Время закручивать гайки

Недостатки системы обеспечения промышленной безопасности и охраны труда – один из главных факторов, снижающих эффективность казахстанской экономики

Время закручивать гайки

«Он вспоминал, что едва успел присесть, когда смертельная волна пронеслась над ним. В кромешной тьме шахтер нашел самоспасатель, преодолел самостоятельно 170–180 метров и выбрался на поверхность. Он абсолютно не пострадал, нет ни одной царапины. Это спасение даже опытные горноспасатели называют чудом», – так глава МЧС РК Владимир Божко рассказывал об Игоре Дубенцове, единственном шахтере «Абайской», который 11 января 2008 года оказался в эпицентре взрыва метана в шахте и спасся. 30 человек не спаслись.

Еще до того, как были объявлены официальные выводы о причинах ЧП, полетели головы. Был уволен начальник управления государственного контроля за чрезвычайными ситуациями и промбезопасностью (ЧС и ПБ) Карагандинской области Каирбек Куйкабаев, а председатель Комитета государственного контроля за ЧС и промбезопасностью МСЧ РК Нурахмет Бижанов сам подал в отставку. Через полторы недели после ЧП на «Абайской» на Совете безопасности президент РК Нурсултан Назарбаев заявил: «Это не первый случай в Карагандинском бассейне. В других местах происходят подобные случаи, когда мы теряем людей. Этого не должно быть». В результате Совбез решил, что необходимо принять «комплекс мер по повышению эффективности госуправления в сфере реагирования на чрезвычайные ситуации».

Комиссия по расследованию ЧП на шахте «Абайская» пришла к выводу, что взрыв метана произошел из-за нарушения технологического режима работы. «Степень вины работников шахты – ноль процентов. Степень вины работодателя – сто процентов», – цитирует Владимира Божко «Интерфакс-Казахстан».

Трагедия на шахте «Абайская» компании «Арселор-Миттал Темиртау», когда в результате взрыва метана погибли три десятка человек, привлекла к проблеме промбезопасности (ПБ) пристальное внимание государственных мужей. Так всегда случается после крупных аварий. Но ситуация с годами не меняется.

Щепетильный вопрос

Тема ПБ и охраны труда (ОТ) оказалась для казахстанских компаний довольно щепетильной. Некоторые из них, позиционирующие себя как предприятия, активно вкладывающие средства в эту сферу и получающие позитивные результаты – «СНПС «Актобемунайгаз», «Тенгизшевройл», не ответили на запрос, ссылаясь на оргпричины. Представитель «Мангистаумунайгаза» г-н Мишелов, ознакомившись с вопросами, заявил, что отвечать на них не будет, так же поступили на принадлежащем «Магистаумунайгазу» Павлодарском нефтехимическом заводе. Между тем им есть о чем рассказать. Только в прошлом году суд Павлодара признал виновными восьмерых сотрудников завода по статье 152 Уголовного кодекса Казахстана «Нарушение правил охраны труда, повлекшее за собой гибель людей» (5 человек погибли от отравления окисью азота, май 2006 г.).

По данным МЧС РК, в 2007 году на опасных промпроизводствах Казахстана (в том числе объектах, подконтрольных областным инспекциям по ЧС и ПБ) произошло 213 ЧС, в которых 229 человек пострадали, 138 – погибли. В целом же уровень производственного травматизма в республике, по данным Министерства труда и социальной защиты, уже несколько лет стабильно держится в районе следующих показателей – больше 3 тыс. пострадавших, от 300 до 400 погибших ежегодно.

Издержки, которые несут предприятия из-за аварий и инцидентов в масштабах национальной экономики, никто не подсчитывал. Есть лишь данные по отдельным компаниям в связи с отдельными ЧС. Семьям шахтеров, погибшим на «Абайской», в качестве компенсации «Арселор-Миттал Темиртау» выплатит 10 годовых зарплат. 3 млн тенге получает семья погибшего работника корпорации «Казахмыс», в ENRC сумма компенсационных выплат пострадавшим из-за аварий, инцидентов на производстве, оговоренных коллективными договорами предприятий, по корпорации в целом составила в 2007 году 121,6 млн тенге. Кроме того, предприятия, как правило, берут на себя погашение всех потребительских и ипотечных кредитов, оплату обучения детей в дошкольных учреждениях и вузах. Данные об ущербе от потери продукции, затраты на ремонт и закупку нового оборудования не раскрываются, но, как говорят участники рынка, могут исчисляться суммами от сотен миллионов до десятков миллиардов тенге.

Меры по ликвидации последствий аварий напоминают латание дыр. Изношенность основных фондов, достигающая, по данным МЧС, 40–50% (в ряде отраслей, например в энергетике, – до 70%), стала одним из главных факторов, провоцирующих аварии. Чаще всего ЧП случаются на предприятиях угольной и горнодобывающей промышленности – на долю этих отраслей приходится более 91% от всех ЧС на опасных объектах. При этом на угольных шахтах есть проблемы с внедрением новых безопасных технологий, надежных современных систем контроля газопылевого режима, модернизации оборудования и механизмов – об этом говорил Владимир Божко, выступая 17 января на коллегии МЧС.

Представители МЧС заявляют, что главный фактор, приводящий к чрезвычайным ситуациям, – человеческий. Алишер Абенов, директор по управлению человеческим ресурсом, безопасностью и охраной труда корпорации «Казахмыс», согласен с этим утверждением: «Семьдесят процентов несчастных случаев происходит именно из-за нарушений инструкции и процедур по технике безопасности, в прошлом году более половины несчастных случаев с летальным исходом произошли именно по этой причине». Основная причина на сегодня – низкая культура безопасности, низкая культура производства в целом. Другая причина – низкая квалификация рабочих кадров ввиду острого дефицита высококвалифицированных специалистов, особенно рабочих специальностей».

В ENRC указывают, что часто причинами аварий становятся низкий уровень автоматизации технологических процессов, недостаточный уровень профессиональной подготовки персонала среднего звена (мастера смен, электрики, механики и т.д.), высокий уровень текучести кадров.

Тяжело в учении – легко в ЧС

Перечисленные проблемы не относятся к числу неустранимых. Об этом говорит практика, наработанная казахстанскими предприятиями в последние годы. Медный гигант «Казахмыс» несколько лет назад был в Казахстане одним из лидеров по такому печальному показателю, как число погибших на производстве. Предприятия Евразийской промышленной ассоциации (которая позже была преобразована в ENRC) – тоже. Количество несчастных случаев росло вместе с интенсивностью производства горных работ. Сейчас «Казахмыс» тратит более 2 млрд тенге ежегодно (2005 г. – 1,659 млрд тенге, в 2006-м – 2,913 млрд, в 2007-м – более 2 млрд) на промбезопасность и охрану труда. У корпорации теперь есть новый учебно-методический центр, соответствующий всем мировым стандартам, с наземным и подземным тренировочными полигонами – там будет проходить подготовка новых рабочих. Работников, нарушающих требования техники безопасности, отправляют туда переучиваться. Ведется анализ производственного травматизма, определяются основные причины, в соответствии с которыми разрабатываются программы мероприятий по предотвращению повторения подобных случаев в будущем. «В 2006 году у нас на предприятиях произошло 14 несчастных случаев с летальным исходом из-за падения кусков горной массы в призабойном пространстве. Специалистами корпорации был проведен анализ причин данных случаев. Затем по заданию совета директоров были приняты меры, и количество подобных несчастных случаев с летальным исходом уменьшилось до 3 в 2007-м», – рассказывает г-н Абенов.

Расходы компании ENRC на промышленную безопасность, включая страховку, выросли с 48,6 млн долларов в 2004 году до 57, 2 млн в 2006-м. Лаура Едильбаева, директор департамента охраны здоровья, труда и промышленной безопасности ENRC, поясняет: «В структуре затрат компании на мероприятия по ПБ и ОТ растет доля затрат на лечебно-профилактическое питание, проведение обязательных медицинских осмотров, обучение, в том числе по международным программам. Так, с 2004 по 2006 год на такие программы было потрачено более 50 млн долларов, из которых в 2006 году – 8,7 млн на медицинское обслуживание и 954 тыс. – на обучение».

Планомерно увеличивает инвестиции в промбезопасность и ряд других компаний. Заместитель технического директора АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат» (УКТМК) Владимир Малышев рассказал, что ежегодно на выполнение мероприятий по промышленной безопасности (вместе с расходами на профилактику заболеваний) комбинат тратит около 100 млн тенге. А в АО «КазТрансОйл» сообщили, что у них затраты на мероприятия по обеспечению надежности и промышленной безопасности выросли с 2,4 млрд тенге в 2006 году до 3,6 млрд в 2007-м. В компании отмечают, что большой эффект был получен от инвестиций в обновление оборудования – благодаря модернизации магистральных нефтепроводов аварийность и производственный травматизм в компании за последние 3 года практически сведены к нулю.

Программирование безопасности

Угольщики, для которых проблема промбезопасности является крайне актуальной, тоже пытаются наладить систему ПБ и ОТ. После взрыва метана на шахте Ленина 20 сентября 2006 года, когда погиб 41 горняк, собственник – «Арселор-Миттал» – разработал программу развития угольного департамента компании и усиления безопасности труда. Инвестиции в модернизацию шахт и улучшение условий труда должны составить 350 млн долларов. Правда, пока, как сообщил на пресс-конференции после взрыва на «Абайской» технический директор угольного департамента АО «Арселор-Миттал Темиртау» Каниф Кашапов, из того количества оборудования, что предусматривала программа, получена только половина.

Очередное обещание в короткие сроки установить на шахтах Карагандинского угольного бассейна новое оборудование прозвучало от представителей «Арселор-Миттал» в последних числах января. Кроме того, проблемы ПБ под свой контроль решил взять профсоюз угольщиков. «У нас есть техническая инспекция при проф-союзе, и мы сейчас в корне меняем ее работу. Увеличим штат, доберем еще нескольких специалистов, каждый день они будут находиться в шахтах, и мы будем контролировать жестче, чем любые другие инспекторы», – говорит председатель профсоюза «Коргау» Марат Миргаязов.

Компании из других секторов промышленности тоже начали принимать собственные программы в области промбезопасности – есть они у холдинга ENRC, корпорации «Казахмыс», УКТМК. Один из примеров – «Программа безопасного поведения» в «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» (КПО). Ключевым моментом этой программы, объясняют представители КПО, является воспитание у всех работников компании чувства личной ответственности за соблюдение норм техники безопасности. И один из наиболее важных моментов здесь – отладить процедуру информирования руководства обо всех опасных факторах и их последующем устранении. Отметим, что на КПО стараются поддержать мотивацию сотрудников в сфере ПБ и ОТ. Так, рассказали в компании, в конце 2007 года трудовой коллектив установки комплексной переработки газа (один из основных производственных объектов КПО) торжественно отметил два года без регистрируемых происшествий и потерь рабочего времени. Причем сотрудников поздравил лично генеральный директор КПО Роджер Фокс.

Опрошенные «Экспертом Казахстан» компании затруднились оценить экономический эффект от вложений в ПБ и ОТ. «Методик по исчислению экономического эффекта от вложений в ПБ и ОТ, разработанных и предложенных на государственном уровне в Казахстане, пока нет. Также нет и самого определения, что конкретно входит в понятие «вложение в ПБ и ОТ», – объясняет г-жа Едильбаева. Очевидно, что сокращаются простои оборудования, потеря рабочего времени персонала, затраты, связанные с расследованиями несчастных случаев.

«Кроме того, существуют и косвенные затраты, такие как урон имиджа компании, потеря доверия акционеров компании к руководству и т.д.», – напоминает г-н Абенов. И поясняет, что пока для оценки эффективности вложений в ПБ и ТБ приходится в первую очередь использовать общепринятые показатели – количество несчастных случаев, коэффициент частоты происхождения несчастных случаев, коэффициент тяжести несчастных случаев. В «Казахмысе» такие показатели выглядят следующим образом: в 2005 году на предприятиях корпорации произошло 279 несчастных случаев, 37 человек погибли. В 2007-м показатели уменьшились до 184 и 23, соответственно.

Вся власть отделу охраны труда

Дальнейшее развитие систем промбезопасности эксперты видят в повышении статуса служб ОТ и ПБ, чтобы они могли в полной мере выполнять контрольные функции и влиять на планирование всех видов ресурсов – от финансовых до человеческих. Так полагает Лаура Едильбаева. А Алишер Абенов отмечает: «Государство может внести весомый вклад в развитие ситуации с техникой безопасности за счет большей вовлеченности, контроля и поощрения развития профтехучилищ, которые на протяжении длительного времени выпали из внимания государства».

По мнению Валерия Кожевникова, советника председателя Федерации проф-союзов РК, необходимо разработать систему поощрения добросовестных работодателей, которые занимаются вопросами промбезопасности и уделяют большое внимание охране труда. «Предлагаем им какие-то льготы – налоговые, еще какие-то – предусмотреть, но правительство наши предложения пропускает мимо ушей», – сетует он.

Совершенствованию систем ПБ и ОТ мешает политика двойных стандартов по отношению к участникам рынка. У государства есть реальный рычаг воздействия на компании с иностранным капиталом – Закон о недропользовании. Его с успехом применили для увеличения доли казахстанского участника в консорциуме, разрабатывающем Кашаган. А вот для давления на «Арселор-Миттал» рычаг не используется, хотя массовая гибель людей на карагандинских шахтах стала привычным явлением. Один из экспертов на условиях анонимности отметил: «Г-н Миттал при покупке металлургических заводов и других активов привык резко снижать затраты, и в первую очередь – на охрану труда. Это на Украине наглядно проявилось, да и в других странах, где он работает. Все об этом говорят, ругаются, профсоюзы мировые протестуют – а Васька слушает, да ест». Так что, очевидно, без вмешательства властей ситуацию на карагандинских шахтах кардинально улучшить не удастся.

Есть у экспертов и другие претензии к государству. В Казахстане слишком велико количество государственных надзорно-контрольных органов: прокуратура, горно-технический надзор, инспекция охраны труда, экологический и пожарный надзор и т.д., при этом требования различных ведомств зачастую противоречат друг другу.

Главное же – в республике нет эффективной государственной программы в области ПБ и ОТ, разработанной с учетом передового международного опыта. Нет понимания, что в вопросах промбезопасности и охраны труда должен господствовать системный подход. Пока власти и бизнес не осознают, что ПБ должна и может быть выгодна, а инвестиции в ОТ оборачиваются повышением квалификации персонала и ростом производительности труда, ситуация не изменится. Люди как гибли, так и будут гибнуть, а компании как тратили деньги на латание дыр, так и будут тратить.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики