На гребне нефтяной волны

Высокие цены на нефть могут снизить негативные последствия кредитного кризиса и смягчить замедление казахстанской экономики

На гребне нефтяной волны

В своем недавнем докладе глава Федеральной резервной системы США (ФРС) Бен Бернанке заявил, что замедление темпов роста американской экономики в 2008 году будет более сильным, чем ожидалось, и захватит и 2009 год. Помимо обрушения фондовых рынков это вызвало падение цен на ведущих нефтяных биржах мира – ведь игроки теперь ожидают сокращения потребления этого вида сырья Соединенными Штатами. В Лондоне марка Brent упала до 87,36 доллара/баррель, в Нью-Йорке Light – до 88,55 доллара/баррель. Таким образом, с начала 2008 года, когда цены достигли своего исторического максимума, перешагнув рекордный уровень в 100 долларов за баррель, нефть подешевела почти на 13%.

Тем не менее цены на углеводороды все еще держатся непривычно высоко. Ожидания скорого падения цен на энергоресурсы пока не оправдываются. В ООН считают, что высокие цены на нефть в 2008 году сохранятся. Как полагают аналитики JPMorgan, средние цены на нефть будут держаться на отметке 80 долларов/баррель (в 2007 году, по данным ОПЕК – 69 долларов/баррель). Они также повысили прогноз на 2009-й – до 75 долларов/баррель, а также долгосрочный прогноз – до 65 долларов. Всемирный банк (ВБ) ожидает охлаждения рынка, однако прогнозируемые экспертами этого финансового института цены превышают даже ожидания JPMorgan: 84,10 доллара/баррель в 2008 году и 78,40 – в 2009-м.

В ожидании перспектив

Для Казахстана, чья экономика находится в большой зависимости от экспортных цен на сырье, особенно нефти и газа, благоприятная мировая конъюнктура может стать как позитивным, так и негативным фактором.

Хотя до запланированных на 2015 год пиковых объемов добычи – 150 млн тонн в год – пока еще далеко, в 2007 году, по оперативным данным, республика добыла более 67 млн тонн нефти и газа, что на 3,7% выше показателей предыдущего года. На Национальную компанию «КазМунайГаз» (КМГ) из этого объема приходится 10,6 млн тонн, на 11,6% больше, чем в 2006 году. Больше нефти – больше денег. Но не все так просто. Даже в условиях роста цен увеличение экспортной выручки в основном обеспечивалось за счет наращивания физических объемов (см. таблицу). Согласно опубликованному Национальным банком отчету по платежному балансу за первых три квартала 2007 года контрактные цены на экспорт нефти были ниже, чем за тот же период в 2006-м и в среднем составили 435 долларов за тонну. Не стоит забывать, что добывающиеся в Казахстане марки нефти оцениваются ниже, чем Brent или Light. Однако с ростом мировых цен вырастут и контрактные цены на казахстанскую нефть, а это означает увеличение доходной части бюджета. В условиях снижения кредитной активности банков, связанной с сокращением зарубежного капитала из-за глобального кризиса ликвидности, увеличение доходов страны может сыграть положительную роль.

Судя по цифрам, представленным Нацбанком РК в отчете «Платежный баланс и внешний долг», в 2008 году банкам предстоит погасить только еврооблигаций на сумму 1,1 млрд долларов. По оценке JPMorgan, общие выплаты по внешним долгам составят порядка 10–12 млрд долларов, и только 30% из этой суммы будет рефинансировано. Еще большего снижения кредитной активности нам не избежать. А это означает дальнейшее сокращение долевого строительства, потому что в большей мере оно осуществлялось за счет ипотечного кредитования. Снизятся потребительские расходы населения, поскольку платежеспособный спрос также обеспечивается банковскими кредитами. Уже сегодня закрываются многие малые предприятия, не получающие финансовой подпитки от банков. У средних компаний все-таки есть возможность выйти на фондовый рынок для привлечения долгового капитала, хотя в условиях высокой инфляции он может обойтись дороже, чем банковский. Под угрозой и инвестиционные проекты, впрочем, финансирование наиболее привлекательных из них могут взять на себя институты развития.

На этом фоне известия с сырьевых рынков, оптимистичные прогнозы по поводу дальнейшего роста цен на нефть не могут не радовать Казахстан. Как считают аналитики JPMorgan, высокие цены на основные экспортные товары обеспечат «мягкую посадку» экономике республики – правительство уже продемонстрировало готовность поддержать банки и стройиндустрию за счет госбюджета.

Однако увеличение госрасходов (о чем свидетельствует запланированный дефицит бюджета на уровне 1,4% к ожидаемому объему ВВП), особенно на социальную сферу, скорее всего, вызовет рост инфляции. Напомним, что в минувшем декабре был зафиксирован семилетний максимум – 18,8%. В 2008 году инфляция ожидается на уровне 10%, вопреки долгосрочным прогнозам правительства – 5–7% в 2007-м и 6–8% – в 2008–2009-м. Не случайно согласно методике расчета инфляции рассматриваются три сценария развития – при умеренных и высоких ценах на нефть. И высоким ценам обычно сопутствует высокая инфляция за счет высокого притока капитала и роста совокупного спроса. Кроме того, мировые цены напрямую влияют на удорожание энергоносителей и внутри страны. Растут цены на бензин и в целом на ГСМ, тарифы на электроэнергию. За счет мультипликативного эффекта дорожают потребительские товары.

Нефтяная эйфория

«Сегодня наступил благоприятный момент для ухода от сырьевой зависимости и диверсификации экономики». Эту фразу можно считать девизом всех правительств Казахстана в эпоху роста цен на нефть.

Эксперты Всемирного банка считают, что республике нужно воспользоваться благоприятной конъюнктурой, чтобы уйти от зависимости от нефтяных цен. «Хотя нефтяные запасы Казахстана могут поддержать сравнительно продолжительный подъем (стабильный уровень добычи на протяжении 25 лет), нефть необходимо рассматривать как временный, а не постоянный источник благосостояния страны. Так что задача экономической диверсификации абсолютно целесообразна. Кроме того, основные принципы управления активами предполагают, что доходы от нефти должны инвестироваться, а не расходоваться, стимулирование же более широкого спектра инвестиций (например продвижение диверсифицированной экономики) однозначно является подходящим альтернативным “активом” по отношению к нефти», – говорится в Аналитическом отчете ВБ по росту недобывающих отраслей экономики Казахстана.

По мнению Меруерт Махмутовой, директора Центра анализа общественных проблем, возможность перераспределения средств из добывающих отраслей в обрабатывающие существует, однако нужно использовать иные, чем применяются сегодня, пути для этого. «Те способы диверсификации, которые использовались до сих пор – направление денег через “Казыну” на прорывные проекты – не дают, к сожалению, никакой диверсификации, – говорит она. – На мой взгляд, правительство уже упустило очень благоприятные условия для прорыва, когда можно было значительно улучшить положение в социальной сфере, поднять перерабатывающий сектор. Такого объема денег в экономике, как в предшествующие годы, уже не будет, это нужно четко понимать. Боюсь, как бы не “проесть” бездарно те накопления Нацфонда, которые удалось аккумулировать».

У специалистов существуют опасения, что при росте цен на нефть тенденция, когда более 70% инвестиций направляется в нефтегазовый сектор, будет сохраняться. «Когда растут цены, то все компании, которые работают в нефтедобыче, стараются как можно больше выкачать нефти: почему бы не нарастить объемы добычи при существующих ценах, если вся нефть идет на экспорт? Из 67 млн тонн добытой в этом году нефти наша доля составляет всего 10,5 млн тонн. Остальная нефть принадлежит иностранным участникам. Они начинают массированный налет на пласты, увеличивают добычу и реализовывают нефть на рынке», – говорит доктор экономических наук, профессор, ведущий научный сотрудник института экономики Минобразования и науки Олег Егоров.

По словам ученого, с каждого доллара, полученного в нефтяном секторе, 30 центов идет в госбюджет. Это очень выгодно государству, но, продавая продукцию высоких переделов, например нефтепродукты, страна могла бы значительно увеличить поступления в бюджет. «Повышение цен на нефть влечет за собой удорожание и продуктов переработки. Можно значительно выиграть за счет добавленной стоимости, – считает г-н Егоров. – Мангышлакская нефть богата маслами, а мы из нее не получили еще ни одной тонны продукта, а могли бы выпускать любые масла – автомобильные, трансформаторные, парфюмерные, медицинские...». Однако реальные проекты по нефтепереработке сдвинулись с мертвой точки только сегодня. Существовавшие еще в советское время нефтеперерабатывающие заводы пришли в упадок и нуждаются в модернизации. К тому же в нашей нефтедобывающей стране не хватает сырья для загрузки перерабатывающих мощностей, потому что большая часть нефтяных ресурсов находится в руках иностранных компаний, а тем выгоднее закачивать в трубу сырую нефть и перерабатывать ее на собственных заводах. Только строительство нового комплекса в поселке Карабатан, запуск которого запланирован на 2012 год, считает Олег Егоров, станет реальным вкладом в развитие нефтехимии.

Как жить с «проклятьем»?

Деньги от нефтяного сектора можно вкладывать не только в перерабатывающую отрасль. Снижение зависимости от сырья, конечно, имеет большое значение для устойчивости экономики, однако не менее важным экономическим фактором являются образование и здравоохранение. Грамотные здоровые люди – это огромный экономический ресурс. Не зря показатели развития этих сфер берутся в расчет при оценке конкурентоспособности экономики.

Почему так прижилось выражение «проклятье ресурсов»? Практика показывает, что богатые природными ресурсами страны часто отстают в своем развитии от стран, которые ими не обладают. Хотя не стоит забывать об опыте США, Канады, Норвегии и многих других государств, которые справились с этим «проклятьем». И все же существует опасность, что там, где получают большие деньги, выкачивая и продавая сырье, меньше вкладывают в человеческий капитал. Это происходит потому, что сырьевые отрасли, которые приносят большую часть госдоходов, не требуют большого количества высококвалифицированных работников. И не стимулируют ни государственные, ни частные структуры вкладывать деньги в образование. Как отмечают аналитики ВБ, интенсивное использование природных ресурсов подавляет рост в отраслях с высоким уровнем человеческого капитала. Чем выше зависимость отрасли от человеческого капитала, тем больше она проигрывает от разработки природных ресурсов. Это характерно и для Казахстана.

Цифры, предоставленные Меруерт Махмутовой, показывают снижение расходов на образование и здравоохранение, хотя каждый глава правительства представляет очередной бюджет как социальный. В 1991 году средства, выделенные на здравоохранение, составили 3,6% ВВП, в 2006-м – только 2,3%. Расходы на образование также снизились: 3,4% ВВП в 2006-м против 6,5% в 1991-м, расходы на социальную защиту за тот же период сократились с 4,9 до 4,3% ВВП. «Я привожу данные 2006 года, поскольку итогов по 2007-му пока нет, но они не будут значительно отличаться от этих данных. Как видно, в социальной политике прогресса нет, только регресс. Начиная с 2005 года правительство не разрабатывает программу борьбы с бедностью, так как предполагается, что в стране со средним уровнем доходов бедных уже не должно быть», – говорит наш эксперт.

Таким образом, в краткосрочной перспективе высокие цены на нефть позволят Казахстану компенсировать снижение кредитной активности банковского сектора и поддержать темпы развития экономики на приемлемом уровне. Но уже сейчас следует воспользоваться благоприятной ситуацией и заложить основу будущего, чтобы не оглядываться на мировые рынки сырья.

[inc pk='339' service='table']
Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики