Градусник для экономики

Инфляционные процессы в Казахстане замедлятся уже к середине следующего года из-за снижения денежного предложения. Правда, по этой же причине упадут и темпы роста экономики

Градусник для экономики

Нынешнюю осень нельзя назвать сезоном благоденствия. Следом за кризисом ликвидности, разразившимся в августе, еще одной напастью для Казахстана стал всплеск инфляции. С января по ноябрь она выросла на 16,5%, а уровень годовой инфляции достиг 17,5%. По сценарию высоких цен на нефть Национальный банк прогнозировал среднегодовую инфляцию в 2007 году на уровне 8,2–9,3%.

Американский ипотечный кризис вызвал критическую цепь событий во всем мире, не обошел и Казахстан. У нас он проявился сокращением объемов банковского кредитования, ростом кредитных ставок, паникой среди вкладчиков, напуганных слухами о нестабильности банков (см. «Все с вами ясно», стр. 42).

Рост цен ощутили все и сразу, причем сильнее всего он ударил по малоимущим. Если не принять срочных мер по сглаживанию последствий ипотечного кризиса и управлению ростом потребительских цен, то в следующем году коррекция рынка может перерасти в полномасштабный экономический кризис.

«Эксперт Казахстан» провел круглый стол, чтобы разобраться в причинах раскрутки инфляционного механизма в Казахстане, понять, насколько готовы правительство и Национальный банк прогнозировать неблагоприятные ситуации в экономике и адекватно на них реагировать, как повлияет инфляция на дальнейшее развитие страны, и попытаться определить, какие меры необходимы для ее сдерживания. На наше приглашение откликнулись Национальный банк, Казахстанская фондовая биржа, накопительные пенсионные фонды, Евразийский банк развития, Национальная ассоциация риелторов, независимые аналитики.

Слишком много денег

Обычно в инфляции выделяют монетарную и немонетарную составляющие. Первая зависит от денежного предложения в стране, вторая от иных факторов, напрямую с деньгами не связанных. Хотя, если взять разрыв между производительностью труда и уровнем доходов населения, все равно придем к той же денежной составляющей. Вот и заместитель председателя Национального банка Данияр Акишев на круглом столе заметил, что инфляция – это «исключительно денежный феномен». В Нацбанке ушли от разделения на монетарные и немонетарные факторы из-за невозможности определить их соотношение. «Мы перешли к выявлению факторов вне зависимости от их природы и пытаемся понять и те процессы, которые находятся вне компетенции Нацбанка: как формируются рынки товаров, что этому препятствует, какие скрытые монополии или доминанты рынка присутствуют. В Казахстане существуют объективные проблемы, способствующие росту цен, в частности низкая плотность населения, что обусловливает высокие издержки при транспортировке. Какой-то процент дает и теневая экономика. Но вопрос денежного предложения все же остается ключевым», – подчеркнул г-н Акишев.

Ответственность за рост инфляции начиная с 2005 года «повесили» на банки, которые наращивали объем кредитов экономике и населению за счет привлеченных внешних займов. Кредитование росло на 70–80% ежегодно. За первое полугодие нынешнего года его рост составил 40%. Однако с июня началось снижение кредитной активности банков по сравнению с прошлым годом: в июне – на 3,2%, в августе – уже на 27,4%, в сентябре – еще на 22,9%. В 2007 году и денежные агрегаты росли гораздо медленнее, нежели в предыдущие годы. По словам г-на Акишева, на этот процесс определенное влияние оказала введенная Нацбанком с 2007 года либерализация валютного рынка. Несмотря на приток нефтедолларов, избытка валюты в стране нет. «Валюта скупается теми участниками рынка, которые раньше не могли из-за законодательных ограничений это делать. Благодаря либеральному валютному режиму они получили возможность иметь и тенговые, и валютные активы», – сказал он.

Тем не менее зампредседателя Нацбанка согласен с тем, что нарастание денежного предложения в предыдущие годы могло стать одним из источников инфляционного давления, но в 2007 году не было основным. «В прошлом году денежные агрегаты удвоились, и с учетом временных лагов эти изменения повлияли на инфляционный фон в Казахстане во втором полугодии 2007-го», – заявил он.

О вреде высоких урожаев

Если в предыдущие годы наибольшая доля в инфляции приходилась на удорожание овощей и фруктов, то в сентябре-октябре нынешнего шоком, иначе не скажешь, стал рост цен на хлеб (30,7%), муку (41,8%), подсолнечное масло (79,1%). Причем вклад только этих трех товаров дал прирост инфляции на 2,9%. В Нацбанке считают, что рост цен в Казахстане на перечисленные продукты был вызван нестабильностью на глобальных рынках зерна и растительного масла. Многие аналитики заговорили об импортируемой инфляции.

Вице-президент Казахстанской фондовой биржи (KASE) Андрей Цалюк все же не считает импорт инфляции основным фактором роста цен в Казахстане, хотя не отрицает наличия этой составляющей. «У меня такое впечатление, что все началось с резкого увеличения стоимости зерна, и сложилась эта ситуация в основном потому, что у нас был хороший урожай, а у соседей не очень. Плюс еще разница цен в Казахстане и России. В результате стало выгодно зерно вывозить. Вот такой парадокс: у нас выросли цены на хлеб при хорошем урожае. На мой взгляд, прежде всего рост цен на продукты питания можно считать упущением правительства. У нас нет службы, которая анализировала бы глобальные процессы и их влияние на нашу экономику и разрабатывала бы упреждающие меры», – сказал он. По его мнению, нельзя было не заметить изменений, которые произошли на мировых рынках: глобальный кризис ликвидности, переоценка рисков, перераспределение денежных потоков, повышенные инвестиции в товары и, как следствие, рост цен.

Монополисты в свободном плавании

Еще несколько процентов в инфляцию добавили естественные монополисты, дружно повысив тарифы на свои услуги. Здесь сошлось несколько моментов – и политические, и экономические. Первый фактор, по мнению известного экономиста Ораза Жандосова, – несколько лет выборов (парламентские – 2004, президентские – 2005, досрочные парламентские – 2007). Сдерживаемые из политических соображений цены на коммуналку, транспорт, электроэнергию рванули сразу после досрочных выборов в мажилис в августе этого года. Энергоресурсы за 10 месяцев подорожали на 23,3%, в 2006 году за тот же период – всего на 9,2%. Только за октябрь цены на электроэнергию выросли на 14%.

По мнению г-на Цалюка, давление на естественных монополистов для удержания цен приводит к экстремальным процессам: «Естественный монополист наконец не выдержал. Были подняты цены на электроэнергию, ГСМ, а следом за ними поползли вверх и все остальные. Как показывает практика, раз в три года цены все равно выстреливают, и странно, что мы к этому не готовы».

Но даже нынешние высокие цены на услуги собственно естественных монополий, отметил г-н Жандосов, составляют не более 40% от их реальной стоимости.

«В ценах на тепло или электроэнергию две составляющие – генерация и расходы на транспортировку плюс компоненты, которые, по сути, не являются продукцией естественных монополий, например нефтепродукты и уголь, цены на них диктуются мировым рынком. И если брать их в целом, то цены на энергоносители у нас очень сильно занижены по сравнению с другими странами, – считает экономист. – Если бы Нацбанк, например, провел исследование, какими должны быть реальные цены на услуги естественных монополий, то оно бы показало потенциальный рост минимум вдвое. И в этом случае было бы естественным выяснить график планируемого повышения цен и заложить его в свои прогнозы». По его мнению, правительство должно определиться, будут ли у нас рыночные цены или оно готово субсидировать рост цен для населения и бизнеса. Если у нас уровень цен намного ниже мировых, а компенсации не предусмотрены, то цены будут однозначно расти.

О необходимости более четко представлять, как рост цен на ресурсы повлияет на инфляцию, говорил и г-н Акишев. «Когда мы видим в среднесрочном плане развития 30-процентный рост цен на электроэнергию и инфляцию на уровне 6 процентов, то резонно замечаем, что при закладываемых в план параметрах роста ВВП, инвестиций в основной капитал, которые зависят от кредитной политики банков, удорожания энергоресурсов, невозможен столь низкий показатель инфляции».

Не те основные фонды

Рост ВВП кроме сырьевого сектора генерировали услуги, включая торговлю, строительство, «пищевку». Сколько бы ни говорили о диверсификации экономики, достаточно посмотреть, куда вкладываются деньги, чтобы понять, какие отрасли у нас в основном растут. Хотя, по данным Нацбанка, объем инвестиций в целом с начала года вырос на 12%, здесь лидируют добыча нефти и газа, операции с недвижимостью, транспорт и связь. В эти отрасли направлено почти 70% всех вложений. Причем технологическая структура инвестиций в основной капитал на протяжении ряда лет остается практически без изменений. Больше половины всех денег вкладывается в здания и сооружения. Зато доля вложений в активную часть основных фондов, то есть собственно в производство, даже сократилась по сравнению с прошлым годом и составила 32% против 36. Эта ситуация также способствует накоплению инфляционного давления в экономике, поскольку сдерживает рост производительности труда.

В то же время с точки зрения монетарного фактора, по словам зампредседателя Нацбанка, независимо от того, куда идут инвестиции – на текущие расходы или в основной капитал, деньги направляются в экономику и все равно через разные каналы выходят на потребительский рынок. «В стимулировании инвестиций более важным, нежели денежно-кредитная политика, является фискальная политика правительства, – считает г-н Акишев, – потому что изменения, которые проводит Нацбанк, работают на краткосрочный период, то есть отражаются на рынке в ближайшие 5–6 месяцев. Фискальная же политика имеет долгосрочный эффект. Ошибки в этом вопросе, например слишком экспансионистская фискальная политика, приведут к проблемам не сразу, а спустя некоторое время».

Дефицит хороших диагностов

Был ли всплеск инфляции неожиданным и для Нацбанка, который должен обеспечивать стабильность цен? Существуют ли у правительства и Нацбанка методы прогнозирования неблагоприятных ситуаций в экономике и меры по их упреждению? Эти вопросы наши эксперты обсуждали особенно горячо. Как сказал заместитель председателя правления НПФ Народного банка Казахстана Нуржан Алимухамбетов, «мы научились справляться с легкими колебаниями на фоне благоприятной обстановки. Сегодня на первый план выходит умение прогнозировать и отлавливать ненормальные ситуации». Для накопительных пенсионных фондов инфляция – одна из самых больных проблем. «НПФ сейчас обвиняют, что у них реальная доходность ниже уровня инфляции. И мы будем в минусах, пока инфляция будет двигаться с такой скоростью», – говорит г-н Алимухамбетов.

По мнению портфельного менеджера АО ООИУПА Grantum Asset Management Павла Каширова, ажиотажные явления в августе-сентябре, когда «население начало срочно снимать деньги с депозитов, сбрасывать тенге и скупать доллары, а потом кинулось за продуктами первой необходимости, произошли в большей мере из-за отсутствия информации. Если бы центральные органы вовремя представляли свои прогнозы общественности, можно было бы избежать этих шараханий из стороны в сторону».

С другой стороны, Нацбанк оперативно публикует всю информацию по рынку, и она доступна всем пользователям соответствующего сайта, но далеко не каждый способен разобраться с финансовыми показателями. Правительство предприняло меры по сглаживанию последствий ипотечного кризиса и роста цен, разъясняло ситуацию в средствах массовой информации. Но все это было сделано постфактум и демонстрировало неготовность наших властей предупреждать подобные ситуации.

«Если бы у нас существовал инструментарий, позволяющий со стопроцентной точностью предсказывать развитие событий, было бы очень просто работать, – отметил г-н Акишев. – Конечно, при прошлогодних темпах роста денежных агрегатов заявленный уровень инфляции 5–7 процентов был неоправданно низким. Тем не менее мы наблюдали такой феномен: в 2004 и 2005 годах большой рост денежных агрегатов сопровождался низкой инфляцией. Мы предполагали, что экономика может абсорбировать эти деньги».

Следует также учитывать позицию правительства при определении уровня инфляции в законе о бюджете, ведь это не только экономический, но и социальный фактор. Понятно, что правительству не очень бы хотелось закладывать в бюджет высокие цифры инфляции. В результате, когда страну захлестнул рост цен, у кабмина не оказалось никаких механизмов воздействия на них, кроме сугубо нерыночных, вроде подписания договоров с акиматами об удержании цен на основные продукты питания.

Сценарии развития

Данияр Акишев считает, что нынешняя ситуация благоприятна для Нацбанка. Возврат к более консервативной и осмотрительной кредитной политике, сокращение притоков капитала и спекулятивного капитала он оценивает как положительный тренд. «Я думаю, рост банковских ставок прекратится и даже будет некоторый откат, но он уже не приведет к такой кредитной активности, какую мы наблюдали в последние годы. Эта коррекция, мне кажется, еще не закончена. Возвращаясь к вопросу о прогнозах, мы считаем, что при благоприятном сценарии денежные агрегаты в следующем году будут соизмеримы с номинальным ростом ВВП. Может быть, выше, но не намного. Задача по обеспечению низкого уровня инфляции в 2008 году будет Нацбанком решена».

По мнению участников дискуссии, вопрос замедления кредитной экспансии решится автоматически. Вклады населения не могут стать альтернативой внешним заимствованиям по объективным причинам: его низких доходов и отсутствия традиции банковских сбережений. Большого притока денег с внешних рынков не будет ни в 2008-м, ни в 2009 году из-за осторожности внешних кредиторов и инвесторов.

Можно ожидать снижения темпов экономического роста в целом из-за снижения притока денег, но прежде всего замедлится развитие банковского сектора, а также зависящих от него торговли и строительства. У этого процесса есть другая сторона – сокращение рабочих мест и ухудшение уровня жизни населения. «Это может привести к жесткой посадке экономики, если не будут предприняты своевременные адекватные меры со стороны правительства и Нацбанка», – считает Павел Каширов. Эти опасения разделяет и Ораз Жандосов: «Мы еще не перешли на мягкий сценарий. Самое худшее, что может произойти, дефолт крупного банка. Это подорвет доверие ко всей банковской системе. Если объем кредитов экономике будет снижаться, то, поскольку это сообщающаяся система – все чьи-то поставщики и плательщики, будет нарастать число неплатежей конечных заемщиков. Мое мнение: мягкое замедление возможно только при условии сохранения объема кредитования экономики на августовском уровне».

В качестве альтернативного источника банковскому финансированию эксперты называют институты развития, а также пенсионные накопительные фонды. На сегодня объем пенсионных накоплений превысил 9 млрд долларов и ежемесячно растет на 150 млн. Но инвестирование пенсионных активов ограничено законодательно.

В таких условиях, по мнению г-на Жандосова, можно использовать деньги Национального фонда. Во всяком случае, его стабилизационная часть предназначена именно для защиты госбюджета от внешних шоков. Резкое торможение несырьевого сегмента экономики может уменьшить бюджетные доходы. «Если финансирование экономики существенно уменьшится, то во всем несырьевом сегменте будет спад. От кредитного бума надо перейти к более умеренным темпам роста, это факт. Но момент перехода очень важен. Лучше не переходить через кризис», – предупреждает известный экономист.

Рецепты на будущее

Обсуждая вопрос «что делать», эксперты сошлись во мнении, что правительство и Нацбанк должны иметь четкий план действий в неблагоприятных ситуациях. «Беда нашего государства, – подчеркнул Андрей Цалюк, – отсутствие конкретики. Начатая сегодня правительством работа по мониторингу оперативного рынка должна осуществляться грамотными людьми. Нужно, чтобы все индикаторы анализировались со знанием дела и ложились в основу оперативных прогнозов».

Политика правительства должна быть ясной не только для участников рынка, но и для населения. «Готово ли государство реагировать на колебания внешних рынков? Исходя из глобальных трендов, можно прогнозировать, что цены на энергоносители и зерно будут расти, – уверен Ораз Жандосов. – Правительство должно определиться, как будет отвечать на эти процессы – не вмешиваться или регулировать цены субсидиями из бюджета. Также нужно понять связь между ростом денежных агрегатов, особенно кредитованием населения, и повышением цен на неимпортируемую продукцию. Нужно принимать меры по защите конкуренции, потому что ухудшение конкурентной среды вызывает рост инфляции».

Г-н Акишев отметил, что информационная открытость является одним из приоритетных направлений деятельности Нацбанка. С некоторых пор на сайте ведомства публикуются отчеты по инфляции, в которых анализируются все факторы, влияющие на ее рост. Он посетовал на недостаток профессиональных кадров в этой сфере. И это еще одно упущение, над которым придется поработать в будущем.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?