Меньшее из зол

Казахстан избран председателем ОБСЕ на 2010 год. Но окончание длительной дискуссии вокруг председательства Астаны еще не означает окончания кризиса, в котором находится эта международная организация

Меньшее из зол

Вопрос о необходимости соответствовать каким-то стандартам не ставился перед претендующими на председательство членами Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) до тех пор, пока такая заявка не была сделана Астаной. При ее рассмотрении на Cовете министров иностранных дел (СМИД) в конце 2006 года требуемого консенсуса достигнуто не было. Претензии к Казахстану, возможно, имелись у разных стран, но лишь единицы посчитали их основанием для отказа в удовлетворении заявки. Да и те были против не потому, что председательствующая страна (на персональном уровне – министр иностранных дел этой страны) получает какие-то фантастические возможности для решения своих (или не своих) вопросов в течение года. Нет, возможности у организации более чем скромные, сосредоточенные в последние годы в сфере выдачи сертификатов соответствия демстандартам. Которые, стоит отметить, нигде за пределами ОБСЕ не признавались. Даже путь в Евросоюз для всех без исключения стран бывшего социалистического лагеря лежал только через НАТО. Кроме того, к началу этого столетия стало очевидно, что ОБСЕ сузила диапазон своих действительных, а не декларируемых интересов до так называемой третьей корзины (демократия и права человека), а географические рамки – до стран, расположенных к востоку от Вены.

Одновременно ОБСЕ утрачивала свою эксклюзивность и незаменимость – как площадки для диалога Восток – Запад, так и инструмента решения конфликтов. Но Казахстан, единый кандидат от стран СНГ, как раз и воплощал в себе общие для стран Содружества характеристики – лежал к востоку от Вены, а сертификата соответствия не имел. И потому впервые в истории организации рассмотрение заявки было отложено на целый год, по прошествии которого расклад сил внутри ОБСЕ изменился настолько, что Казахстану уже просто пришлось стать председателем, чтобы спасти организацию (см. «Возглавить или уничтожить», «Эксперт Казахстан» № 41 от 2 ноября 2007 г.).

Все относительно

Разумеется, избрание председателем международной организации – это прежде всего вопрос престижа. Кроме того, руководству нашей страны предоставилась возможность в течение по меньшей мере трех лет (время пребывания в составе «тройки») использовать факт председательства в пропагандистских целях.

Государственный секретарь Канат Саудабаев уже заявил, что состоялось «реальное признание достижений Казахстана в развитии экономики, и прежде всего в демократическом реформировании нашего общества. Это признание не только усилий Казахстана по обеспечению безопасности в нашем регионе, но и большого вклада в глобальную безопасность. Помимо этого, учитывался опыт Казахстана, позволивший сохранить мир и согласие в многонациональной стране. Пожалуй, в еще большей степени это решение было обусловлено пониманием всем сообществом ОБСЕ уникального потенциала Казахстана по сближению позиций между старыми и новыми членами организаций, между странами к западу и востоку от Вены».           

Госсекретарю такие слова положены по должности. И все же не стоит обольщаться насчет признания. Просто Запад, в отличие от Казахстана, давно уже привык к тому, что демократия предполагает наличие выбора между несколькими возможностями. Но с точки зрения привлекательности это обычно выбор не между хорошим и лучшим, а между ужасным и чудовищным. И предоставление Казахстану председательского кресла, казавшееся еще недавно Вашингтону невозможным, стало вполне приемлемым на фоне нового предложения, поступившего накануне в СМИД.

Россия и еще шесть стран СНГ представили в Мадриде проект «Базовых принципов организации наблюдения за общенациональными выборами», которые должны были серьезно ограничить возможности – как технические, так и политические – мониторинговых миссий Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ). Эти ограничения были для США и их союзников заведомо неприемлемыми, поскольку превращали БДИПЧ из инструмента контроля над Россией в подконтрольный России институт.

И американцы, видимо, решили, что наше председательство – временно, а выборы и наблюдение за ними будут постоянно. Трудно сказать, что питало их уверенность или хотя бы надежду на это, но они явно выбирали меньшее из двух зол. Сценарий «ты отказала мне два раза» мог иметь лишь одно развитие – выход из ОБСЕ России и ее союзников, что делало дальнейшее существование организации бессмысленным и к тому же затруднительным в финансовом смысле.

Недавним принятием моратория на исполнение Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) Россия дала понять, что собирается действовать жестко, хоть и в рамках международного права. Заодно продемонстрировала, что и без участия наблюдателей от БДИПЧ выборы возможны.

На это место уж нету карты

Тем временем ряд политических партий и НПО Казахстана внесли свой вклад в развитие народной дипломатии, презентовав документ под названием «Дорожная карта «Казахстан – ОБСЕ – 2011 год». Свое название он получил, судя по всему, исключительно как дань моде, поскольку представлял собой не перечень шагов, следующих друг за другом в некой логически обусловленной последовательности, а набор условий. Они включали создание «постоянно действующего консультативного органа при президенте Республики Казахстан», а также подготовку и внесение поправок в законодательство. Предполагалось, что к тому моменту, когда будет проводиться голосование по председателю-2011, Казахстан все условия выполнит и станет «примером для других государств региона в области политического развития».

Предлагаемые поправки касались положений совсем уж одиозных и к тому же функционально необязательных с точки зрения контроля государства над политическим процессом. Но в качестве условий они никуда не годились. Прежде всего потому, что Россия еще в 2006 году в Брюсселе предельно жестко заявила: «Попытки установления каких-либо условий по определению председательства в ОБСЕ для нас неприемлемы. Данное решение не должно рассматриваться как создающее прецедент на будущее и не должно подрывать основополагающие принципы суверенного равенства государств – участников ОБСЕ». Да и сам «отказ», то есть решение за № 20/06, выглядел скорее как отложенное согласие. В нем, в частности, говорилось, что ключевой причиной для государств – участников ОБСЕ наделять друг друга наивысшими функциональными обязанностями является проявление готовности и способности осуществлять руководство в таком сотрудничестве. При этом отмечалось, что государства-участники равноправны в предложении такого проявления и, следовательно, в равной степени правомочны осуществлять наивысшие обязанности в рамках ОБСЕ. Словом, даже если бы казахстанское руководство было готово согласиться с условиями оппозиции, ей просто не позволили бы это сделать. Но оно не только не проявляло готовности к выполнению каких-то условий, а буквально на глазах утрачивало интерес к председательскому креслу. Фактически России пришлось подталкивать его в это кресло.

Поэтому к ноябрю 2007 года не только жесткие, но и просто четко сформулированные требования к Казахстану были уже невозможны. Астана была готова лишь на формулировки в духе «продолжать работу», «прикладывать все усилия» и т.п. – формулировки, между прочим, весьма популярные в Вене и довольно точно отражающие саму работу организации в последние годы.

Кроме того, вопрос о председательстве Казахстана решался в рамках парадигмы баланса сил. Заодно с просроченными и очередными выборами председателя (Греция – в 2009-м, Казахстан – в 2010 году) состоялись и выборы досрочные – Литва (по ее собственному предложению) была выбрана председателем в 2011 году. Причем министр иностранных дел Литвы Пятрас Вайтекунас сразу же объявил о том, чем займется ОБСЕ под его руководством: «Это возможность использовать ОБСЕ как инструмент для решения актуальных для Европы вопросов, таких как борьба с терроризмом, урегулирование замороженных конфликтов, развитие демократии и регионального сотрудничества в Средней Азии, продолжение деятельности по наблюдению за выборами».

А Казахстан, судя по всему, сосредоточится на реформе самой организации. Ведь не только был единым кандидатом от СНГ, его поддерживала Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Генсек ОДКБ Николай Бордюжа, выступая на мадридском СМИД, отметил, что члены возглавляемой им организации внесли ряд конкретных предложений по повышению эффективности деятельности ОБСЕ. «Это, в частности, проекты решений, касающиеся борьбы с угрозой незаконного оборота наркотиков и прекурсоров, разработки устава ОБСЕ,наблюдения за выборами по линии БДИПЧ». Так что впереди выбор между реформой ОБСЕ и ее ликвидацией.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики