И с мест они не сойдут

Принципы, благодаря которым АСЕАН сумела обеспечить мирное сосуществование государств Юго-Восточной Азии, стали препятствием для тесной интеграции стран – членов организации

И с мест они не сойдут

Прошлый год стал особым для Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Организация отметила свой 40-летний юбилей принятием долгожданного устава, который некоторые эксперты стали именовать мини-конституцией. Он переводит ассоциацию из категории консультативного объединения, решения в котором принимаются исключительно на основе консенсуса всех стран-участниц, в ранг правовой организации, где решения могут приниматься не только с помощью консенсуса, но и голосованием. Два месяца назад многие эксперты приветствовали устав как один из важнейших шагов по преобразованию «восточноазиатской говорильни» в дееспособную организацию.

Почти одновременно с появлением устава АСЕАН обзавелась девизом «Одна мечта, одна идентичность, одно сообщество», вскоре ожидается появление гимна. Означает ли это, что на мировой политической и экономической аренах появился или вскоре появится новый тяжеловес, с которым придется считаться, подобный, например, Евросоюзу? – задаются вопросом наблюдатели. Ведь на своем начальном этапе проекты европейской и азиатской интеграции имели много общего. Военно-политические задачи камуфлировались экономическими целями. В обоих случаях спонсором процесса региональной интеграции выступали Соединенные Штаты. Они же стали в дальнейшем, по мере экономического развития регионов, сначала важнейшим торговым партнером, а затем и конкурентом ЕС и АСЕАН на мировых рынках. В конце прошлого столетия эта конкуренция (никогда, впрочем, не переходившая во враждебность на межгосударственном уровне) привела к созданию форума АСЕМ (Встреча Азия – Европа), в рамках которого Европа (Западная) и Азия (Восточная) ведут диалог напрямую, без посредничества Вашингтона.

Ребрендинг ассоциации

Свидетельством роста интереса к интеграционным процессам в ЮВА стало включение в программу Давосского форума, прошедшего в конце января, пленарного заседания «Рождение Азиатского сообщества: роль АСЕАН».

Здесь необходимо пояснить, что подобно тому, как для немца или француза Европа – это Париж, Берлин, пусть даже Афины, но уж никак не Пенза и тем более не Уральск, так и для китайцев, японцев и малайцев Восточная Азия и есть собственно Азия. Именно там рождается упомянутое сообщество, а такие страны, как Турция или Казахстан, тут ни при чем. Термин «азиатское сообщество» был использован для начала неофициального, но вполне заметного ребрендинга ассоциации.

Соответственно, выступавшие на заседании докладчики из Азии представляли именно Дальний Восток.

Основной доклад прочитал Ли Сянь Лун, премьер-министр Сингапура, который с июля прошлого года председательствует в АСЕАН. Вкратце остановившись на экономическом состоянии десяти входящих в ассоциацию стран (охарактеризовав его как хорошее), он заявил, что ведется постоянная работа по интеграции их экономик. Например, идет формирование единой зоны свободной торговли, завершается создание зоны особого инвестиционного режима внутри АСЕАН, а в декабре этого года должен вступить в силу Договор о либерализации и интеграции воздушного сообщения между столицами стран ЮВА.

По мнению ряда экспертов, к взаимной интеграции членов АСЕАН подталкивает утверждение в качестве ведущих экономических игроков в Азии Китая и в несколько меньшей степени Индии (порой их объединяют под названием Chindia). Ведь по отдельности страны ЮВА не смогут дать адекватный ответ на экономическую экспансию этих гигантов (впрочем, смогут ли они дать такой ответ объединившись – вопрос тоже неоднозначный). При этом премьер-министр Малайзии Абдулла Бадави заверил участников форума, что Китай демонстрирует очень хорошие темпы развития и ассоциация считает его своим другом. «Все страны АСЕАН в той или иной степени получают дивиденды с экономического роста Китайской Народной Республики».

Что племя, земля и род?

Впрочем, все понимают: дивиденды от сотрудничества с КНР члены АСЕАН получают независимо от участия в работе ассоциаций. Да и в целом уровень координации усилий в области экономической политики в ЮВА невысок. Еще десять лет назад ассоциация приняла программный документ «Юго-Восточная Азия в 2020 году», в нем приоритетом объявлялось создание единого рынка, в пределах которого будет происходить свободный обмен товарами, услугами, капиталами и рабочей силой. В 2003 году было принято решение о построении Экономического сообщества АСЕАН. В ноябре прошлого года руководители АСЕАН подписывают и Декларацию о построении Экономического сообщества к 2015 году.

Но ни одна из поставленных целей никогда не была достигнута в том виде, в каком она ставилась, за исключением разве что демонстративного равноправия, которое принимает порой карикатурные формы. Например, сумма взноса в бюджет секретариата АСЕАН (он равен примерно девяти миллионам долларов) одинакова для всех и не зависит от уровня экономического развития страны. Поэтому Сингапур, где годовой ВВП на душу населения превышает 20 тыс. долларов, и Вьетнам, где он едва достигает 500 долларов, обязаны вносить в общий котел равные доли.

Степень политической интеграции тоже невелика. Устав АСЕАН и дополняющая его Декларация о построении восточноазиатского экономического сообщества вступают в силу только после их ратификации парламентами всех десяти стран-участниц. На конец января 2008 года эта процедура прошла только в Сингапуре. Скорость, с какой процесс ратификации пройдет в других странах, может стать показателем заинтересованности членов АСЕАН в темпах и степени реальной интеграции.

Неудивительно, что отец-основатель Сингапура Ли Куан Ю, его сын сегодня возглавляет островное государство, полагает, что АСЕАН и Евросоюз просто несопоставимы. «Мы сможем оказаться в сходной ситуации лет через 50, если не больше. Будем прогрессировать медленно. По мере того как экономика стран региона будет улучшаться, сможем выйти на более однородный уровень. Различия останутся, но они будут не столь разительными. Только после этого мы начнем открывать наши границы», – прогнозирует Ли Куан Ю. Причина – огромная разница в экономическом и культурном развитии между странами АСЕАН.

Восток есть Восток

Приходится констатировать: за внешним сходством интеграционных процессов в Европе и Азии лежат глубокие внутренние различия. В Европе требования Еврокомиссии задают некий минимальный уровень экономической и политической гомогенности, а в ЮВА сотрудничают такие разные по уровню экономического развития страны, как богатый Сингапур и нищая Бирма, коммунистический Вьетнам и монархический Бруней. И даже квазигосударство Восточный Тимор имеет шансы стать членом ассоциации, поскольку расположено в ЮВА.

Запад долго делал вид, что АСЕАН подобна Евросоюзу в наличии каких-то, пусть минимальных требований к уровню демократии в странах-членах. Поэтому решение о приеме в ассоциацию Камбоджи и Бирмы вызвало в Вашингтоне и Брюсселе удивление, граничащее с осуждением. Но попытки Запада предотвратить вступление в дружественную АСЕАН двух диктаторских режимов закончились провалом.

Ассоциация провозгласила в качестве фундаментальных принципов взаимное уважение независимости, суверенитета, равенства, территориальной целостности и национальной идентичности всех наций; право каждого государства на свободу от внешнего вмешательства, невмешательство во внутренние дела друг друга, мирное разрешение споров и противоречий, отказ от применения или угрозы силы.

Такой подход обеспечил сравнительно мирное существование региона. По числу конфликтов и взаимных претензий, в том числе и территориальных, он вполне сопоставим с Европой накануне Первой мировой войны. Оборотной стороной медали оказалась декларативность едва ли не всех интеграционных проектов.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики