Горький привкус сахарных квот

Правительство Казахстана вводит квоты на импорт белого сахара в страну. Эта мера ставит в привилегированное положение казахстанские сахарные заводы, но не решает главную проблему – обеспечение продовольственной безопасности страны

Горький привкус сахарных квот

Официальное объяснение необходимости введения квоты («в целях стимулирования и поддержки отечественных сельхозтоваропроизводителей в данной отрасли, а также в качестве защитных мер внутреннего рынка») вызывает недоумение. В Министерстве сельского хозяйства утверждают, что «защита внутреннего рынка от демпинговой импортной экспансии позволит казахстанским сахарным заводам наладить рентабельное производство, возродить производство сахарной свеклы». Но если производитель не может конкурировать с импортом в условиях рыночной экономики, то, прежде чем вводить какие-либо ограничения, нужно выяснить причины неконкурентоспособности.

Возможно, есть объективные факторы. Но есть и субъективные – высокая налоговая нагрузка, административные барьеры и коррупция, высокая стоимость сырья и энергоносителей. С субъективными факторами бороться путем введения квот – занятие бессмысленное. В этом случае значительно больше пользы принесет выращивание чиновниками, например, рассады сахарной свеклы на подоконниках своих служебных кабинетов.

По ком звонит колокол

Ограничения на импорт белого сахара власти объясняют благими намерениями: дескать, временный запрет на его ввоз поможет местным производителям нарастить перерабатывающие мощности. Особенно упирают на демпинг со стороны российских поставщиков. Однако, по оценкам российского Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), за 11 месяцев прошлого года Казахстан импортировал из России всего 93,5 тыс. тонн сахара. При этом ежегодное потребление в стране превышает 400 тыс. тонн, а из свеклы в Казахстане производится лишь 20–30 тыс. тонн сахара в год. Недостающие объемы приходятся на импорт полуфабриката (тростникового сахара-сырца) и импорт готового продукта (сахара белого).

Речь должна идти не столько о защите от импорта белого сахара из России, сколько о возрождении отечественного свекловодства

Крупные потребители белого сахара от вводимых ограничений не пострадают. Так, по словам Ларисы Константиниди, заместителя генерального директора по правовому вопросу АО «Конфеты Караганды» и президента Ассоциации кондитеров Казахстана, «поскольку правительство позаботилось и учло наши интересы, я полагаю, что сам факт введения квот на стоимости нашей продукции отразиться не может. Другие какие-то сопутствующие обстоятельства, какие-то общие положения, нам с вами хорошо известные, ситуация на международном рынке и т.д., могут отразиться, но только не введение квот на импорт. Квота введена с целью защиты наших интересов, нам оставили те объемы, в которых мы нуждаемся, и разрешили импортировать сахар беспошлинно». С ней согласен и коммерческий директор АО «Баян Сулу» Александр Пыльский: «У нашей компании квоты, которые выделило государство. Поэтому на нашей деятельности этот процесс не скажется».

Зато ограничительные меры могут ударить по населению, а также малым и средним кондитерским предприятиям. Конечно, мелкие фабрики приобретают сахар в очень незначительных количествах по сравнению с крупными компаниями, но тем не менее они также являются отечественными производителями. Ссылка властей на то, что сахаропроизводители подписали с правительством меморандум о том, что они обязуются сдерживать рост цен на сахар, оптимизма не добавляет. Во-первых, не указывается уровень сдерживания, а во-вторых, подобный меморандум правительство в начале 2006 года уже подписывало с основными игроками топливного рынка, но цены на ГСМ после недолгого затишья вновь поползли вверх. Практически все представители правительства и заинтересованные предприниматели оказались на редкость единодушны в своих прогнозах: роста цен на сахар не избежать, но это станет благом для экономики.

В ИКАРе полагают, что «в результате запрета на импорт сахара действующие на рынке Казахстана операторы станут еще более монопольными и их маржа еще больше увеличится». Действительно, сейчас на рынке производства белого сахара отмечается тенденция к монополизации рынка. Ведущий казахстанский холдинг по производству и реализации сахара «Азия Сахар» (контролирует Меркенский и Алакольский сахарные заводы в Казахстане, заводы АО «Кошой» и АО «Бакай» в Кыргызстане, торговая сеть охватывает Казахстан и крупные города Сибири и Урала) готовится поглотить такого игрока, как ТОО «Сахарный центр» (в его активах 4 сахарных завода). Это позволит холдингу занять более 90% рынка сахара в стране.

Вывод ИКАРа разделяет президент Алматинской ассоциации предпринимателей Виктор Ямбаев, заметивший: «Это чисто протекционистская мера! Все квоты вводили и вводят для аффилированных структур, то есть для “своих”». Вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана Тимур Назханов придерживается схожей позиции: «Правительство должно было предпринимать упредительные меры, а не ставить сейчас барьеры для предпринимателей. Сахар от этого не станет дешевле... Ситуация усугубляется тем, что у нас продается “Сахарный центр” и появляется монополист. Выкупает его еще одна сахарная структура. И понятно, что монополист будет диктовать цену... Чтобы повысить производство в нашей стране, надо создавать условия для производства, а они не создаются. В условиях кризиса ликвидности сегодня получать кредиты для развития производства нереально. Счастливчики, которым удалось получить кредит на развитие производства, получают их под 18–20%. В этих условиях закрывать рынки и думать, что наши производители пошевелятся и появятся новые заводы, значит уподобиться прячущему голову в песок страусу».

Совершенно непонятно, как может страна достичь долгосрочных благих целей с помощью полугодовых запретов. Заработать на этом могут лишь отдельные компании (путем краткосрочной спекуляции) и чиновники (поскольку будут распределять принятую квоту между предприятиями, которые имеют контракты на поставку сахара, «с тем чтобы они не понесли штрафные санкции»). Участники рынка, опрошенные «Экспертом Казахстан», утверждают, что после введения квот в наиболее выигрышном положении окажется АО «Азия Сахар». К сожалению, получить какие-либо комментарии от руководства акционерного общества к моменту сдачи статьи в набор не удалось.

Что имеем?

Другое желание Минсельхоза – «защищая внутренний рынок от демпинговой импортной экспансии» временными квотами, всего за полгода(!) помочь казахстанским сахарным заводам наладить рентабельное производство и «возродить производство сахарной свеклы» – очень напоминает ненаучную фантастику.

За последние пять лет в аграрный сектор республики направлено более 200 млрд тенге бюджетных средств, 800 млрд частных инвестиций, принимаются различные программы развития сельского хозяйства. Однако, судя по результатам, деньги уходят в песок. Так, в 2005 году завершена трехлетняя Государственная агропродовольственная программа, утвержденная указом президента РК от 5 июня 2002 года. Но ее реализация прорыва в развитии сельского хозяйства страны не принесла. Большинство сельхозпроизводителей из-за непрозрачности схемы выделения средств не получили предусмотренных программой субсидий. Немалые средства были вложены и в проводившуюся правительством Казахстана программу импортозамещения, распространявшуюся и на пищевую промышленность. Итог тот же: деньги «освоены», программа провалена, спросить не с кого.

 При плановом хозяйстве советского времени государство ориентировало колхозы и совхозы на увеличение посевных площадей свеклы, отводя ей в ущерб другим культурам лучшие земли. Годы независимости, напротив, нанесли серьезный урон выращиванию сахарной свеклы: если в 1987 году посевные площади составляли 56 тыс. га, то в 2006-м лишь 14,4 тыс. Соответственно, сократился и валовый сбор: с 1,77 млн тонн до 339 тыс. тонн.

Наиболее значительное сокращение посевных площадей под эту культуру – в 2,8 раза – произошло в последние 12 лет. При этом, несмотря на увеличение за этот период урожайности на 149,9 ц/га, свекловодство остается убыточным, о чем свидетельствует отрицательная рентабельность производства сахарной свеклы (см. график 1). И это понятно. Раздробленность посевных площадей, низкая насыщенность ею севооборотов, отсутствие стабильных сырьевых зон сахарных заводов снижает экономическую эффективность возделывания сахарной свеклы.

Следует отметить, что в самые урожайные годы – 1966 и 1981 – средняя урожайность составила 340 ц/га и 329 ц/га соответственно. Это говорит о реальности достижения самообеспечения страны по сахару при восстановлении государственных мер поддержки и увеличении посевных площадей под сахарную свеклу.

По мнению специалистов, одной из важных причин ухудшения состояния свекловодства является дефицит качественного семенного фонда (обеспеченность им свеклохозяйств республики составляет всего 1,5–2%), нехватка удобрений (по сравнению с 1995 годом их внесение на 1 га сократилось втрое), устаревшая сельхозтехника. Изношенность машинно-тракторного парка достигает 80%, при этом количество единиц свеклоуборочной техники сократилось с 577 в 1995 году до 170 в 2006-м. Износ основных фондов сахарных заводов превышает 60%.

Параметры отечественного свеклосахарного производства, которые и ранее были ниже показателей развитых сахаропроизводящих стран, продолжают ухудшаться. В частности, урожайность, расход условного топлива, расход известкового камня, производство сахара с 1 га отстают от мировых в среднем в 3,5 раза, потери сахарозы в производстве выше почти в 2 раза.

Нужны и свободные земельные площади под севообороты, чтобы земля могла отдыхать: практикой доказано, что при бессменном возделывании сахарной свеклы в течение 3 лет урожайность снижается на 60–90 ц/га, а в течение 8 лет – на 270–360 ц/га. Но где их взять? Раньше в Алма-Атинской и Джамбулской областях было 128 свеклосеющих колхозов и совхозов. Теперь на их месте – более 14 тыс. мелких и средних крестьянских хозяйств, в собственности которых – 5, 10, ну 50 гектаров земли. На таких площадях со свеклой не развернешься – значит себестоимость свекловичного сахара будет высокой.

Сейчас Минсельхоз разрабатывает программу развития производства сахарной свеклы и белого сахара на 2008–2010 годы, в которой предусматриваются меры по расширению посевных площадей сахарной свеклы, организации сети семеноводческих хозяйств, субсидированию минеральных удобрений, кредитованию техники и оборудования. Принято решение об увеличении субсидий крестьянам на выращивание сахарной свеклы с 11 тыс. до 50 тыс. тенге на гектар (по ценам прошлого года это составит примерно треть от общей затратности, связанной с выращиванием данного вида сельхозпродукции). Но результаты выполнения предыдущих подобных программ не дают уверенности в том, что очередная программа позволит кардинально изменить ситуацию.

Основные площади сахарной свеклы находятся в хозяйствах нынешних Алматинской и Жамбылской областей, теперь к ее производству пытаются привлечь крестьян Кызылординской, Южно-Казахстанской и других областей республики. Однако площади сахарной свеклы в этих регионах не превышают 300 га и, соответственно, в них низкая урожайность, а себестоимость в 2–2,5 раза выше, чем в основных свеклосеющих районах республики.

Кроме того, практика показывает, что руководители приватизированных сахарных заводов, перерабатывающих сахар-сырец, наращивая объемы его переработки, не проявляют особого интереса к стимулированию крестьян увеличивать производство свеклы (см. график 2). Так, если в 1995 году доля свекловичного сахара в общереспубликанском объеме произведенного сахара составляла 36,6%, то в 2006-м лишь 7,2% (в Европе – 25%). Весь остальной объем продукта получается путем переработки тростникового сахара-сырца, который в больших количествах завозится из Бразилии, Кубы, Аргентины. И это понятно. Например, при переработке тростникового сахара-сырца требуется втрое меньший штат работников, чем при переработке свеклы.

Таким образом, за годы независимости произошла практическая потеря этой отрасли сельскохозяйственного производства, и страна прочно «подсела» на импортный сахар, попав в продовольственную зависимость от зарубежных стран – производителей сахара-сырца. Тогда как обеспечение сырьевой независимости казахстанских сахарных заводов от импортеров сахара-сырца в частности и продовольственной безопасности страны в целом лежит в сфере увеличения собственного производства сахара из свеклы, а не в введении квот на импорт белого сахара.

Из шести стабильно функционирующих сахарных заводов за последние годы только на трех из них перерабатывали свеклу. Более того, из-за отсутствия сырья ряд свеклоперерабатывающих заводов не мог начать производственный сезон и элементарно простаивал. А ведь общая мощность сахарных заводов республики позволяет в сезон переработки осуществлять заготовку свеклы в объеме около 2,3 млн тонн, производя из нее около 280 тыс. тонн сахара (при максимальной потребности Казахстана в 600 тыс. тонн сахара в год). С учетом сырца отечественные заводы в состоянии вырабатывать порядка 790 тыс. тонн сахара.

Таким образом, речь должна идти не столько о защите от импорта белого сахара из России, сколько о возрождении отечественного свекловодства. Видимо, Минсельхозу не известно, что за время нахождения сахарного бизнеса Казахстана в зоне особого внимания Рахата Алиева производство сахара из этой сельскохозяйственной культуры постоянно сокращалось. Куда в то время смотрело правительство и, в частности, Минсельхоз? О ком они тогда радели?

Пока же складывается впечатление, что постановлением о введении квот правительство защищает не сахарную отрасль как таковую, а определенные промышленные группы, связанные с переработкой сахара (такие как компания «Азия Сахар», продукция которой сегодня дороже импортного белого сахара), а с ними и зарубежных производителей сахара-сырца. Получается, что нам придется потреблять дорогой как бы отечественный продукт из… бразильского тростника. Поддерживая лишь сахарные заводы и оставляя «на потом» развитие собственной сырьевой базы (свекловодство), страна может лишь усилить свою зависимость от поставок импортного сырья, но своей продовольственной безопасности не обеспечит. Таким образом, во главу угла надо ставить развитие отечественного свекловодства как базу для достижения рентабельности всей сахарной отрасли, а не ее отдельного фрагмента – сахарных заводов.

Безусловно, в сельском хозяйстве страны имеется много нерешенных проблем, которые препятствуют повышению рентабельности аграрного сектора. Для подъема сахарной отрасли необходимы долгосрочные комплексные системные меры, а не кавалерийские наскоки в виде введения временных квот на импорт. Подобные меры могут лишь в очередной раз продемонстрировать, что решения, принимаемые правительством для решения проблемы, обычно хуже самой пробле

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности