Несырьевые цепочки, транспортные коридоры, союзный рынок

Индустриализация и инфраструктурное развитие Казахстана реализуются в рамках программно-целевого подхода, в расчете на перспективы Евразийского союза. Детали этой работы комментирует премьер-министр Казахстана Серик Ахметов

Премьер-министр Казахстана Серик Ахметов
Премьер-министр Казахстана Серик Ахметов

Сто дней спустя после своего назначения премьер-министром Казахстана Серик Ахметов ответил на вопросы «Эксперта».

— Господин премьер-министр! Каковы приоритеты деятельности возглавляемого вами правительства на ближайший период? Какие наиболее актуальные задачи в социально-экономической сфере стоят сейчас перед Казахстаном?

— Персональный состав правительства Казахстана изменился незначительно, ключевые министры остались на своих постах. Более того, новый кабинет работает в режиме преемственности и последовательности. Что касается меня, то я проработал в составе правительства почти пять лет, сначала во главе министерства транспорта и коммуникаций, затем заместителем премьер-министра и, наконец, последние восемь месяцев — в ранге первого вице-премьера. Значительная часть программ, решений и документов, которые ранее принимались, разрабатывалась при моем непосредственном участии. Поэтому я не вижу необходимости кардинальных перемен.

В то же время для каждого периода и для каждого правительства есть и будут новые акценты и новые задачи. В составе предыдущего кабинета мы работали в условиях глобального экономического кризиса. Основной упор делался на недопущение рецессии и массовой безработицы, и эти задачи были решены.

Причем за последние годы заложен надежный фундамент и для дальнейшего устойчивого развития страны. Реализуются государственные программы индустриально-инновационного развития, развития образования и здравоохранения, инфраструктуры, программы «Дорожная карта бизнеса — 2020», «Занятость-2020», «Доступное жилье — 2020». Поддерживается фискальная устойчивость, государственный долг находится на минимальном уровне, а в национальном фонде накоплены значительные средства.

Сегодня перед нами ставятся новые задачи. Восстановление мировой экономики столкнулось с очередными трудностями. Развитые страны не могут справиться с накопившимися проблемами государственного долга и высокой безработицы. Развивающиеся страны столкнулись с проблемой падения мирового спроса на производимые товары и замедления экономического развития.

Исходя из этого, в среднесрочном периоде правительство сосредоточится прежде всего на двух основных задачах: обеспечении устойчивого диверсифицированного роста и создании новых рабочих мест.

И конечно, на реализации новой стратегии развития страны до 2050 года, которую недавно выдвинул глава нашего государства в своем Послании народу.

Важным направлением в работе правительства является социальная модернизация страны.

Большие надежды мы связываем также с поступательным развитием институтов Таможенного союза и Единого экономического пространства, которые способны повысить устойчивость социально-экономического роста России, Казахстана и Беларуси.

— Темпы посткризисного восстановительного роста в Казахстане в 2010–2011 годах превышали 7 процентов, почти вдвое опережая показатели роста российского ВВП. Однако в текущем году в Казахстане наблюдается некоторое замедление динамики. По итогам трех кварталов ВВП вырос на 5,2 процента, промышленное производство выросло менее чем на 1 процент. В натуральном выражении наблюдается снижение добычи нефти и железной руды, определенное сокращение выпуска в химической промышленности. Какова ваша содержательная оценка процессов, происходящих сегодня в казахстанской экономике? Факторы замедления роста являются конъюнктурными или, скорее, фундаментальными?

— Казахстан интегрирован в мировую экономику. Доля Евросоюза в экспорте казахстанских товаров составляет более 50 процентов, еще порядка 16 процентов приходится на Китай.

Поэтому в условиях сложной ситуации в еврозоне и замедления роста экономики КНР мы испытываем существенное сокращение спроса на целый ряд сырьевых товаров нашей экспортной номенклатуры.

Кроме того, нельзя забывать о негативном влиянии неурожая прошлого года. В 2011 году мы собрали рекордный за многие десятилетия урожай — около 28 миллионов тонн зерна, — а в 2012 году порядка 13 миллионов тонн.

Последние три года в рамках государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития мы активно работаем над изменением структуры нашей экономики в пользу импортозамещения и создания новых экспортных производств, что позволит повысить устойчивость Казахстана к внешним шокам. Это будет также способствовать укреплению именно качественных параметров роста.

По итогам 2012 года ВВП Казахстана, по нашей предварительной оценке, вырастет на 5 процентов. Надо сказать, что по мировым меркам это неплохие темпы роста. Думаю, что в 2013 году нам удастся их как минимум сохранить.

— В разгар кризиса в общественных и профессиональных дискуссиях в России и в Казахстане часто высказывалась надежда, что кризис сыграет очистительную роль: экономика избавится от явных пузырей, которые были и у вас, и у нас в финансовом секторе, сфере девелопмента; сократится разрыв в росте зарплаты и производительности труда. Прошло почти три года, и у нас в России наблюдается постепенное воспроизводство негативных докризисных явлений — рост зарплаты все сильнее отрывается от роста производительности труда, начинает надуваться новый пузырь на рынке потребительского кредитования, и наш Центробанк очень озабочен этим. Что происходит в Казахстане? Можно ли говорить об изменении докризисной модели экономического роста или риски и проблемы докризисной модели воспроизводятся?

— Вы затронули очень серьезный вопрос. Мы в Казахстане хорошо знаем, что такое пузыри в финансовом и строительном секторах. В разгар кризиса мы имели парализованные стройки и порядка 50 тысяч не получивших жилье дольщиков, инвестировавших свои собственные или кредитные средства. Государство взяло на себя ответственность за эти компании, которые не смогли достроить свои объекты. В течение трех с половиной лет эти проблемы были решены. Каждый дольщик получил одну квартиру.

Но давайте вернемся к докризисной ситуации. Наша экономика росла в тот период по 9–10 процентов в год. Мировые цены на нефть и другие сырьевые товары взлетели до беспрецедентного уровня. В страну хлынул огромный поток экспортной выручки. Соответственно, начало расти внутреннее потребление.

За счет этого большой импульс для развития получили локальные неторгуемые сектора — строительство, недвижимость и торговля ею.

Благодаря устойчивой ситуации в стране вплоть до 2007 года банки имели практически неограниченный доступ к дешевому внешнему финансированию. Абсолютное большинство этих средств направлялось в указанные выше сектора, что привело к их непропорциональному развитию. Чем все это закончилось, мы прекрасно знаем.

Безусловно, кризис в какой-то мере способствовал оздоровлению экономики. Теперь основная задача — не допустить повторения такой ситуации. Мы работаем над улучшением структуры экономики, развитием импортозамещающих и экспорториентированных обрабатывающих производств. Наша цель — обеспечить устойчивый приток инвестиций в данные сектора экономики.

Это очень сложная задача. За последние пятьдесят лет ни одной стране мира, обладающей сопоставимым с Казахстаном уровнем ВВП на душу населения, не удалось значительно увеличить долю обрабатывающей промышленности в структуре ВВП. Поэтому на решение этой задачи мы мобилизовали значительные усилия и ресурсы.

В своем вопросе вы очень верно обозначили проблему превышения темпов роста заработных плат над темпами роста производительности. По сути это снижение нашей конкурентоспособности. Наши страны теряют позиции в конкуренции с развивающимися странами по стоимости рабочей силы и при этом не приближаются к развитым странам по уровню технологичности производств.

Такая проблема есть. Мы решаем ее последовательно. В первую очередь инвестируя в человеческий капитал — в образование, здравоохранение. Другим немаловажным моментом является бюджетная дисциплина и эффективность государственных расходов.

— Государственная программа форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР) «прошла экватор» — истек третий год ее реализации из пяти. Как вы оцениваете ее результативность и эффективность? Все ли созданные объекты нашли рынок? Насколько значимы мультипликативные эффекты от реализованных проектов для смежных производств и местных экономик в регионах страны?

— Мы недавно подводили промежуточные итоги трех лет реализации программы. К настоящему времени сформирована вся необходимая законодательная база и приняты нужные решения.

Уже в 2011 году достигнут предусмотренный в программе индикатор по увеличению ВВП к 2015 году относительно 2008 года в номинальном выражении не менее чем на 46,7 миллиарда долларов и на 15 процентов в реальном выражении.

В 2011 году ВВП увеличился по отношению к 2008 году на 76,7 миллиарда долларов. Реальный прирост — 16,7 процента.

При этом самый высокий прирост отмечен в обрабатывающей промышленности — 18,6 процента. Впервые темпы ее роста опережают темпы роста горнодобывающей промышленности. Значительно вырос несырьевой экспорт. В обрабатывающую промышленность с 2010 года привлечено 5,7 миллиарда долларов прямых иностранных инвестиций — более трети всех прямых инвестиций в обрабатывающую промышленность за все годы независимости.

В 2012 году в рамках программы реализовано 136 проектов на общую сумму около 3 миллиардов долларов. Среди крупнейших проектов — нефтехимические объекты в Атырау по выпуску этилена и полиэтилена. Есть примеры создания крупных совместных предприятий, в частности с российской компанией «Еврохим» по производству фосфорных удобрений.

В целом можно отметить, что инновационная индустриализация получила мощный старт.

Я думаю, что вторая пятилетка этой программы приведет к еще более весомым результатам в развитии несырьевого сектора нашей экономики.

— Правильно ли мы понимаем, что ГПФИИР будет продолжена?

— Да, безусловно. Мы готовим второй этап этой общенациональной программы.

— В недавнем Послании народу президент Казахстана Нурслутан Назарбаев поставил амбициозную цель войти к 2050 году в число тридцати самых развитых государств мира. Не могли бы вы пояснить, какие именно параметры и векторы развития будут рассматриваться руководством страны в качестве целевых? Речь идет о показателе ВВП на душу населения или будут ставиться задачи и по другим, в том числе качественным показателям социально-экономического развития?

— Мир вступает в новую эру глобальных изменений. Сегодня ведущие страны озабочены проблемой построения новой архитектуры мировой экономики. Казахстан также не может оставаться в стороне.

14 декабря 2012 года наш президент обратился с Посланием к народу Казахстана, где обозначил четкое видение развития страны до 2050 года.

Стратегия «Казахстан-2050» закладывает новый прагматичный курс.

В рамках стратегии определено несколько ключевых векторов долгосрочного развития Казахстана.

Во-первых, это новая прагматичная экономическая политика, основанная на принципах прибыльности, возврата от инвестиций и конкурентоспособности. То есть во главу угла при принятии любых решений будет ставиться социально-экономическая целесообразность.

Это касается макроэкономической, налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики, наших планов по индустриализации и развитию инфраструктуры, недропользования, управления госактивами и прочего.

Во-вторых, всесторонняя поддержка предпринимательства. Частная инициатива уже сегодня играет ключевую роль в нашей экономике. В дальнейшем основные усилия будут концентрироваться на стимулировании малого и среднего бизнеса, расширении механизмов государственно-частного партнерства и корректировке роли государства в хозяйственной деятельности.

В-третьих, новые принципы социальной политики, основанные на социальных гарантиях и личной ответственности каждого человека. Государство создает все условия для самореализации граждан, а социальная поддержка будет оказываться лишь тем, кто по объективным причинам не способен себя обеспечить.

В-четвертых, развитие знаний и профессиональных навыков граждан. Это касается всей системы образования: от дошкольного до университетского. Образование в течение всей жизни должно стать образом мышления наших граждан.

В-пятых, дальнейшее укрепление государственности и развитие казахстанской демократии. В Казахстане будет внедряться новый тип государственного управления, будет проведена децентрализация управления и поэтапное внедрение выборности акимов. Борьба с коррупцией и реформа правоохранительной системы также в числе наших базовых приоритетов.

В-шестых, это продолжение последовательной многовекторной внешней политики.

В-седьмых, формирование нового казахстанского патриотизма как фундаментальной основы успеха многонационального и многоконфессионального общества нашей страны.

Для правительства это будут основные ориентиры деятельности. Если говорить о конкретных индикаторах, то, безусловно, только лишь по уровню ВВП на душу населения нельзя судить об уровне развития страны. Наша задача конвертировать этот показатель в благосостояние граждан — это основной критерий оценки уровня развития.

— Вы упомянули опережающее развитие инновационных проектов, однако большинство из них сейчас концентрируется в металлургии, нефтедобыче и нефтехимии, то есть можно сказать, что эти инновации пришли вслед за сырьем. Есть ли примеры инновационных проектов и разработок в отраслях более высоких технологических укладов, не привязанных к сырьевому сектору?

— Инновационная составляющая ГПФИИР не сводится исключительно к новым проектам в отраслях промежуточного передела. Для стимулирования инновационных предприятий, поддержки инновационных идей создан «Назарбаев Университет», который функционирует по типу современных университетов нового поколения, парк инновационных технологий, девять индустриальных СЭЗ, где предоставляются преференции, льготы. С прошлого года началось выделение инновационных грантов.

Это даст новый импульс для создания и внедрения новых технологий и производств. У нас на выходе есть с десяток интересных инновационных проектов, которые еще покажут себя. В частности, есть один крайне интересный проект в области газоочистки.

Вместе с «Роскосмосом» создаются элементы для построения новых видов спутников.

Следует также сказать о целом ряде проектов «Казатомпрома», нацеленных на создание цепочки производств с выходом на продукцию с высокой добавленной стоимостью.

В конце декабря в Астане открыт новый завод по производству солнечных батарей. Он выпускает фотоэлектрические пластины и модули на основе казахстанского кремния.

Таким образом, в республике освоен весь цикл — добыча и переработка кварца, производство кремния, его высокая очистка, собственно производство пластин и сборка модулей солнечных батарей.

Примеры можно продолжать.

— Какие крупные инфраструктурные проекты реализуются сейчас или планируются к реализации в Казахстане? Накануне кризиса 2007–2009 годов активно обсуждался проект создания железнодорожной магистрали Жезказган—Бейнеу, которая связала бы напрямую западную и восточную части страны. Насколько, с вашей точки зрения, этот проект важен для социально-экономического развития Казахстана и каковы ориентиры по срокам и формату его реализации?

— В 2012 году запущена железнодорожная линия Жетыген—Коргас, в следующем году будет закончен участок Узень — государственная граница с Туркменистаном. Эти проекты позволят сократить расстояние перевозок по территории Казахстана в направлении Китай — страны Персидского залива на тысячу километров, сроки доставки грузов снизятся как минимум на три дня.

Для дальнейшего развития транзитно-транспортного потенциала Казахстана начата реализация проекта строительства железнодорожной линии Жезказган—Бейнеу (988 километров). Проект направлен на создание прямого выхода грузов из Центрального Казахстана и станции Достык в Западный Казахстан.

Эффект от этого проекта, который планируется завершить в 2015 году, будет состоять в сокращении расстояния перевозок от станции Достык до порта Актау до 1200 километров, что позволит сформировать привлекательный международный коридор, способный конкурировать с маршрутами, проходящими по территориям других стран.

Кроме того, строительство этой трассы положительно скажется на социальном развитии близлежащих регионов. В частности, на строительных работах планируется задействовать 11 тысяч человек, а при эксплуатации — более 3 тысяч. При этом порядка 85 процентов рабочих будут привлечены из числа местного населения.

Среди других крупных инфраструктурных проектов нельзя не упомянуть о строительстве железнодорожной линии Аркалык—Шубарколь, а также о строительстве казахстанского участка международного транзитного коридора Западная Европа — Западный Китай. Начато проектирование газопровода Карталы—Тобол—Кокшетау—Астана для газификации Центрального Казахстана и столицы страны.

— Одной из неожиданностей в Послании президента Республики Казахстан, с точки зрения российских наблюдателей, стала постановка задачи создания производственных транспортно-логистических объектов за пределами страны, включая порты в странах, имеющих прямой выход к морю, и транспортно-логистические хабы в узловых транзитных точках мира. Не могли бы вы подробнее остановиться на этой инициативе? Существуют ли потенциально интересные для Казахстана транспортно-логистические объекты либо проекты на территории России?

— Здесь нет неожиданностей. Логика проста.

Казахстан в значительной степени удален от основных центров международной экономической активности — Северной Америки, Европы, Юго-Восточной Азии. Наш регион — Центральная Азия, Сибирь, Дальний Восток — характеризуется низкой плотностью и покупательной способностью населения, значительными расстояниями и слаборазвитой инфраструктурой.

Мы нацелены на создание экспорториентированных производств. В то же время отсутствие понятных каналов распространения продукции сдерживает потенциальных инвесторов. В связи с этим глава нашего государства поставил задачу не только обеспечить создание качественной инфраструктуры внутри страны, но и сформировать надежную поддержку казахстанских компаний за пределами республики.

Поэтому для дальнейшего продвижения на внешние рынки необходимо развивать терминально-сервисную инфраструктуру не только внутри страны, но и за ее пределами, преимущественно на существующих торговых направлениях. Приоритетной задачей является развитие агентской сети продаж транспортно-логистических услуг, строительство или аренда терминальных мощностей в морских портах и «сухих» портах Каспийского, Черноморского, Балтийского бассейнов, КНР, Ирана, стран ЕС и России.

Среди ключевых проектов в данном направлении можно отметить строительство собственной терминальной инфраструктуры в китайском порту Ляньюньган для консолидации грузопотоков в Юго-Восточную Азию и из нее. Более того, порт Ляньюньган связывает китайские железные дороги с портами Тяньцзинь, Шанхай и Циндао, морские линии с корейским портом Пусан и с японским портом Осака, что открывает новые рынки для казахстанской стороны.

Проект реконструкции автокоридора Западная Европа — Западный Китай связывает Ляньюньган с Санкт-Петербургом, что даст возможность обслуживания грузопотоков уже с Европой.

Конечно, мы рассматриваем возможное присутствие в транспортно-логистических объектах России. Нам интересны порты Черного и Балтийского морей. Нахождение таких портов в Таможенном союзе упростит процедуры экспорта, импорта, а также оформление транзитных грузов, что повлияет на сокращение времени и стоимости перевозок. Уверен, что в этом будет большая выгода и для России. В любом случае, для максимально объективной оценки целесообразности инвестирования во внешнюю терминальную сеть будет сделано технико-экономическое обоснование — станет ясно, где потребуется строительство терминалов и складов, а где можно будет закрепиться путем установления партнерских отношений.

— Судя по данным официальной статистики, среднемесячный стоимостной объем экспорта Казахстана в страны Таможенного союза в 2010 году вернулся к докризисному уровню 2008 года и далее практически не демонстрирует тенденцию к росту. По итогам восьми месяцев 2012 года импорт Казахстана из России и Белоруссии вырос, а экспорт туда сильно просел: в Россию на 11 процентов, в Белоруссию на 23 процента. В связи с чем это произошло? Означает ли это, что членство РК в Таможенном союзе пока не оказало существенного позитивного влияния на торговые связи Казахстана с Россией и Белоруссией?

— Я не стал бы сейчас сравнивать цифры и в целом давать оценку действенности институтов ТС и тем более ЕЭП. Прошло слишком мало времени с момента начала их функционирования. Мы только институционально формируемся. По сути, еще не унифицированы все нормы в рамках принятых соглашений. В частности, надо унифицировать железнодорожные тарифы, потому что должен быть равный доступ ко всей инфраструктуре стран-участниц.

Работа в рамках ЕЭП будет способствовать дальнейшей интеграции наших стран в мировую торговлю. Россия уже член ВТО. Мы планируем во второй половине 2013 года вступить в эту организацию. Сейчас мы отстаиваем свои позиции, чтобы успеть модернизировать производство и к моменту вхождения в ВТО сделать наши товары максимально конкурентоспособными. Например, по сельскому хозяйству мы настаиваем на переходном периоде порядка восьми лет, чтобы в сфере переработки товары были реально конкурентоспособны.

Я бы дал оценку работы ТС и его влияния на экономики наших стран по истечении как минимум пяти лет. Тогда в динамике можно будет проследить и оценить все параметры. Тем не менее уже сейчас можно констатировать заметную активизацию взаимной торговли. А это уже результат.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности