Время вдумчивых решений

Непродуманное внедрение ERP может привести к серьезным убыткам. Но, преодолевая недостатки и расшивая узкие места, ERP-системы становятся все более гибкими и функциональными и завоевывают все новые сферы бизнеса

Время вдумчивых решений

История американской мебельной компании Storehouse вряд ли попадет в учебники. Во всяком случае, разработчики и поставщики решений по автоматизации бизнеса приложат к этому все силы: очень уж они любят примеры успешных внедрений и столь же сильно не любят вспоминать о провалах. Между тем попытка внедрения ERP за год почти довела эту быстрорастущую компанию, достигшую в 2005 году оборота 152 млн долларов, до разорения.

Главной проблемой стали системные сбои. Время выполнения заказов выросло с 4 недель до 4 месяцев, многие клиенты или отозвали свои заказы, или требовали огромных скидок. Прославленные консультанты из SAP и IBM не спасли фирму. Один из участников тех событий говорит: «Я считаю основной причиной сложность этой системы. Когда от вас требуется принять пятнадцать тысяч бизнес-решений, чтобы настроить и полностью внедрить систему, вопрос не в том, будете ли вы ошибаться при принятии этих решений. Вопрос – сколько именно вы сделаете ошибок и будут ли они критичными для вашего бизнеса».

Проблемы с ERP характерны для многих поставщиков сложных IT-решений. Опрос, проведенный Technology Evaluation Centre показал, что 70% IT-директоров не слишком довольны своими ERP-системами и постоянно испытывают сложности в работе с ними.

Глядя на такую картину, некоторые компании уже отказываются от установки у себя сложных IT-систем. И утверждают, что неплохо себя чувствуют. По результатам одного из исследований, проведенных в этом году, среди компаний, обходящихся без ERP-систем, 15% имеют годовой доход выше одного миллиарда долларов, еще 34% относятся к среднему бизнесу.

Возникает вопрос: какая судьба ждет системы класса ERP – станут ли они общими для всех сервисными «электрическими розетками» или останутся роскошью, доступной лишь немногим ярким инноваторам?

Откровение «антиапостола»

В мае 2003 года в авторитетнейшем журнале Harvard Business Review вышла статья известного американского журналиста в сфере IT Николаса Карра «IT Doesn’t Matter» («IT ничего не значат», или «Это не имеет значения»). Она произвела эффект разорвавшейся бомбы: среди руководителей вендорских компаний привычной реакцией на упоминание Карра стала фраза президента Microsoft Стива Балмера – «Невероятная чушь!».

Что же так задело разработчиков технологичных решений? На нескольких страницах своего скандального труда автор подробно рассказал читателям, что инвестиции в IT уже себя не оправдывают. Все удачные решения немедленно копируются, а первопроходцам достаются не столько призы и пряники, сколько шишки, увольнения и горечь неудач. По словам Карра, высокие технологии – и бизнес-софт в том числе – в новом веке являются уже не проприетарными (то есть собственными и уникальными), а инфраструктурными технологиями. Иными словами, они стали так же необходимы компаниям, как доступ к транспортным или электрическим сетям.

Широкое внедрение систем управления предприятием, отмечал Карр, даже разрушает конкурентные преимущества. Компания, использующая унифицированное ПО, вынуждена подстраивать свои бизнес-процессы под представления разработчиков. И никакие удачные бизнес-стратегии и находки, построенные на новых технических решениях, не приносят долгосрочной выгоды, потому что быстро становятся общепринятым стандартом.

В ответ представители IT-бизнеса заявили, что полная унификация систем ERP – это миф, потому что в автоматизации бизнеса все большее значение приобретает отраслевая специфика. По их словам, IT-решения все еще очень сильно разнятся – от поставщика к поставщику. И, наконец, внедрение системы класса ERP требует тесной интеграции с бизнесом и оптимизации бизнес-процессов, что ничуть не напоминает модель независимого «сервиса из розетки» для всех.

Отметим, что Карр сделал одну важную оговорку, оставшуюся почти незамеченной. Критика журналиста касается лишь развитых экономик. В развивающихся странах новые технологии, напротив, играют роль катализаторов развития.

Незаменимых компонентов нет

Карр оказался не первым могильщиком ERP. Похоронить информационные системы прошлого успели до него. Осенью 2000 года авторитетная аналитическая компания Gartner выпустила отчет «ERP умерла. Да здравствует ERP II!». Аналитики заявляли, что время, когда от системы управления требовалась лишь автоматизация внутренних бизнес-процессов компаний, уходит. От ERP нового класса будет требоваться поддержка прозрачного взаимодействия компании и с заказчиками, и с поставщиками, и с кредитными организациями и прочими внешними контрагентами. ERP II должны стать пригодными не только для промышленных и крупных торговых компаний, как первые системы, но для всех отраслей и секторов рынка.

С точки зрения Gartner, краеугольным камнем для ERP II будет открытая архитектура компонентов. «ERP II будет состоять из большего числа компонентов, – отмечали в своем отчете аналитики компании. – Вместо того чтобы каждые два года проводить глобальное обновление, со временем компании будут обновлять компоненты по мере необходимости».

Ответом вендоров на этот призыв экспертов стала реинкарнация идеологии SOA (service-oriented architecture – сервис-ориентированная архитектура). В начале 2006 года McKinsey опубликовала 10 важнейших макротенденций десятилетия, три из которых прямо наводят на мысли об архитектуре ИС по принципу SOA: появление гигантских глобальных корпораций, формирование новых глобальных отраслевых структур и, наконец, возникновение взаимосвязанных экосистем, объединяющих поставщиков, производителей и потребителей, размывающих границы компаний. В этом свете именно идеология SOA – лучший ответ на вызовы современного бизнеса, позволяющая построить такую архитектуру IT, в которой все функции приложений определены как независимые сервисы со стандартными интерфейсами вызова, так, чтобы любой бизнес-процесс мог быть реализован как комбинация нескольких сервисов. SOA устраняет избыточность в поддержке системы за счет использования одних и тех же компонентов при реализации разных бизнес-процессов. Кроме того, у IT-руководителей появилась возможность измерять качество каждого сервиса и затраты на его поддержку. Наконец, программисты получили возможность оперативно модифицировать список сервисов внутри системы с тем, чтобы эффективно управлять своими затратами.

Поначалу SOA представлялась как гигантская инфраструктура, где сервисы будут публиковаться в интернете, для обращения к ним будут созданы глобальные справочники типа Yellow Pages, по которым будут автоматически подбираться нужные сервисы – и таким образом будут строиться тысячи открытых приложений B2B. Опьянение грандиозными идеями скоро прошло, оставив похмелье первых разочарований. Журнал Network Computing провел исследование и выяснил, что в деловых кругах больше всего боятся именно открытых сервисных архитектур. Среди тех, кто настроен по отношению к ним негативно, 22% уверены, что SOA – это лишь еще один повод для головной боли, а 20% считают их слишком сложной и дорогой игрушкой.

На практике решения вендоров пока далеки от того, чтобы соответствовать в полной мере той SOA, о которой они так бравурно говорят. Один из бывших сотрудников Oracle в разговоре с «Экспертом» откровенно признался, что код большинства решений компании остается еще на уровне начала 90-х, и едва ли сможет в полной мере использоваться для построения открытой архитектуры. Не умеют работать с этой идеологией и заказчики. Как показало исследование компании WebLayers, большинство сервисов в компаниях разрабатываются и начинают использоваться без какого-либо стратегического планирования. В 85% компаний проектирование и разработка сервисов ведется полностью вручную. Главной преградой на пути к SOA, по признанию респондентов, является необходимость организационных и культурных изменений, а вот к ним компании чаще всего и оказываются не готовы.

И все же, по оценкам Gartner, более 50% новых бизнес-приложений, в том числе класса ERP и BPM, которые были разработаны в течение 2007 года, были основаны на сервисно-ориентированной архитектуре. По разным оценкам, к 2010 году доля таких систем составит более 80%. Аналитики Gartner уверены, что SOA знаменует собой если не закат, то существенное изменение рынка ERP-систем, в первую очередь за счет постепенного отмирания стереотипа, что приобретение единой ERP-системы позволяет избавиться от последствий «лоскутной автоматизации» и оптимизировать тем самым издержки. Развитие SOA на практике позволит как минимум выбирать наиболее оптимальные для конкретных ниш решения, не заботясь о совместимости приобретенных продуктов, что оставляет гораздо больше шансов независимым игрокам в борьбе против гигантов рынка.

