Прозрачнее есть куда

Казахстан планирует стать лидером среди стран, присоединившихся к Инициативе прозрачности в добывающих отраслях (EITI)

Прозрачнее есть куда

В конце февраля в Астане прошла 1-я Национальная конференция «Инициатива прозрачности деятельности добывающих отраслей (ИПДДО) в Казахстане». На ней был впервые оглашен отчет о сверке платежей со стороны компаний и со стороны правительства РК в лице Минфина в рамках реализации EITI. Оценки отчета, данные участниками конференции, варьировались от «исторического момента» до сравнения с «первой ласточкой – инвалидом без головы и крыльев». Поводов тому была масса.

Узок круг этих нефтяников

С 2005 года, когда Казахстан принял на себя обязательства по реализации EITI, на сегодня только 97 компаний (54 нефтегазовые и 44 горнодобывающие) из 296, занимающихся разработкой недр, подписали меморандум о взаимопонимании, то есть присоединились к инициативе. В отчете же лишь анализировались данные о платежах от 39 нефтегазодобывающих компаний, причем за 2005 год. Отметим, что на момент сбора данных для сверки к инициативе еще не присоединились такие крупные игроки, как «Тенгизшевройл» (ТШО) и Аджип КСО, хотя компании, входящие в них, в индивидуальном порядке поддержали ее. «Мы вели длительные переговоры с ТШО и, наконец, согласовали текст письма, который всех устроил. Письмо уже подписано премьер-министром Каримом Масимовым. Считается, что после получения письма у компании нет никаких возражений по присоединению к инициативе», – заявил по этому поводу министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев.

Глава Минэнерго также сообщил, что присоединение «Мангистаумунайгаза» к указанной инициативе состоится по завершении сделки по покупке НК «КазМунайГаз» (КМГ) свыше 70% акций компании. При этом данные от главной «дочки» КМГ, АО «Разведка и Добыча “КазМунайГаз”», в отчет тоже не попали – компания присоединилась к EITI только в ноябре 2007-го, хотя сама НК КМГ подписала меморандум о взаимопонимании еще в октябре 2005 года. Выступая на конференции, президент нацкомпании Узакбай Карабалин пообещал, что в случае принятия соответствующего решения Национальным советом к инициативе могут присоединиться и другие дочерние компании «КазМунайГаза».

Все считают по-разному

Сверить данные – сколько платят в бюджет компании и сколько фиксирует государство – совсем непростое дело при кажущейся простоте. Во-первых, сначала надо как-то подтвердить достоверность данных. Для этого предусмотрена процедура валидизации – независимого мониторинга исполнения обязательств сторон. И если компаниям достаточно пригласить аудитора, то кто будет проверять правильность данных Минфина, пока не ясно. Вероятно, в ходе подготовки второго отчета это выяснится. На сегодня данные для сверки гарантировались честным словом сторон. Может, оттого было много путаницы, неточностей. Настолько много, что известная аудиторская компания ТОО Deloitte, проводившая сверку (за это ей заплатили из бюджета 12 млн долларов), подверглась обструкции со стороны коалиции НПО «Нефтяные доходы – под контроль общества!».

«Первый отчет по EITI четко показал принципиальные отличия систем учета и отчетности в компаниях и в органах Министерства финансов, а также аудиторской деятельности от общепринятых международных требований», – заявил представитель коалиции Юрий Криводанов. Коалиция отметила недостаточность работы, проведенной аудиторами, для выявления случаев, когда платежи, сделанные компаниями, не представлены в отчетах компаний и правительства. Есть и другие претензии: «По отчету видно, что компании платят меньше специальных платежей недропользователей, чем получает правительство, и платят больше налогов, чем получает правительство. Это достаточно странная ситуация, тем более Deloitte объясняет только разницу 1,7 млрд тенге и еще несколько миллионов, а остальные 5 млрд остаются необъяснимыми... Если принять не очень четкие объяснения аудиторов и внести коррективы в строки по социальному налогу, налогу на сверхприбыль, в таможенные платежи и отчисления в бюджет, разница возрастет с –1,1 до +4,7 млрд тенге. В то же время разница «по модулю» с 26 млрд тенге снизится до 8,4 млрд. Таким образом, разница составляет то ли 4,7, то ли 8,4, то ли 26,08 млрд тенге, и возможности для вольной трактовки сведений компаний и правительства, а значит, возможности для махинаций с этими данными или спекуляций заложены самим отчетом», – говорят в коалиции.

«Сверка должна быть более детальной, тщательной. В предварительных формах отчета имелся НДС, а в заключительных его не стало. Видимо, Deloitte из-за ограниченности времени некогда было разбираться», – отметила директор ОО «Формирование налоговой культуры» Наталья Янцен. По ее мнению, отчет должен быть в двух вариантах – полный и сокращенный, доступный для граждан: «То, что предоставили аудиторы, не соответствует ни первому, ни второму. Отчет слишком сырой и непрофессиональный».

Нет предела совершенству

Споры возникли и по другим вопросам. Горячая дискуссия не утихает вокруг предоставления отчета в агрегированной форме или отдельно по компаниям. Генеральный менеджер ExxonMobil Kazahstan Inc. Стивен Роуз высказался категорически против дезагрегированной отчетности: «Агрегированная отчетность отвечает основной задаче инициативы – раскрытию данных гражданскому обществу, что повысит уровень подотчетности. Требование о раскрытии информации не должно нарушать договорные обязательства, законы. Мы выступаем против принудительного раскрытия информации, СРП, других проектных соглашений». Его поддержал Узакбай Карабалин, заявив: «В настоящее время большинство компаний формируют и публикуют различные отчеты, как обязательные, так и добровольные, по различным аспектам своей деятельности. Естественно, что добровольная информация раскрывается компаниями в удобной для них форме. Любое заинтересованное лицо уже может воспользоваться такой информацией», – отметил президент НК КМГ.

Активисты гражданского общества так не считают, поскольку прежде всего информация о доходах и расходах государства должна быть полной и достоверной. И предложили во второй отчет включить расходы компаний на социальные объекты в регионах, на экологию, охрану труда и технику безопасности, коэффициент налоговой нагрузки. Но, подумав, обсудив, решили оставить эти блоки для других инициатив.

Однако одна мысль все же тревожила отдельных участников конференции. А именно: как сделать так, чтобы и в инициативе прозрачности Казахстан стал лидером. Пока ярким примером считается Монголия, предоставившая подробный отчет и всерьез взявшаяся за коррупцию. Выход предложил представитель международного секретариата EITI Рэндал Фишер: «Если хотите быть лидерами, то надо проявить политическую волю и сделать первыми то, что никто еще не делал. Можно более подробно сказать о натурной нефти, которая поступает государству, в частности, где происходит ее монетизация».

В итоге было решено, что нужно разработать новую редакцию меморандума о взаимопонимании по реализации ИПДДО. Также в резолюцию вошел пункт об обеспечении присоединения к EITI всех добывающих компаний в Казахстане.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики