Поставщик кадров

Трудовая миграция из Узбекистана позволяет сгладить социальные проблемы страны, обеспечить постоянный приток ликвидности. Однако в долгосрочной перспективе миграционные процессы будут способствовать деградации национальной экономики

В Центральной Азии считается, что узбеки – один из самых оседлых народов региона, и жители Узбекистана покидают свой дом только в крайнем случае. Но в последние годы отток населения из страны усиливается. Возвратная миграция постепенно сменяется безвозвратной – те, кто уехал за границу в конце 1990-х, редко возвращаются на родину. Большинство нынешних мигрантов надеются вернуться. А государство, негласно способствующее нелегальной миграции, надеется на их денежные переводы.

Несть им числа

Официально уехать за рубеж на заработки гражданин Узбекистана может через биржу труда и Министерство труда и социальной защиты. Но только в Южную Корею – с этой страной подписано соответствующее соглашение. По официальной статистике, за рубежом работают около 20 тыс. граждан страны, практически все – на корейских работодателей.

Чтобы легально уехать работать в Корею, потенциальному гастарбайтеру необходимо ждать в среднем два года, пока документы будут оформлены, а все необходимые бюрократические процедуры пройдены. Можно быстрее – с помощью посредника, который займется оформлением документов за вознаграждение. Его услуги будут стоить не менее 130 тыс. сумов (около 100 долларов – средняя месячная зарплата). Всего же, чтобы уехать, например, в Москву, понадобится как минимум 500 тыс. сумов (около 400 долларов по текущему курсу) – один билет на самолет до российской столицы обойдется в 300 тыс. сумов. Обычно эти деньги берутся в долг, и затем уехавший возвращает их из своего заработка.

Количество нелегальных мигрантов на несколько порядков превосходит число легальных. По подсчетам независимых экспертов, за границей работают от 500 до 800 тыс. граждан Узбекистана – эти данные были озвучены специалистами на конференции «Регулирование трудовой миграции и рынок труда в условиях либерализации экономики Узбекистана», состоявшейся в Ташкенте летом этого года. Точных данных нет ни у кого – предполагают, что число уехавших может достигать миллиона человек, возможно, и больше – по некоторым оценкам, каждый девятый гражданин Узбекистана покинул страну ради заработков (общая численность населения – 26,5 млн человек), причем только в Казахстане обосновалось около миллиона мигрантов.

Первое место по популярности занимает российский рынок труда. Как правило, выезжающие на заработки в Россию задерживаются там на срок от года до двух-трех лет. Это в основном люди от 30 до 40, рабочих (строительных) специальностей, семейные, с несколькими детьми. Некоторые из них имеют дипломы вузов.

Второе место прочно держит Казахстан. Ранее СМИ сообщали со ссылкой на узбекские источники, что более 220 тыс. узбеков работают как гастарбайтеры в России, более 140 тыс. – в Казахстане (неофициальные оценки почти на порядок выше). Для бурно развивающегося Казахстана приток рабочей силы из сопредельных стран имеет большое значение. Согласно официальному прогнозу Минтруда Республики Казахстан, потребность республики в рабочей силе будет увеличиваться на 60 тыс. человек ежегодно. Вместе с тем отношения Казахстана с Узбекистаном в вопросах миграции не упорядочены.

Все в семью

На работу в Казахстан чаще выезжают неквалифицированные кадры. Превалирует молодежь до 30 лет, не имеющая определенной специальности. Такие мигранты едут на заработки в летнее время, работают за рубежом до полугода, после чего возвращаются домой. Их запросы невелики – заработать некоторую сумму на собственные нужды (для покупки сотового телефона, одежды и т.д.).

Впрочем, уровень квалификации мигрантов из разных областей страны заметно разнится. Из Ферганской долины уезжают в основном строители и кулинары – регион славится своими поварами, пекарями, кондитерами, гончарами, ремесленниками. И зарабатывают они больше, чем чернорабочие, покидающие южные регионы (Кашкадарья, Сурхандарья, Самарканд, Бухара, Джизак, Навои). Как правило, это молодые люди, которые не смогли поступить в вузы или устроиться каким-либо другим образом.

Покидать родные места людей заставляет безработица и низкий уровень жизни. Официальный уровень безработицы – около 0,6%. Всемирный банк считает, что без работы в Узбекистане сидит каждый пятый.

Потребность в рабочих местах растет. Страна испытывает сильное демографическое давление – в трудоспособный возраст вступает поколение молодых людей, рожденных в середине 80-х годов, в эпоху максимально высокой рождаемости.

В последние годы Узбекистан начали покидать и квалифицированные специалисты – врачи, юристы, инженеры, технологи, программисты, которых не устраивает узость рынка труда. Пока что их доля в общем потоке отъезжающих невелика – до 5%. Однако она постепенно растет, причем страна теряет наиболее перспективные трудовые ресурсы – молодежь, выпускников вузов. В отличие от мигрантов строительных специальностей, они часто остаются за рубежом навсегда. Недавно житель Ташкента поехал на сложную операцию в Москву. Его удивлению не было границ, когда он узнал, что врач, оперировавший его, родом из Ферганы. Более того, его помощник и одна из медсестер тоже оказались из Узбекистана.

Каждый год узбекские вузы выпускают более 60 тыс. дипломированных специалистов. Но их не устраивает оплата труда. Как рассказал автору один из известных в Узбекистане веб-дизайнеров, обычно через полгода практики молодой программист находит высокооплачиваемую работу в другой стране и уходит. Средняя зарплата веб-дизайнера в Узбекистане не превышает 200 долларов, в то время как у российских коллег она доходит до 1,5 тыс. долларов.

Впрочем, полторы тысячи долларов для программиста из Ташкента – цель труднодостижимая. Заработки узбекских мигрантов значительно ниже, чем у представителей коренного населения. С другой стороны, готовность работать за небольшие деньги – одно из конкурентных преимуществ узбеков на рынках труда сопредельных стран. Но дело не только в дешевизне труда. Трудовые мигранты из Узбекистана очень дисциплинированные. Они, как правило, не пьют спиртное, не прогуливают, вовремя выходят на работу, готовы работать сверхурочно и делать любую работу, поскольку главное для них – заработать как можно больше денег, которые они высылают домой. Даже зарабатывая на российской стройке 300 долларов, узбекский рабочий может прокормить семью, оставшуюся на родине. Трудовой энтузиазм гастарбайтеров поддерживается национальными традициями. Для узбеков очень большое значение имеет мнение окружающих, родственников, знакомых, репутация в махали – общине. Если мигрант возвращается с заработка без денег, это считается позором. Поэтому уехавшие стараются сделать все возможное, чтобы удовлетворить запросы работодателя.

Меняем деньги на IQ

Узбекские гастарбайтеры неплохо справляются со своей миссией. Как отмечают специалисты Центра экономических исследований, денежные переводы являются относительно новым явлением для Узбекистана, возникшим вместе с повышением открытости экономики и появлением трудовых мигрантов. Их объем позволяет рассматривать переводы в качестве нового фактора экономического роста страны. Только в 2006 году гастарбайтеры перевели на родину около 1,3 млрд долларов, что составляет чуть более 8% ВВП страны. В 2005 году этот показатель составлял 7,2%. Статистика показывает, что среднегодовой прирост начиная с 2002 года составляет 52%. В первом квартале 2007 года приехавшие на заработки в Россию мигранты через различные системы переводов отправили в Узбекистан 178 млн долларов, а исходящие денежные переводы за тот же период в Россию из нашей страны составили 37 млн долларов.

Реальные показатели еще больше – значительные суммы ввозятся в страну самими мигрантами. Стоит учесть, что денежные вливания такого рода не создают обязательств в будущем, как, например, обслуживание внешнего долга. Поэтому, несмотря на частный характер, по мнению многих узбекских экономистов, они являются более надежным финансовым источником, чем кредитные линии зарубежных банков или даже прямые иностранные инвестиции. Кроме того, подпитка деньгами от родственников, работающих за рубежом, позволяет снизить социальное напряжение посредством обеспечения дополнительного источника доходов, а также повысить уровень жизни населения.

Ранее считалось, что отток трудовых ресурсов – отрицательное явление для экономики любой страны. Однако на примере Узбекистана видно, что миграция способна сыграть и положительную роль как для стран-реципиентов, так и для стран-доноров. Денежные переводы мигрантов стабилизируют платежный баланс, финансируя внешнеторговый дефицит, повышают кредитоспособность национальной экономики. Правда, падает качество рабочей силы, остающейся в стране. В первую очередь страну покидают наиболее амбициозные и высококвалифицированные, перспективные специалисты. При этом «белые воротнички», в отличие от сельскохозяйственных рабочих, ориентированы на постоянные заработки. В перспективе это неизбежно вызовет нехватку высококлассных специалистов в Узбекистане – на смену уходящим на пенсию инженерам и врачам придут те, кто в силу низкого уровня подготовки не смог найти работу за рубежом. Конкурентоспособность страны упадет, и со временем ей самой придется озаботиться привлечением квалифицированных кадров из-за рубежа – чтобы не допустить деградации экономики и социальной сферы.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности