Как нам обустроить зону тенге

В 2008 году размер банка и его позиция на рынке перестанут быть показателем его устойчивости. Важнее будут низкий объем внешних заимствований и поддержка акционеров

Как нам обустроить зону тенге

Казахстану предстоит трудный год, может быть, и два. Август 2007-го скорректировал историю отечественной банковской системы. Многим банкам придется привыкать к новым реалиям: таких объемов внешних заимствований и по таким ценам, как в последние два-три года, не будет по крайней мере еще несколько лет. Банки, активно выходившие на внешние рынки заимствования, уже столкнулись с проблемой рефинансирования долгов. Банковская система замедлит рост, но, как обещают участники рынка, развиваться все же будет. В какой-то степени банкиры смирились с происходящим и даже признаются, что система, которая растет на 100% в год, не может не внушать опасений. Сегодня желателен стабильный рост без громких потрясений. Но, к сожалению, снижение темпов роста банковского сектора не уменьшило системных рисков. По мнению председателя правления АО «Банк “Каспийский”» Михаила Ломтадзе, одним из важнейших остается кредитный риск.

Золотая середина

– Михаил, во время кризиса ликвидности банки из второй пятерки и даже второй десятки показали себя лучше, нежели лидеры рынка. В чем, на ваш взгляд, причина их «живучести»?

– Чем быстрее рос наш банковский сектор, тем больше внешних займов привлекалось и тем в большей зависимости от внешних займов оказались экономика страны и банки. Ограничение финансирования в результате мирового кредитного кризиса коснулось всех.

Средним банкам легче по объективным причинам. У них меньше внешних займов как в абсолютной сумме, так и в доле общих привлечений. Средним и малым банкам, не отличающимся высокими темпами роста, для стабильного и динамичного развития достаточно будет делать базовые ключевые вещи: привлечение депозитов плюс небольшие кредитные линии международных инвесторов. Над такими банками в меньшей мере довлеет необходимость внешних выплат, и это их плюс. Однако у крупных банков есть свои конкурентные преимущества: большой размер баланса является привлекательным как для инвесторов, так и для клиентов.

Возникла такая ситуация: банки были должны друг другу, потому что клиент расплачивался с долгами не своими деньгами, а кредитом другого банка

В любом случае в долгосрочной перспективе уменьшится зависимость от внешних займов, и это повысит конкурентоспособность казахстанских банков. Действия банков, регулирующих органов, Нацбанка и государства нацелены именно на это, что абсолютно правильно.

– Могут ли произойти перестановки в сложившейся за последние годы иерархии банков? Что, по вашему мнению, станет основополагающим для устойчивости банка в нынешних условиях?

– Я считаю, что к концу 2008 года перестановки в первой десятке банков произойдут однозначно, но не столько по размеру баланса, сколько по рыночной доле в ключевых продуктах и динамике роста. В результате мирового кризиса банки вынуждены уменьшать объем бизнеса, и поэтому их доля на рынке отдельных продуктов, в принципе, будет падать. У банков среднего звена, располагающих достаточной ликвидностью, появляется возможность нарастить бизнес и увеличить долю на рынке. Уже сегодня есть тенденция пересмотра долей в сегменте малого и среднего бизнеса, потребительского и экспресс-кредитования, и эти тенденции будут нарастать. В нынешнем году формулу роста банков я бы определил так: наличие денег при небольших выплатах по внешним долгам плюс поддержка акционеров и инвесторов, умноженные на доверие клиентов в Казахстане.

Невесты созрели

– Является ли, на ваш взгляд, участие иностранных игроков в капитале банка конкурентным преимуществом? И можно ли ожидать в связи с этим прихода нерезидентов на банковский рынок Казахстана в качестве акционеров или стратегических партнеров?

– Начну со второго вопроса. Вероятность прихода иностранцев в качестве акционеров или стратегических инвесторов очень высока. Причина – в существенном снижении стоимости казахстанских активов за прошедшие полгода. Настало время покупать. Трудно сказать, когда акционеры будут готовы рассматривать предложения о покупке, так как нужно учитывать некий психологический барьер. У потенциальных продавцов пока есть надежда, что они могут продать свои активы достаточно дорого. Должно пройти некоторое время, чтобы люди привыкли к реалиям и объективно оценили стоимость своего бизнеса. Тем не менее некоторые банки психологически уже готовы отказаться от части активов и ищут стратегических инвесторов. Всем нужны деньги, чтобы продолжать эффективно работать, дальше развивать бизнес. И одним из важных шагов в этом направлении является привлечение инвестора в капитал банка. Я думаю, в течение года будет много инвестиций и в миноритарный, и в контролирующий пакеты.

Что касается преимуществ, которые дает участие международного инвестора, то они очевидны. Участие крупного международного инвестора, например большого банка, в капитале снимает вопросы об источниках финансирования. Что повышает устойчивость банка и дает ему преимущества над конкурентом, зависящим от внешних займов. Это положительный момент как для конкретного банка, так и банковского сектора в целом.

Это также хорошо с точки зрения долгосрочного развития.

В то же самое время улучшения требуют усилий и времени. Понимаете, когда приходит международный инвестор или стратег, в банке действительно происходят большие перемены. Но для того чтобы запустить бизнес-процессы в соответствии с принятыми в материнской структуре стандартами, необходимо время. Для «Каспийского» банка это уникальная возможность за этот период времени развивать бизнес дальше. То есть конкурентное преимущество получают те инвесторы и банки, которые дольше присутствуют на рынке, следовательно, у них стабильный бизнес и управленческая команда, выстроенная структура, нет радикальных изменений, связанных с приходом нового менеджмента.

– А минусы?..

– Инвестор инвестору рознь. Очень много среди них таких, кто покупает пакет с целью получения дивидендов или ждет хороших времен, чтобы продать акции с выгодой для себя. Очень важно, чтобы инвесторы реально влияли на политику и стратегию банка, а не только пили кофе на совете директоров. Необходимо помогать с финансированием, внедрять корпоративное управление, улучшать сервис, повышать квалификацию управленческой команды, расширять продуктовую линейку. Как положительный пример участия инвестора в деятельности банка могу привести опыт «Каспийского». Команда фонда прямых инвестиций «Бэринг Восток», который вошел в капитал банка, решила сама заняться этим проектом вместе с Вячеславом Кимом, партнером в «Каспийском» и председателем совета директоров. Недавно он возглавил и инвестиционный комитет «Бэринг Восток» по Казахстану.

– Не отпугнет ли потенциальных инвесторов дальнейшее снижение стоимости активов в Казахстане?

– Ситуацию на банковском рынке можно сравнить с рынком недвижимости. Сейчас невозможно ни продать, ни купить квартиры, все ждут, что будет дальше. То же самое с банками. Казахстанские акционеры думают, что все будет нормально, а инвесторы ожидают еще большего снижения цен.

Мы общаемся с международными инвесторами, и я могу сказать, что их не пугает падение цен. Их опасения в основном связаны с достоверностью и качеством информации, которую они получают. Они приходят на встречу с руководством банка с энным количеством вопросов, а уходят с теми же вопросами плюс энное количество новых. Хотелось бы, чтобы банки четко представляли себе цель своих переговоров с инвесторами, какого результата они хотят достичь.

– Значит ли это, что наш банковский сектор не так прозрачен, как хотелось бы того Агентству финнадзора?

– Трудные времена всегда высвечивают недостатки системы. Один из самых важных выводов из действий рейтинговых агентств, из поведения инвесторов, инвестиционных банков – нужно улучшать работу с инвестором, предоставлять ему тот объем информации, который был бы полезен и инвестору, и самому банку. Слишком много информации предоставлять тоже не стоит: это порождает еще больше вопросов, и это может длиться бесконечно. Нужно выдавать ровно столько, сколько нужно инвесторам для принятия инвестиционных решений. Инвестор дает капитал, и банк несет ответственность за его использование. Люди, вкладывающие деньги, хотят видеть результат. Если инвесторам пообещали за год реализовать пять проектов, то при каждой очередной встрече нужно рассказывать, как эти планы выполняются. Инвесторы – люди прагматичные, и для них важно, чтобы слова не расходились с делами.

Кризис ударит по портфелю

– В наступившем году Национальный банк прогнозирует существенное замедление темпов роста экономики, а если развитие пойдет по пессимистическому сценарию – то роста не будет вообще. Значит, снизится уровень благосостояния, будет расти безработица. Как эта ситуация отразится на банковском секторе?

– Самое главное последствие – рост кредитных рисков. Чтобы увеличить кредитные портфели, банки наращивали клиентскую базу. Деньги давали практически всем желающим. Кредитная свобода привела к тому, что и физические, и юридические лица брали кредит в одном банке, чтобы рефинансировать свой долг в другом. Например, человек купил за счет ипотеки квартиру, потом решил приобрести мебель, технику – опять занял деньги у банка. И ему приходится обслуживать сразу три-четыре кредита. В какой-то момент зарплаты не хватает на то, чтобы расплачиваться с долгами. В первой половине 2007 года можно было за кредит заплатить кредитом, то есть рефинансировать его. Возникла такая ситуация: банки были должны друг другу, потому что клиент расплачивался с долгами не своими деньгами, а кредитом другого банка. Это самый опасный из всех возможных рисков – не риск плохого заемщика, а хорошего, который не может физически платить. Если банки прекратят финансирование, клиент уже не сможет получить деньги на погашение кредита. Может серьезно пострадать качество портфеля.

[inc pk='1954' service='media']

– Не приведет ли удешевление залогового имущества к валу неплатежей по кредитам?

– Если сумма обеспечения по какой-то причине становится меньше суммы кредита, то всегда есть риск, что клиент подарит банку этот залог. Но думаю, что этот риск больше все-таки связан со спекулятивными сделками, когда заемщик надеется на увеличение стоимости имущества и хочет продать его на пике цены. Все же ценность большинства купленных за счет займов активов измеряется не только рыночной стоимостью. Предприниматель приобрел оборудование, которое стало частью производственной линии. Он не сможет вырвать его из процесса производства и вернуть банку, как бы оно ни подешевело. Если в купленной на кредит квартире живет моя семья, то сколько бы она ни стоила, я ее не отдам банку.

Легче сделать, чем переделывать

– «Каспийский банк» – тоже часть банковского сектора. Как вы оцениваете его самочувствие сегодня?

– У нас один из самых высоких уровней капитала, один из самых низких уровней внешней задолженности, и наши депозиты выросли на 25 процентов в течение последних шести месяцев 2007 года. У «Каспийского» одна из самых больших филиальных сетей в Казахстане – около 150 филиалов и отделений. Так что, уступая другим банкам по балансу, мы активны в тех сегментах, которые нам интересны, то есть потребительских кредитах, кредитовании малого и среднего бизнеса, платежных карточках и экспресс-кредитах. Структура баланса позволяет нам динамично расти и развиваться.

– В прошлом году вы заявляли о возможном приобретении ряда финансовых компаний, в том числе пенсионного фонда, брокерской компании, а также ретейла. Не боитесь потерять гибкость, вам присущую, превратившись в банковскую группу?

– При разработке стратегии мы ориентировались на потребности нашего клиента. Будем ли мы приобретать или развивать дополнительные продукты – пенсионные, страховые или лизинговые – они должны быть востребованы нашими клиентами.

– Вы имеете в виду перекрестные продажи? Но их уже несколько лет практикует Халык банк.

– Да, именно перекрестные продажи разных финансовых продуктов. Стратегия Халык банка абсолютно правильная. Синергия этих продуктов повысит эффективность работы с клиентом. Я не говорю, что мы первооткрыватели, но у нас есть конкурентное преимущество – большая филиальная сеть и технологии.

– Так вы будете покупать готовый бизнес или развивать его с нуля?

– Для нас, конечно, было бы лучше купить компанию, у которой есть клиентская база, выстроенная структура, профессиональный менеджмент, стратегия. Наша задача в таком случае свелась бы к интеграции ее в структуру «Каспийского». Но такую компанию сложно найти не только в Казахстане. Мы внимательно присматриваемся к рынку, но пока выбор не сделали.

– Ждете, когда цены еще больше упадут?

– Как у инвесторов, подход к приобретениям у нас абсолютно прагматичный. Но в любом случае нам это будет интересно с точки зрения стратегии развития «Каспийского» банка. Поэтому в течение года мы будем присматривать объекты для покупки, а если ничего не найдем, то сделаем с нуля. В принципе, большой разницы в сумме инвестиций при первом и втором вариантах нет, это лишь вопрос времени. Покупая готовый бизнес, мы сэкономим, как минимум, год. Но с нуля строить легче.

– Кстати, вы хотели купить банк, а сейчас ходят слухи, что вы от этих планов отказались. Так ли это?

– Хотелось бы купить хороший банк, а хороших в свободной продаже нет. Мы обсуждаем различные варианты. Первый: развивать только «Каспийский». Второй: купить еще один банк и развивать его параллельно с «Каспийским». Я уверен, если мы сконцентрируемся только на нашем банке, то достигнем большего, нежели при объединении двух банков. Нам придется направить наши ресурсы не только на их развитие, но и на интеграцию. Сегодня наша стратегия такова: три-четыре года развиваем «Каспийский», строим розничную сетку, предлагаем продукты, через наши филиалы продаем сразу несколько финансовых услуг – страхование, лизинг, кредитные карты и пенсионные. Занимаем стабильную позицию в Казахстане и потом идем за пределы республики. Скорее всего, это будут страны Центральной Азии и Россия.

– Вы сосредоточили усилия на развитии розницы и малого и среднего бизнеса. Значит ли это, что вы отказываетесь от корпоративных клиентов?

– Мы строим бизнес-модель вокруг клиента, но это не значит, что корпоративный бизнес нам не интересен. В конечном счете он тоже может быть источником клиентов для нас. Например, обслуживание розничных торговых сетей является для нас стратегическим приоритетом. Мы можем им как корпоративным клиентам предложить полный спектр услуг, начиная с инкассации и заканчивая корпоративными кредитами. В то же самое время – и это очень важно – мы можем использовать их собственную сеть для предоставления услуг конечным клиентам. В частности, именно так мы в основном выдаем экспресс-кредиты. Потребители торговых сетей являются нашими клиентами, поэтому мы с компаниями-партнерами можем предлагать им совместные продукты. Работники компаний – это потенциальные розничные клиенты для банка. Преимущественное развитие розницы не означает, что мы будем строить как можно больше филиалов и работать только с физическими лицами. Нам интересно запускать любой продукт, который позволит нам обслужить граждан Казахстана. Это можно сделать и напрямую, и через корпоративного клиента, через зарплатный проект, через платежные карточки, через кредитование малого и среднего бизнеса. Наша стратегия – строить продуктовую линейку и каналы доступа к нашим клиентам через разных партнеров.

– Планируете ли вы повышать кредитные и депозитные ставки?

– Как бы мы ни хотели увеличить свою эффективность, «Каспийский» все же является частью конкурентной среды. Поэтому мы стремимся совместить трудносовместимые вещи: наши продукты должны быть конкурентными, а банк при этом не в убытке. Мы хотим, чтобы выбор клиента пал на «Каспийский» банк. В общем, мы не поднимаем ставки с надеждой на то, что никто у нас кредиты не возьмет, как это делают сегодня многие банки. Размер кредитных ставок позволяет нам получить клиентов, если можно так сказать, более высокого качества. Мы придерживаемся тех же приоритетов и в депозитной политике. Ставка зависит от лояльности клиента: чем дольше он с нами работает, тем большее вознаграждение получает. Депозиты для нас являются незаменимым источником финансирования. Но дело не только в деньгах: вкладчик – это самый высокий уровень доверия банку. Выдать кредит можно случайному человеку – здесь банк берет на себя риск. В случае с вкладчиком ситуация обратная: он берет на себя риск, доверяя деньги нам. Такой клиент заслуживает особого отношения.

Главное – не распыляться

– Хотелось бы услышать от вас прогнозы на будущее. Как долго, по вашему мнению, продлится «ситуация коррекции» в Казахстане и на мировых рынках?

– Я думаю, к 2009 году ситуация на внешних рынках должна стабилизироваться. Денег в мире меньше не стало. Все убытки сегодня фиксируются на бумаге. Инвесторы пока придерживают деньги просто потому, что не могут разобраться в происходящем. Одна плохая новость следует за другой: то банки списывают миллиарды из-за ипотечного кризиса, то обрушиваются биржевые индексы, то трейдер «Сосьете Женераль» прогорел на 5 миллиардов евро… Как только все это закончится, все зафиксируют убытки. Потом в большинстве международных банков сменятся управленческие команды. Они по максимуму спишут все, зафиксируют как можно ближе к плинтусу свою начальную позицию, а затем начнут показывать рост. Все эти события произойдут в течение нынешнего года, и к 2009-му международные рынки начнут понемногу открываться. Через некоторое время, по моим предположениям, не позже первого квартала, казахстанские банки смогут вновь выходить на международные рынки заимствования. Но о таких объемах и таких ставках, какие были до августа 2008 года, придется всем забыть.

– И о высоких рейтингах?..

– Какое-то время рейтинги не будут пересматриваться. Поэтому нам придется бегать быстрее, чтобы сохранить эффективность нашего бизнеса и качественно обслуживать клиентов. В Казахстане тоже есть деньги: Национальный фонд, средства государства и Нацбанка. Перед государством и регуляторами рынка стоит задача: определить наиболее опасные для стабильности финансовой системы и развития экономики риски и сконцентрировать усилия на борьбе с ними. Не нужно распылять ресурсы – финансовые, человеческие – по всем направлениям: по курсу валюты, темпам роста, стоимости недвижимости, жилищным проектам, малому и среднему бизнесу. Лучше сделать на 80 процентов работу в трех основных рисках, чем по чуть-чуть в десяти.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?