Мал, да инновационен

Характерный пример того, как независимый игрок, прежде не воспринимаемый всерьез, может неожиданно прокрасться на поляну, облюбованную крупными вендорами, – это экспансия российской компании 1С на рынках СНГ и даже Западной Европы (как отмечают специалисты, новая – восьмая версия флагманского решения компании – «1С: Предприятие» вполне может считаться ERP). Речь идет о рынке, известном как рынок SMB (small and medium businesses) – среднего и малого бизнеса. Этот рынок давно тревожит умы ведущих ERP-поставщиков, видящих в нем поистине безграничные возможности для роста. В мировых масштабах рынок ERP для среднего бизнеса составляет около 30 млрд долларов и в ближайшей перспективе будет расти примерно на 7% в год, уверены аналитики Forrester Research.

Попытки западных вендоров проникнуть на рынок SMB стран СНГ до последнего времени были не слишком успешными, поскольку они предлагали «почти коробочные решения» без серьезного учета специфики конкретных отраслей и компаний. И хотя ситуация начинает медленно меняться, западным вендорам предстоит еще немало сделать для того, чтобы догнать 1С с огромным набором партнерских решений практически для любой отрасли. Правда, у таких небольших игроков тоже есть проблемы – существенное ограничение в объеме возможных инвестиций в будущие решения.

У всех своя стратегия

Напротив, западные вендоры охотно тратят деньги на инкрементацию новых технологий в свои решения. Это и развитие систем BI, и OLAP (online analytical processing) вместе с Data Mining (поиск неожиданных закономерностей в рядах данных), и мобильный доступ к информационным системам, и интеграция с RFID.

Пол Хаммерман, вице-президент Forrester Research по бизнес-процессам и приложениям, убежден: «Мы вступили в эпоху, когда крупные производители программного обеспечения заинтересованы в инновациях». Все ведущие игроки рынка ERP ведут масштабные разработки для улучшения своих продуктов.

По мнению Forrester, двумя главными инноваторами на рынке ERP становятся SAP и Microsoft. Первый работает в направлении способности к изменению конфигураций. SAP сделала шаг навстречу среднему бизнесу, предложив свой Business ByDesign, действующий по принципу «по требованию». «С того момента как SAP в конце 2006 года анонсировала этот пакет, руководители позиционируют его как решение SaaS, которое реализует инновационную среду конфигурации приложений для быстрой разработки, не требующее настройки», – отмечают в Forrester.

Microsoft работает над удобством использования продукта. По словам Хаммермана, компания уделяет ключевое внимание реализации функциональности на базе ролей пользователей. Развивая продукт со столь говорящим названием – Dynamics, который охватывает программные системы, ориентированные на управление финансами, отношениями с клиентами и цепочками поставок, Microsoft «стремится предложить новаторские решения, чтобы выделиться из числа конкурентов». По данным Forrester, 77% компаний среднего бизнеса предпочитают решения Microsoft или мелких нишевых игроков.

Oracle олицетворяют собой скорее стабильность, чем инновации, и сфокусирован на приобретении и удержании клиентов. При этом компания пытается предложить рынку инновационные решения: например семейство продуктов Fusion. Анонс его был сделан еще в 2005 году, но не так давно в Oracle пообещали, что первая версия будет выпущена лишь в 2008-м. Пока же, как отмечает Хаммерман, Oracle не проявляет стремления предложить ERP-решение в модели SaaS (sofrware as a servise, то есть в логике SOA), что «является серьезным упущением, поскольку это может помешать компании конкурировать со своими соперниками в сегменте решений младшего класса, предназначенных для предприятий среднего бизнеса».

Что касается наших заказчиков, то они пока далеки от того, чтобы мечтать о высоких материях рынка ERP. Как показало исследование, проведенное перед российским CIO-саммитом в 2006 году компанией «Директория», среди выявленных целей внедрения ERP в 79% ответов основная цель – для понимания текущего состояния бизнеса, иными словами, заказчики вообще плохо себе представляют, как устроены их бизнес-процессы. На втором месте (42% ответов) – централизация информации, на третьем (38%) – повышение производительности офисных сотрудников. 33% опрошенных указали снижение затрат, 25% – общее развитие предприятия и 17% – соответствие внешним требованиям. Если судить по этим цифрам, заказчикам из СНГ предстоит потратить еще немало времени, прежде чем они озаботятся вопросами эффективности бизнеса.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом