Страсти по электричеству

Неопределенность с источниками инвестиций в электроэнергетике Казахстана свидетельствует об отсутствии эффективной стратегии развития отрасли

Страсти по электричеству

30 октября, выступая в Алматы на конференции «Power Kazakhstan 2007», вице-министр энергетики и минеральных ресурсов Дуйсенбай Турганов заявил, что в электроэнергетику страны до 2015 года надо вложить 21 млрд долларов. Меры, предпринимаемые правительством и энергокомпаниями для привлечения средств в отрасль, заставляют сомневаться в осуществимости этих планов. Безусловно, прав министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев, полагающий, что все «энергогенерирующие и энергопередающие объекты находятся в частной собственности и никто не будет вкладывать инвестиции в их модернизацию, а тем более в новое строительство, если они не будут окупаться». Но простым поднятием тарифов задачу не решить – резко возрастут неплатежи, упадет конкурентоспособность отечественной продукции. Таким образом, проблема поисков источников финансирования в электроэнергетике выходит на первый план.

Крест Чубайса

Специалисты еще в конце 90-х годов предсказывали возможное пересечение двух кривых – растущего спроса на электроэнергию и снижающегося производственного потенциала отрасли. Такой график, получивший в России красноречивое название «крест Чубайса», показывает точку возникновения дефицита электроэнергии. Причина очевидна: потребление растет, энергоисточников больше не становится, а оборудование электростанций вырабатывает свой проектный ресурс. Пока что Казахстан находится в зоне пересечения спроса и предложения. Но еще немного – и спрос на электроэнергию начнет стремительно уходить в отрыв от производственных возможностей.

Из трех крупных энергетических узлов, на которые условно можно разделить территорию республики – север и центральная зона, южная и западная зоны, наиболее проблемной и энергодефицитной остается южная зона. По расчетам Минэнерго, к 2015 году потребность в электроэнергии с учетом строительства новых объектов (таких как морпорт Актау, Курык, СЭЗ «Онтустик» на юге и нефтехимический комплекс на западе страны) возрастет на 68% и достигнет 125 млрд кВт/ч.

Понятно, что преодолеть энергодефицит можно только увеличением производственных мощностей. Но после распада СССР строительство новых энергообъектов практически прекратилось. Быстро возобновить объемы энергостроительства не получится – отрасль отличается длительными циклами строительства и необходимостью аккумулирования огромных инвестиций. Так, стоимость строительства 1 кВт угольной электростанции составляет около 1,5 тыс. долларов, на ее строительство требуется 4–5 лет, срок окупаемости вдвое больше.

После слома прежней централизованной государственной системы управления развитием (включая планирование, финансирование и реализацию проектов) в электроэнергетике не было создано аналогичной системы, адекватной новым требованиям рынка, разграничивающей сферы ответственности государства и бизнеса за принятие и реализацию инвестиционных решений и обеспечивающей достаточную финансовую поддержку.

Это касается не только генерирующих мощностей, но и электрических сетей, износ которых достигает 80%. Особенно плачевное состояние имеют сети в селах: где-то линии не работают, где-то и вовсе давно утрачены. Десятки тысяч казахстанцев уже годами пользуются свечкой и с закатом ложатся спать. По расчетам специалистов ТОО «Институт “Казсельэнергопроект”», в сельской местности необходимо построить 112,6 тыс. км высоковольтных линий напряжением 110 кВ и ниже, 614 распределительных подстанций напряжением 110 и 35 кВ суммарной мощностью 4,13 млн кВт и 23,7 тыс. потребительских ПС 10/0,4 кВ суммарной мощностью более 4,3 млн кВт. Это позволит достичь объемов потребления электроэнергии сельским хозяйством к 2015 году 8,7–9,9 млрд кВт/ч.

По информации главы АО «KEGOC» Алмасадама Саткалиева, на комплексную модернизацию распределительных сетей требуется более 7 млрд долларов. Но кроме финансового существует и кадровый вопрос. Выполнение таких объемов строительства требует восстановления соответствующей проектной базы, системы строительно-монтажных организаций и подготовки специалистов для них.

Не инвестирующие инвесторы

В середине 1990-х власти надеялись, что отрасли поможет приватизация энергообъектов. ГЭС большой мощности были переданы в концессию, ТЭЦ промышленного назначения – во владение крупным промышленным комплексам, ТЭЦ общего назначения – преимущественно в коммунальную собственность. Но практика показала, что мало кто из новых владельцев озаботился модернизацией мощностей. Финансовых проблем в энергетике не убавилось. Деятельность инвесторов ограничивается в основном поддержанием станций в рабочем состоянии, а инвестиционные обязательства не выполняются.

Ярким примером этого является деятельность самого крупного в стране производителя электроэнергии, американской корпорации AES, которой принадлежит бывшая Экибастузская ГРЭС-1 (AES-Экибастуз вырабатывает 20% электроэнергии в РК) и ряд других объектов генерации. Согласно определенной в договоре инвестиционной программе компания AES должна была в течение 8 лет вложить в основной капитал 600 млн долларов, но реально вложила лишь 7,3 млн. Есть и другие примеры подобного рода.

Проблема в том, что никто не контролирует выполнение инвестиционных программ инвесторами, получающими под них налоговые преференции.

Аналогичная ситуация и в энергопередающих компаниях. Несмотря на то что при эксплуатации изношенных электросетей возрастают и потери (сегодня они достигают 35%), владельцы энергопередающих компаний отказываются вкладывать средства в реконструкцию сетей. Впрочем, это неудивительно. Услуги по передаче электроэнергии, отнесенные к сфере естественной монополии, составляют в среднем 20% от конечной стоимости электроэнергии, но из-за полного отсутствия автоматизированных систем коммерческого учета электроэнергии определить фактические потери при ее передаче и точно сформировать баланс потребления и производства электроэнергии невозможно. При таком раскладе компаниям выгоднее повышать тарифы, ссылаясь на ежегодно растущие (и давно вышедшие за пределы нормативов) потери электроэнергии, чем вкладывать инвестиции в реабилитационные мероприятия.

Светом по карману

В низких тарифах видят корень всех бед и власти различных уровней, которые собираются «снизить уровень иждивенческих настроений» у казахстанцев путем повышения уровня тарифов к 2015 году до 11 тенге за кВт/час (сейчас 4–8 тенге в зависимости от региона).

Первая волна подорожания накрыла жителей южного региона Казахстана, где тарифы с 1 октября выросли на 37%. Таким образом, только в Алматы в течение года тарифы более чем удвоились.

Государством не решена стратегическая задача масштабного привлечения частных инвестиций в электроэнергетику

Впрочем, власти еще не определились, насколько именно нужно поднимать тарифы. Это неудивительно – настаивая на росте платежей, они не имеют точного представления о состоянии объектов энергетики: технический аудит давно не проводился, да он и невозможен – в республике всего 30 работников энергонадзора. Паспорта готовности собственники выписывают себе сами.

Поэтому ранее принятые решения оперативно пересматриваются. 29 октября глава госхолдинга «Самрук» Канат Бозумбаев заявил, что в южных областях Казахстана тарифы на электроэнергию для конечных потребителей в нынешнем осенне-зимнем отопительном периоде будут снижены в связи с уменьшением на 27% стоимости энергии, производимой на Жамбылской ГРЭС. Это оказалось возможным благодаря договоренности госхолдинга «Самрук» и НК «КазМунайГаз» с российским АО «Газпром» о поставках дополнительного объема узбекского газа на ЖГРЭС в объеме 300 млн кубометров по цене 75 долларов. Это позволит снизить тариф на электроэнергию на «шинах» ГРЭС (доля которой на рынке электроэнергии региона составляет около 25%) с 6,2 тенге до 4,5 тенге за кВт/час.

Однако договоренность существует только до конца текущего года. Для того, чтобы обеспечить дополнительные поставки газа на весь отопительный сезон, требуется продолжение переговоров с Москвой и Ташкентом, иначе в январе начнутся проблемы. Такое половинчатое решение свидетельствует об отсутствии у властей системного подхода к решению вопросов энергообеспечения. Особенно учитывая, что рост тарифов на юге Казахстана может спровоцировать и рост оптовых цен на энергетическом рынке страны в целом.

Стараясь, видимо, удлинить адаптационный период у потребителей после очередного тарифного шока, Агентство РК по регулированию естественных монополий (АРЕМ) предлагает ежегодно фиксировать цены на энергоносители. Как посоветовал поставщикам глава ведомства Бакытжан Сагинтаев: «Ставьте реальные цены, заранее всех оповестите, но они (тарифы) должны действовать весь год». Но что считать «реальной ценой», если структура существующих тарифов непонятна даже специалистам? Яркий пример. На расположенной всего в 50 км от Семипалатинска Шульбинской ГЭС цена киловатта электроэнергии меньше 50 тиын, но в городе она в 10 раз выше. Нынешняя тарифная политика требует кардинального пересмотра всех ее составляющих – от формирования затрат до стимулирования инвестиционных проектов.

Найти источник

Восстановление и реконструкция энергомощностей и развитие сетевого хозяйства требуют незамедлительного решения. В противном случае дефицит электроэнергии приобретет катастрофический характер. Существует рыночное ценообразование, которое при недостатке производимой продукции ведет к росту цен, что в свою очередь разгоняет маховик инфляции.

[inc pk='2006' service='media']

Но беспредельный рост тарифов – не самое худшее, что может произойти в скором времени. Эксплуатация ветшающего оборудования, отсутствие внятной государственной программы помощи по его модернизации, замене повлекут сбои в энергоснабжении регионов и технологические аварии.

В разрабатываемых правительством программах, как правило, отсутствует главное: не определены источники финансирования. А без них они обречены пополнять кипы уже пожелтевших, но так и не реализованных программ, которые в избытке заполняют шкафы министерств. К примеру, о необходимости строительства малых ГЭС, развития ветроэнергетики говорят уже не один десяток лет, но, увы, из воза разработанных документов реализована лишь малая толика. Да и не решит гидро- и ветроэнергетика проблемы дефицита базовой мощности в Казахстане.

Выбор источников финансирования невелик. Деньги могут дать частные инвесторы. Представляется, что расчет на них несостоятелен: очередей инвесторов, желающих вложить деньги в такой рискованный и долго окупаемый бизнес, как энергетика, в Казахстане до сих пор не наблюдается. И это понятно. Крупные недропользователи, металлургические комбинаты, приобретя электростанции, собственные задачи решили, и проблемы коммунальных сетей регионов им не интересны. Западные банки пойдут на это только в случае, если срок возврата инвестиций не превысит хотя бы 10 лет. При существующем же положении вещей вложенные деньги смогут вернуться к ним лишь лет через 40–45.

Другой источник – государство. Но пойдет ли правительство на такой шаг? Сможет ли оно набраться мужества и (распечатав, например, кубышку Нацфонда) взять на себя расходы по обеспечению энергонезависимого и энергобездефицитного будущего страны? Вряд ли. Для этого необходимо соответствующие (и немалые) расходы ввести в бюджет, но даже никаких намеков на это не видно.

По-видимому, все вновь ляжет на плечи потребителей, которые выкладывают из своего кошелька пока еще приемлемые суммы. Однако обеспечить выполнение инвестиционных программ лишь за счет роста тарифов при невысоких доходах основной массы населения просто нереально. Кроме того, в этом случае резко возрастут и дотационные выплаты из бюджета социально незащищенным казахстанцам. Да и практики получения инвестиций исключительно за счет тарифной выручки нет нигде в мире.

В качестве инструментов повышения инвестиционной привлекательности отрасли специалистами рассматривается выпуск и размещение акций электроэнергетических компаний на фондовых рынках.

В промышленно развитых странах инновационная политика в электроэнергетической отрасли осуществляется на основе государственного протекционизма, в том числе путем прямого финансирования, налоговых льгот на инвестиции, предоставлением субсидий и государственных гарантий на получение заемных средств. У нас же план мероприятий по развитию электроэнергетической отрасли республики до 2015 года правительством утвержден, но изыскивать средства предстоит самим владельцам энергоактивов.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом