Зерновые миражи

Казахстанские власти поставили перед республиканским агропромом задачу войти в пятерку ведущих мировых экспортеров зерна. Однако зерновой рынок Казахстана находится в стадии формирования и вряд ли сможет потеснить кого-либо из зерновых лидеров планеты

Зерновые миражи

Наблюдаемое сегодня стремление властей ставить перед страной различные цифровые задачи (войти в топ-50 конкурентоспособных стран, в топ-10 нефтедобывающих стран) получило очередное продолжение. В числе амбициозных целей названа задача: к началу следующего десятилетия войти в пятерку мировых экспортеров зерна (сегодня это Аргентина, Австралия, Евросоюз, Канада и США). В республиканском Министерстве сельского хозяйства (МСХ) считают, что в среднесрочной перспективе экспортный потенциал Казахстана в зерне может быть увеличен на 50–60%. Более того, выступая в конце ноября на открытии II Казахстанского зернового форума, премьер Карим Масимов заявил, что сельское хозяйство, в частности зерновое производство, становится новым локомотивом развития в Казахстане (ранее локомотивом объявлялись нефтяная отрасль, жилищное строительство и даже железная дорога).

В основе такого желания, по-видимому, лежит рекордный урожай собранного в этом году зерна – 20,1 млн тонн в чистом весе при средней урожайности 14,8 центнера с гектара. Чиновники даже с радостью отрапортовали, что по производству пшеницы на душу населения – 1078 кг – республика вышла на первое место в мире, опередив Австралию. Однако этот убаюкивающий многих чиновников показатель вводит в заблуждение и не позволяет судить об уровне технологий в сельском хозяйстве. Например, по данным отчетов МСХ США за февраль 2007 года, в России и ЕС производство зерна на душу населения одинаково – 532 кг. Но если при почти равных площадях сева Евросоюз получил этот результат для своего полумиллиардного населения за счет эффективных технологий земледелия (урожайность 4,9 тонн/га), то Россия – за счет меньшей в 2,5 раза урожайности и в 3 раза меньшей численности населения.

Разберемся, каковы реальные шансы Казахстана войти в зерновую элиту мира.

Разгромим в пух и прах проклятых конкурентов?

Древняя китайская мудрость гласит: «Одной рукой в ладоши не хлопнешь», и для того чтобы вся зерновая цепочка заработала действительно эффективно, необходимо не только инвестирование значительных средств, но и создание эффективного механизма вывода всего аграрного сектора из тупика. Всплеск активности представителей властей вокруг этого еще недавно мало кому интересного вопроса, с одной стороны, дает надежду на решение ряда застарелых проблем сельского хозяйства. С другой – их гипертрофированное стремление выполнить огромный объем работы в кратчайшие сроки делает эту надежду весьма призрачной.

Как уже не раз отмечалось аналитиками, главным недостатком подобных прожектов является сохранение советского метода планирования – «от достигнутого». В этом случае исходят из принципа: сложившаяся ситуация и имеющиеся предпосылки обусловливают цели развития. Практика же показывает, что ожидать достижения сформулированных на такой основе целей в обозримой перс-пективе не приходится. Показатели работы аграрного сектора наглядно демонстрируют, что определяющее влияние на урожай оказывает погодный фактор, и урожайные годы, как правило, чередуются с неурожайными. Даже запаздывание весны может привести к снижению урожая, поскольку сдвигает сроки посевной. К примеру, в 2000 году урожай зерна в России составил 65,5 млн тонн, в 2001-м вырос до 85 млн тонн, а в 2004-м упал до 76,2 млн тонн.

Учитывая, как правило, низкую урожайность, о больших объемах экспорта мечтать не приходится

У нас после роста в 2001 и 2002 годах, превысившего пороговый с точки зрения обеспечения продовольственной независимости страны уровень в тонну зерна на душу населения (1072 и 1076 кг, соответственно), последовало снижение, и в 2004-м было собрано лишь 824 кг на душу населения. Колебания урожайности (отношение максимальной урожайности к минимальной) зерновых культур в Казахстане в последние 12 лет имеют большой размах – 2,05, в то время как аналогичный показатель в России – 1,51, в Германии – 1,09, Канаде – 1,18, Австралии – 1,24.

Высокие показатели достигнуты Казахстаном на фоне неурожая в основных зернопроизводящих районах мира, но завтра ситуация может радикально измениться. В частности, в 1994–1995 годах из-за засухи в той же Австралии сбор пшеницы сократился до 9 млн тонн, а через два года, в 1996–1997 годах, достиг 23,7 млн тонн. В урожайные годы Австралия экспортирует более 17 млн тонн пшеницы.

 В этом году вследствие характерной для 7-летнего цикла этого континента засухи Австралия потеряла половину урожая. Тем не менее она рассчитывает экспортировать почти столько же пшеницы, как и Казахстан, и это при примерно равных – около 13 млн га – посевных площадях (Австралия может использовать только прибрежную зону). Несмотря на то что в 2006 году с показателем 6,2 млн тонн Казахстан вышел на седьмое место в мире по объему экспорта зерна, технологическое и материально-техническое обес-печение аграрного сектора в Казахстане значительно ниже, чем в странах – лидерах зернового экспорта.

Деньги в землю или… в песок?

За последние пять лет в аграрный сектор республики направлено 205 млрд тенге бюджетных средств, привлечено 800 млрд тенге частных инвестиций, принимаются различные программы развития сельского хозяйства. Так, в 2005 году была завершена трехлетняя Государственная агропродовольственная программа. Однако анализ показывает, что ее реализация особых успехов не дала, и вложения бюджетных средств в сельское хозяйство оказались неадекватны полученным результатам. Прорыва в развитии сельского хозяйства страны не произошло, большинство сельхозпроизводителей из-за непрозрачности схемы выделения средств не получили предусмотренных программой субсидий, парк сельскохозяйственной техники остался в критическом состоянии. Не было создано самого главного для повышения конкурентоспособности продукции – высокотехнологичного сельскохозяйственного производства.

Анализ показывает, что уровень государственной помощи в расчете на гектар пашни составляет в Канаде 83 доллара, в США – 107, Финляндии – 500, ЕС – 855. В Казахстане размер государственной поддержки развития растениеводства (включая зерновое производство) в расчете на гектар посевной площади лишь в текущем году достиг 16 долларов. Таким образом, чтобы увеличить экспорт зерна, необходимо не только принять адекватную программу дальнейшего развития агропромышленного комплекса, но и увеличить размер и виды субсидирования производства сельскохозяйственной продукции, пересмотреть механизм страхования в растениеводстве, увеличить и, главное, повысить прозрачность и усилить контроль за использованием средств, вкладываемых государством в сельское хозяйство.

Кроме того, в многочисленных программах поддержки аграрной отрасли игнорируется главная проблема – хроническое ухудшение качества сельхозугодий. Это происходит при том, что почвы Казахстана в своем естественном состоянии и так обладают низкими продуктивными свойствами (республика относится к числу засушливых регионов) и постоянно нуждаются в улучшении: свыше 70% почв Казахстана проявляют низкое и очень низкое содержание гумуса. В этой связи возникает проблема повышения отдачи гектара, поддержания плодородия почв.

Потребности республики в минеральных удобрениях составляют около 1,5 млн тонн. Но Казахстан меньше других стран использует их – всего лишь 60–70 тыс. тонн в год. 

Государственные мужи и в этом увидели плюс: экологически чистая отечественная пшеница удовлетворит спрос привередливых иностранцев. Поэтому ниша, которую Казахстан в силах заполнить, – экологически чистые продукты. Но в этом случае о больших объемах экспорта мечтать не приходится. К тому же помимо минеральных удобрений у нашего села есть проблемы и с горючим, цены на которое тоже растут. Между тем удельный вес горючего в себестоимости зерна составляет до 30%. А ведь в Казахстане расход топлива на гектар вдвое больше, чем в Канаде.

Десять или пять?

В последние годы производство зерна в Казахстане составляет 14–16 млн тонн, но, по мнению главы аграрного комитета мажилиса Ромина Мадинова, у страны есть потенциал для увеличения этого показателя до 30 млн тонн, для этого нужно расширить посевные площади. В стране около 17 млн гектаров пашни, из которых зерновой клин – 13 млн, и его расширение возможно лишь за счет и без того небольших площадей, отводимых под кормовые культуры. А ведь специализация в сельском хозяйстве предполагает комплексность в развитии растениеводства и животноводства, т.е. определенное сочетание отраслей с установлением рациональных соотношений между ними. Без равномерного развития обеих частей невозможно полноценное развитие аграрного сектора. Животноводство, полагают специалисты, должно играть стабилизирующую роль, сглаживая провалы неурожайных лет в растениеводстве.

Однако учитывая, что в Казахстане ситуация с вывозом пшеницы напоминает нефтяную отрасль (где экспортировать сырье выгоднее, чем продавать на внутреннем рынке), то есть опасения, что при сохранении высоких цен реализовывать зерно за рубеж станут даже при плохом урожае. Это вполне согласуется с заявлением Минсельхоза – цена на хлеб в Казахстане будет расти «в зависимости от мировых цен».

Конечно, в этом году, неурожайном для ряда ведущих зерноэкспортеров, можно попробовать захватить «чужие» сегменты мирового рынка. Но надеяться, что те же канадцы и австралийцы будут ежегодно страдать от засухи, а европейцы от наводнений – по меньшей мере наивно. На Западе фермеры пользуются значительной государственной поддержкой как в форме субсидий и гарантированных государственных закупок, так и в форме протекционистских мер, направленных на недопуск на внутренний рынок иностранных производителей.

Некоторые отечественные специалисты считают, что лишнего зерна сегодня в стране нет. Так, в ходе конференции «Казахстанский зерновой форум-2006» директор РГП «Северо-Западный НПЦ сельского хозяйства», член-корреспондент Академии сельского хозяйства РК Валентин Двуреченский заявил, что для того чтобы казахстанцы питались по полной продовольственной норме, а республика имела стратегические запасы и экспортировала 5–6 млн тонн высококачественной пшеницы, стране необходимо производить 26,5 млн тонн зерна.

Специалисты считают, что рынок зерна прогнозировать очень сложно, поскольку на него влияют имеющие запасы зерна Европа и США. Стоит этим игрокам увеличить государственные субсидии своим производителям зерна на 10–15 долларов, и рынок зерна обрушится. Тогда казахстанские трейдеры окажутся в ситуации, когда они смогут продать свой товар, лишь также снизив цены, которые могут оказаться сравнимыми с закупочными. Каким образом власти Казахстана надеются вытеснить кого-либо из пятерки мировых лидеров при нестабильности внешних рынков сельхозпродукции, ограниченности экспортной инфраструктуры, больших транспортных издержках, нежелании большинства импортеров заключать форвардные контракты с казахстанскими компаниями и низком уровне агротехнологий, непонятно. Тем более что высокий спрос на казахстанское зерно, обусловленный общемировым сокращением его производства, не будет сохраняться долго.

В подготовке материала принимала участие Ольга Флинк

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности