Бег по старым граблям

Цены на бензин в Казахстане будут опережать мировые до тех пор, пока в стране не будет налажена эффективная переработка нефти

Бег по старым граблям

В середине ноября казахстанские власти пообещали, что цены на бензин на внутреннем рынке до конца текущего года останутся стабильными. Обещание было сделано устами президента главного диспетчерского управления (ГДУ) нефтяной и газовой промышленности Министерства энергетики и минресурсов (МЭМР) Кайрата Кайпиева. Но минула неделя, и из регионов пошли сообщения о том, что ценники на бензозаправках вновь меняются. За месяц на заправках Костаная рост цен на отдельные марки бензина составил 8–10 тенге. Автор, заглянув на АЗС Helios в Алматы, увидел на табло следующее: АИ-96 – 97 тенге, АИ-93 – 87 тенге, АИ-98 – 102 тенге, дизельное топливо – 70 тенге. По состоянию на 26 ноября средняя за неделю розничная цена бензина в США составила 81,8 цента за литр.

За 11 месяцев нынешнего года в среднем по республике стоимость бензина марки АИ-80 поднялась на 18 тенге, АИ-93 и АИ-96 – на 8 тенге, летнего и зимнего дизтоплива – соответственно на 12 и 7 тенге.

При этом, по данным госагентства по статистике, производство бензина в Казахстане в январе–октябре 2007 года по сравнению с соответствующим периодом прошлого года увеличилось на 14,1% – до 2198,3 тыс. тонн. Парадокс: производство бензина растет, предложение на рынке увеличивается, но цены не снижаются. И у разных сторон, имеющих отношение к бензиновому бизнесу, разное мнение по поводу того, кто виноват и что делать.

Аборигены Австралии

Казахстан импортирует значительные объемы топлива. По данным Министерства энергетики и минеральных ресурсов РК, потребность в дизтопливе и мазуте за счет внутреннего производства закрывается республикой полностью, в бензине – лишь на 87%. При этом следует отметить, если объемы производства низкооктанового бензина марки АИ-80 и АИ-85 достаточны для покрытия внутренних потребностей республики, то с производством высокооктановых марок АИ-93, -95 и -96 существуют серьезные проблемы. А, по словам Кайрата Кайпиева, объем производства высокооктановых марок бензина в 2007 году в Казахстане составит 74% от уровня внутренней потребности.

Отчасти эта проблема «решается» за счет фальсификации топлива. В своем докладе на конференции «Рынок нефтепродуктов Казахстана» директор ТОО НЦЭН ORGANIC, эксперт-аудитор по нефтепродуктам Акмарал Калмуратова привела такие цифры. В марте 2007 года из 17 проверенных АЗС на 10 были выявлены несоответствия по октановому числу, а по результатам апрельской проверки из 17 – на 8. Так, октановые числа бензинов, продаваемых под маркой АИ-85, АИ-80, оказались, соответственно, 76 и 75. Но это частности, главное в том, что если в 2008 году в Казахстане только планируется переход на стандарт Euro-2, то страны ЕС вводят Euro-5. Таким образом, по стоимости бензина мы выглядим как европейцы, а по его качеству – аборигены Австралии.

К чести бензиновых трейдеров стоит отметить, что не все прибегают к контрафакту. Некоторые честно докупают недостающие объемы высокооктанового топлива за границей. Прежде всего в России. Как свидетельствует г-н Кайпиев: «Сейчас мы находимся в серьезной зависимости от поставок на рынок Казахстана из России». Поэтому представители госсектора любят ссылаться на мировую конъюнктуру. По мнению советника генерального директора Торгового дома «КазМунайГаз» Галыма Тумабаева, основными причинами роста цен на ГСМ являются «во-первых, повышение мировой цены на сырую нефть марки Brent с 53 долларов за баррель в начале года до 95–96 в ноябре. Во-вторых, удорожание нефтепродуктов в Российской Федерации. В-третьих, рост цен на ГСМ в странах Центральной Азии в 2007 году в среднем на 30 процентов. И, наконец, в-четвертых, резкое увеличение потребления бензина и дизельного топлива в Казахстане в 2006–2007 годах».

Однако и тут не все гладко. Колебания цен на мировых рынках и внутри РК далеко не всегда совпадают по фазе. Уместно вспомнить, что Казахстан является экспортером, а не импортером нефти. Рост цен на нефть может только стимулировать экспорт, чрезмерному росту которого правительство просто обязано противопоставлять имеющиеся в наличии фискальные инструменты. Инструментом регулирования может служить также скупка и продажа нефтепродуктов в целях товарной интервенции и поддержания желаемого уровня цен. Тем более что активное участие государства в обеспечении энергетической безопасности характерно для любой страны с рыночной системой. Как свидетельствует исследование международной рейтинговой компании Gesellschaft Technische Zusammenarbeit (GTZ), формирование цен во многом зависит от того, производится ли бензин в стране, а также от принципов налоговой политики. В странах – экспортерах нефти государство обычно дотирует топливо (в Иране – 38% стоимости литра бензина, в Венесуэле – 28, в Египте – 25, в Саудовской Аравии – 10%), и цена на него держится ниже мировых. В США региональные власти, чтобы не сердить избирателей чрезмерным удорожанием бензина, могут сократить свою долю налогов на него до нуля.

Много шума и ничего

В Казахстане же (кстати, и в России) власти не только не дотируют бензиновую от-расль, но и облагают топливо налогами,- повышая его цену. В этих условиях нефтяникам выгоднее гнать сырье за рубеж, а не направлять на собственные заводы.

И если США, являясь одним из крупнейших производителей нефти, в последние годы сокращают добычу, но наращивают перерабатывающие мощности (они уже в 2,8 раза превышают добывающие), то в РК ситуация обратная. В стране наращиваются объемы нефтедобычи, растет доля экспорта в объеме нефтедобычи, но доля переработки остается низкой – 18%. За последние 5 лет объем перерабатываемой нефти увеличился лишь в 1,5 раза!

Попытки решить эту проблему с помощью административных методов оказываются неэффективными. Так, будучи главой Минэнерго, Владимир Школьник периодически вводил запреты на экспорт нефтепродуктов. Но рынку это не помогло. Сменивший его в феврале прошлого года Бактыкожа Измухамбетов подписал с основными игроками топливного рынка меморандум с длинным названием «О социальном партнерстве между государственными органами и основными ресурсодержателями нефти и нефтепродуктов и производителями нефтепродуктов по обеспечению внутреннего рынка нефтепродуктами в 2006 году». Документ обязывал производителей принять во внимание рекомендацию госорганов об оптовой и розничной реализации ГСМ по приемлемым ценам и насытить внутренний рынок нефтепродуктами.

Однако жизнь меморандума оказалась короче его названия, и цены вновь поползли вверх. Новый министр энергетического ведомства – Сауат Мынбаев – о меморандуме уже и не вспоминает.

Бензин на троих

Возможно, правильно делает. Насытить рынок качественными нефтепродуктами  на существующих мощностях все равно не удастся. Вскоре РК уже не хватит мощностей существующих нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). Уже сейчас, каждый раз как один из трех действующих в республике НПЗ останавливается на технический ремонт, следует повышение цен на топливо. Например, недавно, несмотря на окончание сельхозработ и снижение спроса на ГСМ, остановка в октябре на плановый ремонт НПЗ в Шымкенте почти сразу привела к росту стоимости бензина. Администрация PetroKazakhstan Oil Products, контролирующего НПЗ, объяснила, что перерабатывает давальческую нефть и цены ставит исходя из тарифов комитета по защите конкуренции Министерства индустрии и торговли РК. Вопрос о том, способен ли повлиять на цены «КазМунайГаз», владеющий 33% акций компании PetroKazakhstan Inc., остался -«за кадром».

Что касается Павлодарского завода, то он снабжает преимущественно северный и восточный регионы республики и не дает ГСМ никому, кроме «Гелиоса». Атырауский завод никак не может наладить выпуск высокооктанового бензина, да и осуществляет поставки только в свою розничную сеть.

Учитывая, что на рынке нефтепереработки присутствуют только три игрока, причем, как неофициально говорят в деловых кругах, около каждого крутится по нескольку фирм-перекупщиков, власти регулярно начинают подозревать производителей в ценовом сговоре. В частности, по словам начальника отдела антимонопольного управления по Костанайской области Гульмиры Дильдибековой, «сегодня никто не контролирует рынок ГСМ. В Костанайской области антимонопольное управление еще весной включило в свой реестр несколько крупных нефтяных компаний, но это решение было отменено».

Практика показывает, что власти всегда начинают подозревать сговор, как только цены на рынке существенно идут вверх. Однако достаточно посмотреть на динамику розничной стоимости бензина, чтобы убедиться – в течение только последнего года цены не только росли, но и снижались. Если сговор и присутствует, то он явно не всегда оказывается эффективным. Кстати, существует достаточно эффективный механизм решения проблемы ценового сговора – продажа через товарную биржу. О необходимости ее создания говорится уже несколько лет. В очередной раз это предложение было озвучено на прошедшей в середине ноября в Астане международной конференции «Рынок нефтепродуктов Казахстана» представителем Комитета по защите конкуренции Еркегали Алимкуловым. Но вопрос, когда это предложение будет реализовано, остается открытым.

В XXI век … на паровозе

Правительства меняются, но проблемы не решаются, и со стопроцентной уверенностью можно прогнозировать повторение нынешней ситуации и в будущем году. Пока же казахстанцы из своего кармана должны расплачиваться и за «золотой» бензин, и за инфляцию. Складывается впечатление, что решение данной проблемы не в компетенции казахстанского правительства. Заставить НПЗ модернизировать свои мощности и увеличить производство бензина, тем более повысить его качество, оно не может. Между тем потребление топлива в стране растет бешеными темпами, и к 2015 году мощности существующих в Казахстане НПЗ будут исчерпаны. Не зря тот же Владимир Школьник заявлял, что «иметь всего три НПЗ на весь Казахстан – это смешно».

По мнению известного казахстанского экономиста Каната Берентаева, качественно ситуация может измениться только при смене модели экономической политики. Новая модель, считает экономист, должна быть направлена на развитие производства, а не исключительно на сферу обращения. «Для стимулирования поставок нефти отечественным перерабатывающим предприятиям нужно отменить НДС, а на экспортируемую нефть, наоборот, ввести этот налог», – полагает г-н Берентаев.

Учитывая, что строительство нового НПЗ занимает около 7 лет, стране необходимо уже сейчас начать строительство нового государственного нефтеперерабатывающего завода, который работал бы на внутренний рынок и тем самым устанавливал среднюю стоимость ГСМ. Однако в новом году население страны увидит новые цены, его ознакомят с новыми программами по их снижению и новыми лозунгами правительства по «адекватной реакции», но не найдет нового НПЗ в списке прорывных проектов. По-видимому, критерием оценки проектов является не их значимость для экономики, а то, сколько под них можно привлечь частных инвестиций, прежде всего иностранных. Похоже, что в 50 конкурентоспособных стран будем «прорываться» на старых мощностях.

Решить проблему с насыщением рынка качественным топливом по стабильным ценам могут лишь совместные усилия властей и бизнеса. Им не надо изобретать велосипед – достаточно пойти по проторенной мировым сообществом дорожке. Правительству – снизить налоговое бремя на переработчиков. Создать благоприятные условия для развития собственной промышленности. До тех пор, пока этого не будет сделано, экспорт сырой нефти останется приоритетом для добытчиков. А мы будем ездить на дорогом и некачественном бензине.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики