Доброта по-казахстански

Доброта по-казахстански

Помощь правительства банковскому сектору в трудные времена вовсе не означает, что государство вытесняет частный бизнес с рынка кредитования, уверен Сергей Мокроусов, директор департамента продуктовой поддержки АО «Казкоммерцбанк».

– Сергей Дмитриевич, осенью, когда стало понятно, что банки сокращают свои кредитные программы, усилилась роль государственных институтов в финансировании строительной отрасли, малого и среднего бизнеса, ряда других проектов. Банк развития Казахстана еще осенью прошлого года предлагал банкам сотрудничество в финансировании их проектов. Как к этому относятся банки, не считают ли они, что БРК таким образом подменяет их?

– У коммерческих банков и у БРК свои ниши. Банк развития существует много лет и, насколько я знаю, его миссия не изменилась. Это финансирование и софинансирование инвестиционных проектов и экспортных операций, которые важны для развития страны. И сегодня он продолжает кредитовать те проекты, которые отвечают его задачам. Он по-прежнему не финансирует добычу сырья и проекты в секторе недвижимости, а кредитует компании, работающие в инфраструктурном и обрабатывающем секторах. Это было раньше, это есть сейчас.

– Могут ли государственные институты под предлогом поддержки строительной отрасли и МСБ составить конкуренцию частным банкам?

– В том, что делается в рамках господдержки (я имею в виду выделяемые из бюджета 4 миллиарда долларов), нет ничего, что говорило бы об усилении роли государства на кредитном рынке. «Казына» ведь никого не кредитует напрямую. Она представляет банкам фондирование в виде депозитов, а те выдают кредиты строительным компаниям. Похожий подход применяется и для поддержки малого и среднего бизнеса. Не нужно забывать, что в рамках этих программ банки принимают на себя все кредитные риски.

– В средствах массовой информации можно встретить такую точку зрения: правительство, выкупив акции наших банков на Лондонской фондовой бирже, о чем неоднократно заявлялось, станет акционером крупнейших банков и будет влиять на их политику. Возможно ли это?

– Нашу банковскую систему называли наиболее передовой в регионе в том числе и потому, что она является частной. Поэтому возникает вопрос: что сегодня изменилось, почему вдруг возникло мнение, что частный капитал в банковском секторе – это плохо? Я не вижу причин для этого. Кто сказал, что государственные банки будут лучше для экономики? Стоит отметить, что когда в турбулентное время оказывается государственная поддержка банковскому сектору, это вовсе не означает, что государство подменяет собой частный бизнес. Прежде всего это меры со стороны центрального банка. В нашей ситуации Нацбанк принимает меры, необходимые с точки зрения государственной политики для поддержки финансовых рынков. Следующий шаг – меры, связанные с бюджетной политикой, направлены уже не на содействие банковскому сектору, а на поддержку реальной экономики, на поддержание темпов ее роста. Никакой объективной необходимости входить в капитал банков при этом нет. Если речь идет о выкупе акций на вторичном рынке, капитализация банков от таких операций увеличиваться не будет. Сам банк ничего не получит, просто поменяется структура акционеров. Причем незначительно, с учетом диверсификации базы инвесторов за рубежом. Таким образом, ни банк, ни государство ничего не получат.

Интервью взяла Светлана Грибанова

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?