Многое зависит от местных элит

Директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности (Вашингтон) Николай Злобин, чья последняя статья, посвященная отношениям США и России на постсоветском пространстве, была озаглавлена достаточно выразительно – «Новая эпоха жесткой конкуренции», не исключает того, что Центральная Азия может стать той площадкой, на которой произойдет улучшение американско-российских отношений.

Многое зависит от местных элит

– Николай, чем, по-вашему, вызвано сегодняшнее повышение интереса американцев к Казахстану и Центральной Азии? Что-то изменилось в подходах Америки? Что-то изменилось в регионе? В глобальном энергетическом раскладе?

– По всем перечисленным вами направлениям произошли изменения. В Штатах есть большой интерес к вашему региону, желание разобраться, что в нем происходит, будет ли он играть роль центра – экономического, политического, энергетического. Что собой представляют интересы Запада, в том числе и США, в этом регионе, насколько они стратегически важны или же они носят тактический характер, связанный с необходимостью решать какие-то энергетические проблемы.

Я думаю, что идет переосмысление роли США в глобальных вопросах, идет попытка разобраться с тем, что происходит в отношениях с Россией и в какой степени интересы России и США пересекаются или конфликтуют в Средней Азии.

Часть американских экспертов и политиков считают, что Средняя Азия начинает представлять собой более интересный регион, нежели несколько лет назад. Экономика у вас в Казахстане развивается достаточно эффективно, есть элементы стратегической стабильности. У США есть интерес и к энергетическим ресурсам, которые там есть. Но что еще, кроме энергетики, борьбы с терроризмом?

– В своей статье вы пишете, что Америка пока не определилась с вопросом важности развития демократии в евразийских странах. Это связано с неопределенностью политических процессов в Центральной Азии или неопределенностью в политических приоритетах вашингтонской администрации?

– То, что Америка не определилась, связано с целым рядом факторов, в том числе и с тем, о чем вы сказали. Вопрос о политических изменениях в Центральной Азии связан с тем, насколько они дестабилизируют ситуацию в краткосрочной или среднесрочной перспективе. А дестабилизация, безусловно, произойдет при смене элит, структуры власти, при развитии свободной прессы, при политической борьбе всерьез. В том, что изменения эти будут отвечать американским интересам в стратегическом плане, сомнений нет, но вопрос в том, как соединить программу демократизации Центральной Азии с поддержанием стратегической стабильности в регионе.

Стоит ли США серьезно заниматься этим регионом на нынешнем этапе? Часть американских экспертов говорит: пусть в странах Центральной Азии не вполне развитая демократия или вообще нет никакой демократии, но они вполне управляемые, они под контролем нынешней элиты, поэтому с ними надо договариваться, они будут действовать в интересах США, если к ним правильно подойти. И здесь возникает главная проблема в американской политике в регионе – как сделать демократическую модель, которую будет предлагать Америка, привлекательной для местной элиты, ведь она часто не только управляет, но фактически владеет государством. На нынешнем этапе изменения выглядят для нее непривлекательными. Что Америка может предложить местным элитам такого, чтобы они поддержали курс на демократизацию?

– Что при этом будет важнее – политическая воля, изменение парадигмы казахстанско-американских отношений или изменение внешних?

– Вы говорите про политическую волю, а я бы назвал это политической ответственностью. Безусловный приоритет – политическая ответственность местной элиты за то, чтобы страна не оказалась на обочине мировых процессов.

Сегодня часть стран как бы растворяется в глобальных процессах, а часть пытается жить как Израиль – строить вокруг себя все более высокую стену. За этим стоит комплекс неполноценности местных элит, которые боятся, что не выдержат конкуренции и им на смену придет кто-то другой, если государство войдет в глобальные процессы. Думаю, что это закономерный этап в становлении новых государств на обломках бывшей советской империи. Как долго это будет продолжаться, будет зависеть от ситуации в каждой отдельной стране, а также от того, какой запрос на эту страну есть на глобальном уровне. Чем выше запрос на эту страну, тем труднее ей оставаться закрытой для глобальных процессов.

– А если эти процессы несут в себе угрозу не только правящим элитам?

– Ситуация в Центральной Азии во многом является заложницей плохих отношений между Россией и США. Появляются, правда, два позитивных фактора: и там, и там скоро произойдет смена администраций, сменятся правящие группировки. По крайней мере, в Америке изменения будут глубокими, фундаментальными. И, значит, в российско-американских отношениях будет период инерции, когда серьезного улучшения или ухудшения ждать нельзя.

Но Джордж Буш, как и любой американский президент, уходя с поста после двух сроков, считает крайне важным оставить после себя хорошее наследие – в американской традиции это считается важным для будущего исторического имиджа президента. Ему надо преодолеть кризис в российско-американских отношениях. И обсуждение проблем Косово, ДОВСЕ, ПРО, Ирана – все это говорит о том, что Америка ищет хоть одну платформу, на которой можно найти общий язык с Россией.

– А визит группы американских экспертов в Алматы вписывается в этот контекст?

– Конечно. Вообще, постсоветское пространство – одна из возможных площадок, где, может быть, удастся о чем-то договориться с Россией до того, как президент Буш уйдет в отставку. Хотя мне кажется, что вероятность этого мала, прогресс будет, скорее, связан с глобальной безопасностью – Косово, ПРО или Иран.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности