Закон неясен, но это закон

Поправки в закон «О недрах и недропользовании» не помогут решить проблем, связанных с СРП. Зато будут способствовать росту коррупции. Так считает известный независимый казахстанский экономист Канат Берентаев.

Закон неясен, но это закон

– Канат Базарбаевич, насколько важны для нефтяной отрасли Казахстана иностранные инвестиции на современном этапе?

– Я считаю, что многие месторождения мы могли бы осваивать сами. Причем не только нефтегазовые. Некоторые могут возразить, что в этом случае доходы от нефти будут тратиться на добычу этого же продукта и мы попадем в замкнутый круг, поэтому привлеченные средства выгоднее. Но мы и сейчас не видим прибыли от продажи этого вида сырья.

– Поправки в закон «О недрах и недропользовании» помогут исправить ситуацию?

– Непонятно, зачем вообще понадобилось принятие этих поправок. Все договоры, в том числе и СРП, основаны на контрактном праве. В случае если какая-то из сторон не соблюдает договоренности, они могут быть расторгнуты или изменены. Ничем особенным СРП тут не отличается.

Требования консорциума разработчиков Кашагана – вполне подходящий повод для пересмотра контактов с Eni и другими участниками проекта. Консорциум потребовал увеличить бюджет и перенести сроки начала добычи нефти. Значит, с самого начала его специалисты либо сами обманулись, либо обманывали Казахстан. В любом случае мы вправе требовать компенсации.

Недавно Нигерия, на территории которой тоже реализуются проекты на условиях СРП, потребовала пересмотра условий контрактов, заключенных с Chevron и British Petroleum. Россия добилась изменения условий работы проекта «Сахалин-2». Я думаю, мы должны поддержать эти начинания. Например, разработчики Тенгиза на пару лет задержали выход на запланированный уровень добычи нефти – 10 миллионов тонн, не платили роялти, что обошлось государству примерно в 600 миллионов долларов. Газоперерабатывающий завод, который должен был там построить Chevron, был фактически построен казахской стороной. К компании много претензий по экологическим соображениям – она складирует открытым способом серу, вместо того чтобы продавать ее.

Подобное поведение для компаний – общераспространенная практика. Повод для пересмотра СРП есть во многих случаях.

Иностранцы понимают это и, видимо, расценивают поправки в закон «О недрах и недропользовании» как демонстративный шаг. Не случайно на Западе не было отрицательной реакции, если не считать позицию Италии, защищающую интересы отдельной компании – Eni. Все остальные посмотрели на поправки сквозь пальцы.

– То есть новые поправки пользы не принесут, но и не повредят?

– В них смущает слово «стратегический». Не вполне понятно, что это такое. Дело здесь явно не в масштабе – в некоторых случаях стратегическим можно объявить даже небольшое месторождение, снабжающее топливом или сырьем отдельное, но очень важное предприятие или регион. У властей может появиться соблазн вольного трактования закона. Помните, как в свое время компании то попадали в число плательщиков Нацфонда, то исключались оттуда? То же самое может повториться с месторождениями.

Иначе говоря, принятые поправки несут в себе опасность коррупции. Теперь чиновники будут решать, попадает та или иная компания под действие закона или нет. Относится месторождение к сырьевым или не относится. Причем не только когда дело касается нефти, но и золота, угля – чего угодно.

Интервью взял Юрий Дорохов

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики