Встряхнуть, но не размешивать

Последние кадровые перестановки в правящих кругах РК продолжают курс на перераспределение власти между президентской администрацией, президентской партией и президентским правительством

Встряхнуть, но не размешивать

Hельзя не заметить, что практические действия Нурсултана Назарбаева могли бы служить прекрасным иллюстративным материалом к рекомендациям, содержащимся в книге Никколо Макиавелли «Государь».

Вот и сейчас президент действует в точном соответствии с советами флорентийского секретаря, писавшего, что правитель «не может поменять свой народ, но прекрасно может обойтись без грандов, ибо их судьба в его руках и он может каждодневно по своей воле осыпать их милостями или подвергать опале».

Об отношении к народу нам предстоит узнать через месяц из очередного президентского послания, а пока глава государства демонстрирует свой подход к грандам, то есть представителям отечественной элиты всех сортов: партийной, управленческой, финансовой и гибридной.         

Старые портреты в новых рамках

По сложившейся традиции новый год начался с кадровых ротаций. Самой важной из них стало назначение главы Фонда устойчивого развития «Казына» 39-летнего Кайрата Келимбетова руководителем администрации президента. Прежний руководитель АП 53-летний Адильбек Джаксыбеков стал первым зампредом правящей партии «Нур Отан», сменив на этом посту 54-летнего Бахытжана Жумагулова, который уже никого ни на каком посту не сменял, а просто остался руководителем партийной фракции и вице-спикером нижней палаты парламента. На нем волна кадровых перестановок затухла. Стоит добавить, что формально ее началом стало Агентство финансового надзора, руководитель которого 41-летний Арман Дунаев заменил убывшего Келимбетова в «Казыне», а АФН возглавила его бывший заместитель Елена Бахмутова, ветеран финансового надзора.

Последнее кадровое назначение выравнивает политический вес различных государственных институтов

Главный герой важнейшей «рокировочки» Кайрат Келимбетов за 10 лет сделал стремительную карьеру – от заведующего экономическим отделом АП до главы фонда «Казына», вобравшего в себя институты развития, имеющего бюджет, сопоставимый с республиканским. Его партийная жизнь также удалась. В ней всего два коротких, зато ярких эпизода: участие в создании движения «Демократический выбор Казахстана» зимой 2001–2002 года и пребывание на посту зампреда «Нур Отана» с лета 2007 по январь 2008 года.

Он проявил себя не столько как экономист, сколько как управленец, умеющий грамотно выстраивать иерархические схемы, находить общий язык со всеми заинтересованными сторонами (за исключением, пожалуй, Зейнуллы Какимжанова) и при этом не быть «чьим-то человеком». Амбициозность и размах, которые Келимбетов показал на посту главы фонда «Казына», настойчивость и упорство в расширении владений и полномочий фонда (можно вспомнить заявку на управление Нацфондом и назначение «Казыны» оператором по расходованию 4 млрд долларов, выделенных банкам и строительным компаниям) – все это говорит о том, что администрация президента под его руководством перестанет быть спящей структурой, потерявшей как контроль над ситуацией в стране, так и функцию главного штаба президентской вертикали власти. Во всяком случае, на недавнем заседании политсовета «Нур Отана» выяснилось, что Адильбеку Джаксыбекову Келимбетов «известен как крупный экономист» и «с его назначением связаны многие надежды».

Кроме того, состоялись перестановки и новые назначения во втором эшелоне казахстанской элиты. Экс-аким Акмолинской области 58-летний Мажит Есенбаев возглавил созданное еще осенью Агентство по защите конкуренции. В Кокшетау его сменил 47-летний Альберт Рау, ранее руководивший созданной в прошлом году социально-предпринимательской корпорацией «Сарыарка». Агентство по делам государственной службы вновь возглавил 31-летний Габидулла Абдрахимов (был председателем в 2003–2005 гг.). Помощник президента по внешней политике 47-летний Нурлан Онжанов стал послом в ФРГ. Обезглавленное осенью в ходе борьбы с «незаконной застройкой» Агентство по управлению земельными ресурсами возглавил экс-посол в Кыргызстане 60-летний Умарзак Узбеков.

Первоочередные задачи нашей власти

Можно было бы интерпретировать произошедшие назначения как перегруппировку сил накануне некоего решающего наступления. Точнее, контрнаступления, учитывая продолжающуюся коррекцию на мировых рынках. Но никаких наступательных действий, судя по всему, не предполагается. Сбросив со своих плеч груз ответственности за управление интегрированной в мировые рынки экономикой, правительство перешло к решению вопросов сугубо внутренних, которые за нас ни в Лондоне, ни в Нью-Йорке не решат. И задачи, которые будут поставлены перед правительством в ближайшие три года, будут связаны в первую очередь с контролем над инфляцией, реализацией социальных программ и оказанием адресной помощи пенсионерам, банкирам и прочим наиболее уязвимым группам.

Помимо этого, придется заняться коррупцией, точнее, борьбой с этой гидрой. Ничего необычного в недавнем открытии очередной антикоррупционной кампании вроде бы нет. Фактически она давно уже стала ежегодным рутинным мероприятием, вроде мытья окон по весне. Пусть всех сорняков не выполешь и всех оборотней в погонах не выловишь, но польза какая-то от таких кампаний есть. А когда борьбой с коррупцией занимаются сразу несколько ведомств, то можно достичь еще одного эффекта: занять их борьбой друг с другом, точнее, борьбой с коррупцией у соседей. Двух-трех расширенных коллегий и заседаний в силовых структурах достаточно для того, чтобы их руководители выглядели в глазах общества кандидатами на увольнение.

Антикоррупционной кампанией можно объяснить и некоторые перестановки, выглядящие как обмен шила на мыло. Например, переход Келимбетова на должность руководителя АП увязать с тем, что он, проработав несколько лет в различных госструктурах, собственным бизнесом так и не обзавелся. И отсутствие своих банков, пивоваренных компаний и даже футбольных клубов выгодно отличает его от других госчиновников.

Некоторые считают, что выбитое ценой огромных затрат председательство в ОБСЕ в 2010 году требует принятия срочных мер по очередной политической модернизации страны. А процессы демократизации в Казахстане с трудом вписываются в принятые там стандарты. Да и конфликты с иностранными инвесторами (пусть и в форме конструктивного диалога) также создают не самый благоприятный фон для грядущего триумфа отечественной дипломатии. Начавшиеся на этом фоне (и по этим причинам) кадровые перестановки в окружении главы государства должны хоть в какой-то мере обеспечить выработку ответа «Ак Орды» на политическую и экономическую ситуацию.

Рецепт элитного коктейля

Разумеется, даже простое и незатейливое «перетряхивание кадров» в стиле Александра Григорьевича Лукашенко – вещь для госслужбы небесполезная. Но последние перестановки интересны не появлением новых лиц, а тем, как они были обставлены и как прокомментированы президентом, указавшим, что их цель – укрепление партии «Нур Отан». Наш журнал еще в конце позапрошлого года писал, что «Отану» предстоит пройти путь трансформации из партии власти, то есть партии, созданной властью и на власть опирающуюся, в правящую партию, то есть партию, власть формирующую. И тогда, вне зависимости от того, какой в обозримом будущем будет форма правления в Казахстане – президентской, парламентской или смешанной, парламентско-президентской, лидером государства по-прежнему останется Нурсултан Назарбаев. Именно он – неважно, в качестве президента или же лидера правящей партии – будет определять политический и экономический курс, которым будет двигаться Казахстан (см. «ЭК» №43 от 20 ноября 2006 года, «Движение присоединения»). В последнее время г-н Назарбаев демонстрирует возможности управления государством не через администрацию (как 10 лет назад), не через правительство (как в прошлом году), а через партию «Нур Отан». Нельзя сказать, что эффективность управления у этих структур одинаковая, но это связано, скорее всего, с персонами, их возглавляющими.

Обновленная прошлым летом Конституция не то чтобы прямо ведет к перераспределению государственной власти между различными институтами, но создает возможности для этого. И вот на днях серией простых кадровых назначений президент усилил «политическую гомогенность» всех своих властных вертикалей: правительства, администрации, партии, институтов развития, Нацбанка и регуляторов.

Впрочем, любой из этих инструментов дает достаточно возможностей своему руководителю для того, чтобы при необходимости (то есть по приказу главы государства) повести борьбу с руководством других институтов и взять на себя ответственность за «непопулярные решения» перед обществом. В строгом соответствии с инструкциями Макиавелли, писавшего, что «поручение, навлекающее неприязнь, государю следует давать другим, а благодеяния вершить самому».

Реальное наделение властью (полномочиями и ответственностью) государственных и политических институтов у нас в Казахстане зависит не от того, какое место им отводит Конституция, а от того, какие люди их возглавляют. А потому рецепт по уравниванию в правах и возможностях различных президентских вертикалей – партийной, административной, социально-предпринимательской, да и любой иной – прост, как водка с мартини от Джеймса Бонда: shaken, not stirred. Встряхнуть, но не размешивать.