дела государства, где проходят выборы – норма, сохраняющаяся в Уставе ООН, включенная в документы таких структур, как ШОС, ОДКБ, ОБСЕ, однако давно уже не применяющаяся в рамках Евросоюза или Совета Европы. Казахстан же вместе со своими союзниками твердо придерживается позиций, которые можно связать с разрушающейся Вестфальской системой, но в равной степени и с ООН. Выступая на 62-й сессии Генассамблеи, Нурсултан Назарбаев заявил: «Мы не испытываем скептицизма в отношении легитимности международного права и неверия в эффективность многосторонних механизмов, таких как ООН, в обеспечении безопасности и справедливости». Ссылки на Устав ООН – обязательный элемент и политической риторики в рамках евразийских организаций, и принимаемых ими документов.

Конец монополии

На протяжении последних лет заявка Астаны на председательское кресло в 2009 году (с бонусом в виде включения в так называемую тройку в 2008 и 2010 годах) была одной из главных тем пропагандистской риторики «Ак орды». Этот проект был включен в число президентских, и на его выполнение были брошены все силы МИДа, задействованы все личные связи на всех уровнях. Было сделано кое-что и на уровне реформ. О том, чтобы выполнить все советы и рекомендации ОБСЕ, даже не думали, но ведь на роль отличника Казахстан никогда и не претендовал, признавая наличие недостатков и отставание от Запада по части развития демократических институтов. Результат этой действительно титанической работы был впечатляющим: нашу кандидатуру поддержали почти все из пятидесяти с лишним членов организации. Но требуемого консенсуса не было.

Впервые в истории ОБСЕ решение по будущему председателю было отложено на год. Те, кто был против нашей кандидатуры или сомневался, стали ждать, когда Казахстан поменяется. Они напрасно потеряли время. Лучше бы они за прошедший год попытались изменить свои пресловутые стандарты или хотя бы свои взгляды на необходимость им соответствовать.

Вполне возможно, что для Нурсултана Назарбаева председательство в ОБСЕ уже утратило свою былую привлекательность. Он уже успел привыкнуть к тому, что главы некоторых восточноевропейских государств готовы примчаться в Астану по первому зову, чтобы обсудить вопросы, связанные с углеводородами. Это и актуально, и интересно – причем для обеих сторон. А ОБСЕ до сих пор предлагает Казахстану то, что давно вышло из моды – демократию и права человека. Пока Европа увлечена обсуждением действительно важных проблем – энергетической безопасности, производства и субсидирования сельхозпродуктов, миграционной политики, альянса цивилизаций, нашей стране предлагаются все те же выборы.

В 90-е годы ОБСЕ была монополистом в предоставлении услуг политической сертификации и стандартизации. Международные стандарты на практике означали то же самое, что и стандарты ОБСЕ. Сегодня на региональном рынке дипломов международного образца появилось немало других игроков. Есть среди них и отечественные, например Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). В декабре прошлого года, накануне первого голосования по нашему председательству, министры иностранных дел стран–членов СВМДА приняли заявление, в котором выражали свою поддержку Казахстану и призывали СМИД ОБСЕ поддержать кандидатуру Астаны.

Пока СВМДА обращается к ОБСЕ с подобающим младшему брату почтением – как-никак задумывалось (да и презентовалось международному сообществу) совещание как некий аналог Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (предшественник ОБСЕ). Но ведь СВМДА вполне способно организовать собственное бюро по демократическим институтам и правам человека. И направлять наблюдателей из стран-участниц на выборы друг к другу. Что вообще-то уже практикуется.

По мнению Евгения Жовтиса, наблюдатели от СНГ и других подобных структур не предоставляют по итогам своей работы ничего похожего на документы БДИПЧ – детальные и подробные. Фактически они ограничиваются политическими декларациями. «Я не видел ни одного отчета этих наблюдателей. Да их на самом деле и нет, есть лишь политические оценки. И их цель – противопоставить хоть что-то ожидаемым критическим замечаниям миссии ОБСЕ», – сказал он «Эксперту Казахстан».

 Последний шанс

Предложенная Россией и союзниками реформа деятельности БДИПЧ может рассматриваться и как попытка вдохнуть новую жизнь в организацию, для большинства европейских стран ставшую второстепенной. Она постепенно уступила НАТО международную безопасность, а Еврокомиссии – экономическое сотрудничество, сохранив за собой лишь гуманитарное измерение.

Подобно тому, как Европа стала тяготиться чрезмерной зависимостью от России в поставках газа, так и Казахстан стала беспокоить зависимость от поставок оценок из одного источника – Бюро по демократическим институтам и правам человека. И наша страна, как и Европа, пока не смогла найти равноценной альтернативы. Только Европа не нашла пока альтернативы количественной, а мы – качественной. Но поиск продолжается.

Мы недостойны поста председателя в ОБСЕ? Ну что же, наверное, мы и впрямь переоценили себя. Может быть, нам вообще стоит выйти из этой организации. Поработаем пока в рамках других международных структур. Нам, конечно, будет не хватать наблюдателей из БДИПЧ/ОБСЕ. Но нас утешит присутствие миссий от ШОС, СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, СВМДА. Да еще Каспийский форум скоро появится, будем обмениваться наблюдателями с Ираном.

Ситуация с отказом Казахстану в его заявке на председательство высветила то, что внутри ОБСЕ еще пару лет назад старались не замечать – организация переживает глубокий кризис. Предназначением ОБСЕ было служить площадкой для диалога Восток – Запад. Сегодня такой диалог, причем куда более интенсивный, продолжается по разным каналам. Евросоюз, например, даже специальную стратегию своей политики в Центральной Азии принимать собирается. Поэтому после выхода из организации России и ее союзников политический диалог Восток – Запад не прекратится, но зато сама ОБСЕ утратит raison d’etre.

Евгений Жовтис называет свою позицию умеренно пессимистической. «Если ОБСЕ будет угасать, усилится раскол стран, входящих в СНГ. Украина, Грузия, Молдавия ускорят движение в сторону Запада и западных структур, остальные останутся с Россией. Возможно, ОБСЕ совсем исчезнет. В этом случае выполняемые ею функции обеспечения диалога в области «третьей корзины» могут перейти к Совету Европы или Евросоюзу, поскольку именно здесь ОБСЕ сегодня никто не дублирует. Но Казахстану невыгодно ни исчезновение ОБСЕ, ни выход из этой организации. Даже если членство в ней доставляет ему определенные неприятности, она является самым лучшим каналом для диалога с Западом, для трансляции казахстанских интересов».

В конце ноября странам – членам ОБСЕ предстоит решить, что для них важнее – следование принципам, нигде четко не прописанным (перечня требований к председателю не существует), или же национальные интересы, на твердой почве которых рекомендовала строить внешнюю политику госсекретарь США Кондолиза Райс. А Казахстану предстоит ответить на вопрос: что делать нам с ОБСЕ – возглавить или уничтожить?

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики